Мастер по изготовлению гармоней Айрат Харисов: «Нельзя сказать, что это дело не приносит денег»

На его гармонях играл легендарный Рустам Валиев, они до сих пор служат Татарскому государственному ансамблю песни и танца. Айрат Харисов – единственный в Татарстане и Башкортостане мастер, который вручную делает язычки для гармоней – детали, от которых зависит звук и мелодичность инструмента. Корреспондент ИА «Татар-информ» встретилась с мастером и узнала, чем отличаются гармони ручной работы от фабричных, есть ли у этого старинного ремесла будущее и как тальянку сделать национальным инструментом татар.

Айрат Харисов занимается изготовлением гармоней уже 30 лет. В юности увлекался рисованием, хотел стать художником, поэтому поступил на художественно-графический факультет Башкирского государственного педагогического университета. В 1989 году защитил дипломную работу на тему «Изготовление тальянки». Он не только исследовал принципы изготовления инструмента, но и осуществил знания на практике – сделал первую в своей жизни гармонь. В этой работе ему помог знаменитый мастер Зидияр Мухаяров. Айрат Харисов вспоминает своего учителя с большим уважением и благодарностью.

Айрат Харисов также занимается ремонтом, восстановлением старых инструментов. Но все же основная его деятельность – создавать новые гармони.

Айрат абый, для чего нужны гармони ручной работы? В чем их особенность?

Во-первых, на фабрике производство гармоней поставлено на конвейер и каждая часть инструмента изготавливается отдельным человеком. А мастер все делает сам, от начала до конца, и за свою работу он полностью отвечает сам. Во-вторых, на фабрике язычки гармони изготавливаются методом штамповки, а вручную ты определяешь расстояние между язычками сам, от этого расстояния, толщины язычка и материала зависит многое. На фабрике язычки делают из стали, а мастер использует латунь, она мягче, поэтому обрабатывать ее легче, и звук выходит приятней. Звучание гармони зависит от того, как изготовлены ее язычки.

И, конечно, гармони ручной работы особенные, потому что каждый инструмент получается уникальным. В них вложено тепло рук мастера, они сделаны со всей душой.

В Татарстане, Башкортостане есть подобные вам мастера?

Мастера есть, но нет таких, которые сами делают язычки. Используют готовые, купленные на фабрике. Одно могу сказать точно – ни в Татарстане, ни в Башкортостане больше нет мастеров по изготовлению язычков для гармоней. За этой деталью ко мне приезжают из Кирова, Самары.

Значит, ваши гармони знают и в других регионах?

Да, заказы бывают также из других стран, например из Казахстана. Вот недавно человек из Сибири попросил сделать гармонь с грифом под левую руку, правая рука у него травмирована, но желание играть на гармони у него не пропало.

В мастерской Харисова мы познакомились также с его помощником Алмазом Салаховым. Молодой человек пришел год назад, чтобы заказать гармонь, заинтересовался и решил научиться у мастера тонкостям его ремесла. Айрат абый очень доволен своим учеником, постоянно хвалит его. Показал нам тетрадь Алмаза, куда тот записывает свои наблюдения, иллюстрируя их фотографиями.


Айрат абый, значит, вы не только изготавливаете гармони, но еще и обучаете этому делу других?

Да, я рад, что даже в наше время есть люди, кому это ремесло интересно. Мои двери открыты для всех желающих вникнуть в секреты изготовления этого инструмента, я всегда готов обучать молодых. Ведь моя цель не просто приехать в Казань и делать здесь гармони, но и передать свои знания, чтобы это ремесло сохранилось, жило здесь и в будущем. В Башкортостане 7 лет в школе искусств руководил детским ансамблем, научил детей играть на изготовленных мной гармонях, вместе участвовали в конкурсах, объездили разные города. Среди желающих приобрести гармонь есть и молодые, значит, есть надежда, что мелодии гармони будут жить еще долго.

За какую цену продаете ваши гармони?

Стоимость инструмента начинается от 50–60 тысяч рублей. Нельзя сказать, что это дело не приносит денег, но все же мне кажется, что ремесло по изготовлению гармоней – это больше для души. Я никогда не заставляю себя идти на работу, каждый день в свою мастерскую прихожу с большим желанием. Приду вечером домой, проснусь утром – в мыслях у меня всегда гармонь, видимо, это уже своеобразная болезнь.

А сами любите по вечерам играть на гармони?

Чтобы по вечерам сидеть с гармошкой, у меня ведь нет своего инструмента, получается, я сапожник без сапог. Каждую готовую гармонь я отдаю заказчику, а для себя пока не сделал. Когда-то сделал гармонь отцу, папы уже нет в живых, его гармонь хранится как память. Однажды был на выставке в Москве, этот инструмент увидел актер Николай Губенко и хотел его у меня купить. Я, конечно, отказался – как же я продам отцовскую гармонь, это ведь его память.

Айрат Харисов в основном делает тальянки. Мы с ним поговорили также о том, насколько «тальян гармун» необходим и дорог татарскому народу.

Айрат абый, у башкирского народа национальным музыкальным инструментом считается курай, а можно ли тальянку назвать национальным музыкальным инструментом татар?

Конечно, татарскому народу хочется видеть тальянку своим национальным инструментом, потому что тальянка лучше других подходит для исполнения татарских мелодий, они звучат более чувственно, меланхолично. В Башкортостане для популяризации курая ведется очень большая работа, а в Татарстане, к сожалению, этого нет. В Башкортостане и в школах, и в консерватории есть классы курая, а в Татарстане нет даже уроков по игре на тальянке. Надо также отметить, что в Татарстане большинство играет на двухрядной хромке или баяне. Эти инструменты выпускают массово на фабрике. Играть на баяне учат в музыкальных школах, а для желающих играть на тальянке такой возможности нет. Поэтому редко кто из музыкантов сейчас владеет техникой игры на тальянке, тут нужны учителя-энтузиасты, и молодежь, которая интересуется, хочет обучиться этому. Еще в 60–80-х годах существовала традиция – гармонисты выходили с тальянкой на улицу, и вся деревня слушала, но уже в 90-х годах это стало редким явлением. Молодое поколение больше интересуется другими инструментами – гитарой, синтезатором, в ее жизни появились телевизор, интернет, телефон.

Что надо сделать, чтобы тальян гармун стал таким же престижным инструментом, как курай в Башкортостане?

Чтобы тальян поднять до уровня национального инструмента, недостаточно усилий только одного человека. Например, по телевизору на всех каналах учат готовить, и о гармони ведь можно было бы делать очень красивые передачи. Исполнители могли бы чаще петь под тальян. У нас, аккомпанируя себе тальянками Зидияра абый (Мухаярова – Ред.), выступает Фан Валиахметов. Айдар Файзрахманов пропагандирует пение под тальянку. Чтобы поднять этот инструмент до национального уровня, как курай в Башкортостане, нужно приложить очень много усилий.

Некоторые исполнители считают, что сегодня народу не нужны грустные, мелодичные песни. Чем громче – тем лучше. Вы согласны?

Как же так, песни не должны быть без души. Я с этим мнением никак не могу согласиться. Сказать, что мелодичные, душевные песни не нужны народу, может только человек, который сам петь не умеет. Песня должна быть такой, чтобы затрагивала самые тонкие струны.