Города будущего: Три идеи от финалистов первой архбиеннале в Иннополисе

Финалисты Первой российской молодежной архитектурной биеннале рассказали ИА «Татар-информ», как они видят города будущего, в которых сами хотели бы жить.

С 12 по 14 октября в Иннополисе проходила Первая российская молодежная архитектнурная биеннале. Перед участниками стояла задача спроектировать жилые комплексы, в которых они сами хотели бы жить. Корреспонденты ИА «Татар-информ» поговорили с участниками конкурса об их работах, настоящем и будущем архитектуры.

Как благоустроенные дворы могут поменять социальную среду

Архитекторы из Нижнего Новгорода в своем проекте решили сделать акцент не на фасаде здания или благоустройстве территории, а на социальную среду. На макете, который презентовал Кирилл Пернаткин, по периметру размещены 4 дома, соединенных между собой мостом. Внешне комплекс не слишком отличается от привычных новостроек, однако в нем предусмотрены некоторые решения, принципиально отличающие его от других.

«Если вы обращаете внимание на то, в каком состоянии находятся дворовые сообщества — их, по сути нет, потому что у нас нет для этого среды. Мы решили сделать такой эксперимент, акцентировать в проекте внимание на дворовую территорию, потому что сейчас дворовые территории у нас забиты парковками, стихийными, на газонах машины, места не хватает. Если места дофига, то оно, как правило, никем не используется, там грязь и бесхозные территории. Поэтому мы выделили здесь две среды — типичную городскую среду, движение автомобилей, благоустройство без газонов, велосипедную дорожку сделали. И второе — это дворовые пространства и максимально их разорвали», — рассказал молодой архитектор.

Для этого проектировщики приподняли дворовые территории на 6 метров над уровнем пешеходной городской территории. Проект предусматривает парковки для каждого дома, чтобы не устраивать «парковочные войны» во дворах среди жителей.

«При этом на верхний уровень доступа машин, кроме въезда спецмашин на случай пожара, — нет. В принципе, у нас в практике случались дворы без машин, когда заказчик хотел. Но, как правило, все ограничивается тем, что устанавливаются парковочные столбики, еще что-то, но для русского человека это не преграда. Если хочешь поставить машину под окном или возле дома, он ее поставит, и с этим ничего не сделаешь. А вот на 6 метров ее поднять физически ему уже будет тяжело. Мы надеемся на то, что идея разнесения двух пространств: городского и приватного, должна сработать», — добавил Пернаткин.

Все 4 двора комплекса объединены мостом, куда из дворов вынесли спортивные площадки. Всего эта территория имеет площадь в 1,7 га.

«Чтобы их подчеркнуть, мы сделали кирпичный фасад изнутри, городские материалы снаружи. Все балконы смотрят у нас внутрь. Мы не делаем эти балконы в 1,2 м или 1,4 м. На самом деле, это же место поставить велосипед, захламить его, выйти покурить зимой. Поэтому делаем нормальные 2-метровые балконы со съемным остеклением, как в Финляндии, то есть ты просто вешаешь на зиму, чтобы его не запорошило снегом. А летом у тебя полноценная веранда — в этом смысл балкона. Поэтому она должна выходить во двор, а не на улицу», — заметил финалист биеннале.

Еще одна тенденция, реализованная в проекте, — городская агрокультура. Так, все квартиры на первых этажах имеют собственные небольшие огороды, отделенные не забором, повышением уровня на 8 см.

«А на крышах разместились теплицы, причем с такой гипотетической возможностью вывода в теплице воздуха из вентиляции, потому что мы дышим, обогащенный кислородом воздух выбрасываем в атмосферу, а сейчас его можно выбрасывать в теплицу — как раз то, что существует в растениях. В принципе это существует в теории и практике. Поэтому, может быть, для конкурсного проекта это приемлемое решение», — отметил архитектор.

Тем не менее, Пернаткин заметил, что на практике это не так просто осуществить. «Тем легче проектировать, чем больше ограничений», — подытожил Пернаткин.

Дом, реагирующий на психотип обитателя

Несмотря на то, что участники биеннале были вольны обращаться к абсолютно любым формам и стилям, в большинстве работ явно отслеживались футуристические мотивы. Так, работа московского архитектора Рубена Аракеляна, издалека напоминала сооружения, которые могут построить разве что на Марсе. На сам же деле, это — жилые капсулы, которые могут собираться в несколько этажей.

По словам архитектора, его команда решила переосмыслить задачу конкурса и «увидеть будущее».

«Поэтому высказались на тему такого саморазвивающегося города, где в основе лежит жилая ячейка. Жилая ячейка становится гаджетом. Этот гаджет реагирует на психотип обитателя, его пожелания, на его модель мышления и жизни. Если человек интроверт, то капсула живет в ландшафте природы, парке. Если человек экстраверт, то живет в городской среде наверху», — рассказал он.

При этом в будущем, когда станут доступны новые технологии (как передвижение на воздушной подушке), эти капсулы смогут менять свою локацию. Так, если человек был интровертом, но со временем поменял психотип на экстраверта, то он сможете «вылететь» из небоскреба и переселиться в ландшафт.

«При этом мы хотим ландшафт сделать нетронутым. Это такая история городских холмов, парков, где есть разные природные события, вода, река, озеро, горы, водопады. Нетронутый ландшафт природы, где обитает человек, живет в таких ячейках. В городской среде мы думали зарыть все общественные функции, такие, как офисы, библиотеки, медиатеки. Тем самым получается такая саморазвивающаяся среда, которая реагирует на психотип обитателя», — продолжил молодой архитектор.

В ближайшие месяцы архитекторы планируют распечатать одну капсулу на 3D-принтере. Как признался Аракелян, в будущем, когда технологии «догонят» их идею, проект можно будет реализовать. Но произойдет это нескоро. Работа архитектурного бюро Wall на конкурсе удостоилось специального упоминания жюри, за способность спрогнозировать и заглянуть в будущее.

Пространственные решения родом из Средневековья

Однако не стоит полагать, что финалисты делали свои проекты только с расчетом на будущие технологии. Так, финалист Первой российской молодежной архитектурной биеннале Тимур Степанов спроектировал комплекс с пространственными решениями средневековых городов. Проект состоит из нескольких домов, выполненных в красно-желтой гамме, вся территория условно разделена на две зоны.

Особенностью проекта казанского архитектора является наличие развитой общественной функции в центре жилого комплекса.

«Это наша своеобразная отсылка к пространственным решениям средневековых и ренессансных городов, когда в объеме плотной и смешанной застройки перед обывателем внезапно возникает общественная площадь, пространство с ярко выраженными доминантами в виде часовень, церквей, соборов. В нашем случае здесь речь идет о двух площадях, перетекающих друг в друга», — рассказал молодой архитектор.

Одна зона — тихая, в ней есть водоем, который в зимнее время может превратиться в каток. Вторая площадь — это активная зона, которая представлена амфитеатром, расположенным в ней театром искусства, выставочным павильоном, уличной сценой, интерактивной игровой и спортивной зоной.

«Это квартальная застройка, мы считаем это комфортной застройкой для жилья», — оценил свой проект Степанов.

Главный архитектурный тренд — создание комфортной и счастливой жизни в городе

Перед участниками стояла задача сделать города, в которых сами хотели бы поселиться. Член жюри биеннале, главный архитектор бюро UNK project Юлий Борисов в беседе с ИА «Татар-информ» отметил, что главный архитектурный тренд — создание комфортной и счастливой жизни в городе.

«То, что мы видим — это не совсем архитектура. Это не только про дороги, дома, деревья и асфальт. Мы говорим о том, что надо поднять качество среды. Мы не говорим, как лучше сделать дом, мы говорим, как сделать лучше жизнь людей», — прокомментировал Юлий Борисов работы участников биеннале.

Основатель UNK project поделился, что для него лично жизнь в городе дает возможности найти хорошее место работы, сходить в театр, знать, что его дети в безопасности и ходят в хорошую школу.

Юлий Борисов подчеркнул, что люди любят жить в городах, потому что у них есть возможность реализоваться. Задачи конкурса как раз в том, чтобы сделать среду, чтобы люди могли себя раскрыть, поскольку, когда люди раскрываются, повышается уровень самого города, его конкуренция с другими городами или стран с другими странами.

Также высоко оценила работы участников Советник Президента РТ Наталия Фишман.

«Если у одних есть очевидное желание формировать среду, а у других — слышать эти идеи и помогать воплощать их в реальность, тогда есть действительно большая перспектива сформировать и построить те города, в которых нам всем захочется жить», — подчеркнула Наталья Фишман.

Те идеи, которые заложены в проектах, реально воплотить в жизнь, уверена она. И отметила для республики важные решения про планировку внутри фронта квартала, высотность и разную типологию жилья в рамках одной территории. Кроме того, Наталья Фишман отметила, что Президенту РТ особенно понравился новый подход к крышам, их различные конфигурации. Предложенные решения не только красивые и формируют ландшафт, но и, с эксплуатационной точки зрения, лучше, чем привычная плоская крыша.

Несмотря на современные решения, Наталья Фишман считает, что наследие необходимо максимально сохранять, и к любому историческому зданию должно быть такое же отношение, как к памятнику архитектуры. Кроме того, это должно быть практично и приспособлено к современной жизни.

«Прелесть города возникает, как мне видится, на контрасте среды и акцента, истории и современности, это есть то, что формирует разнообразную и интересную ткань, когда пространство находится в диалоге с жизнью, формирует ее и откликается на ее запрос», — отметила помощник Президента Татарстана.

Напомним, победители конкурса получат возможность участвовать в строительных проектах в Татарстане.