«В реанимациях наших госпиталей нет привитых пациентов. Нет ни одного»

Тележурналист Михаил Любимов последние несколько недель вживую наблюдает как Татарстан захлестнула третья волна коронавируса.

В своей авторской колонке, написанной специально для Sntat, делится размышлениями, чем грозит нам всем увлечение диванных войск конспирологией, чем опасна «Дельта» и подсчеты антител.

 

«События лета 2021 года это неточная копия событий лета 2020-ого»

 

За последние две недели самые крупные госпитали республики предоставили мне самую крупную пищу для размышлений, я побывал в госпиталях казанской РКБ, 7 горбольницы, в челнинских Пятой, Инфекционной и в госпитале Альметьевска. Жарко...

 

Личное мнение оставим на потом, а сейчас только факты. Госпитали живут в режиме дежавю — события поразительно напоминают май, июнь, июль прошлого года — все тот же «аншлаг», все те очереди на госпитализацию и все то же ощущение меркнущего в конце тоннеля тонкого проблеска света.

С небольшим, но существенным дополнением: события лета 2021 года это неточная копия событий лета 2020-ого. В неточности этой копии и кроется вся сложность положения. Врачи не генетики, они не могут и не вправе иногда называть вещи своими именами, но нет никаких сомнений теперь у медперсонала, что Дельта — название этой вещи. Дельта (индийский штамм) — неточная копия первого, уханьского коронавируса. Словно не просто зеркальное, а еще и искаженное отражение, заставляющее наши госпитали существовать сегодня в причудливом Зазеркалье со своими законами биологии и медицины.

«Люди умирают без коморбида»

Вот факты:

-       Более стремительное течение болезни. От КТ 1 до КТ 4 — зачастую лишь пара дней, а порой и меньше. Если раньше опытный врач с опасением ждал дня 11-ого, на который обычно и приходились осложнения у пациентов, то сегодня этот врач лишен всякой почвы для прогнозирования и выстраивания какой-то стратегии лечения.

-       Ситуацию усугубляет тот факт, что «ответ» на терапию снижается. Простыми словами, проверенные казалось лекарства работают все хуже и хуже, работают эффективно лишь при увеличении стандартных доз, либо не работают вовсе (чуть ниже я приведу мнение медицинского сообщества касательно того, почему это может происходить).

-       В госпиталях все больше пациентов среднего возраста. И все больше совсем молодых. Я испытывал новые ощущения в красных зонах, наблюдая за тем, как там борются за жизнь люди младше меня (мне 46). В челнинских госпиталях я практически не видел стариков. «Люди умирают без коморбида» - говорят врачи. То есть, вирус уносит людей без особых серьезных болячек, хронических заболеваний, патологий вроде ожирения, сахарного дабета, проблем с сердцем и тп. Новое — не в самом этом факте, новое — в факте столь широкого распространения таких случаев.

«Клавиатурная храбрость — не бесстрашие, а влиятельно всегда только самое заурядное»

На любой сложный вопрос всегда есть простой и неправильный ответ. Воинствующее невежество выберет этот ответ в ста случаях из ста. Оно предложит самую страшную, самую привлекательную и вместе с тем отталкивающую, но никогда не самую вероятную версию происходящих событий. 90% жителей страны не способны справиться с задачками по биологии даже за 5 класс, но с оттенком обреченной усталости вполне способны судить о вещах более высокого порядка.

Почему, например, существуют эпидемии? Коллективный «ефрейтор Святкин» (герой в исполнении Леонида Быкова в советском художественном фильме «Аты-баты, шли солдаты…» - ред.) давно расстрелял все танки в этом вопросе, еще на заре ковидных времен - «потому что это кому-то выгодно». Почему государство так настойчиво пытается нас вакцинировать? Святкин, хитро прищуриваясь, подается вперед всем телом и не торопясь произносит: «Ну а сам-то как думаешь? Уж не ради нашего блага такая заваруха по всей стране идет, а?». От ефрейтора до фельдмаршала — при должной хватке и при современных возможностях влияния на толпу — недалекий путь.

Да простят меня мои сограждане, я выбрал не лучшего героя для иллюстрации воинствующего невежества. Киношный ефрейтор Святкин — образец патриота, человек, жертвующий собой ради великой цели. И мне жутко даже представить себе, много ли таких патриотов мы наберем, если дойдет когда-то до реальных окопов на реальной войне. Современное воинствующее невежество воюет в глубоком тылу, за спинами своих желчных полчищ, воюет не рискуя ничем — ни жизнью, ни даже репутацией (по причине отсутствия таковой). Клавиатурная храбрость — не бесстрашие, а влиятельно всегда только самое заурядное.

Говорят, если относиться к этим химерам с позиции писателя и всякий раз заставлять себя восхищаться изобретательностью конспирологов, представляя себе, что из этого скороспелого бульона вышел бы неплохой фантастический роман, то вполне можно и не поседеть раньше времени. Но вот у меня лично так не выходит. Не выходит отчасти, наверное, потому, что я лишен необходимости составлять в своей голове пазл из имеющихся в наличии лишь трех-четырех кусков головоломки. У меня таких кусков уже не менее трех десятков и мне несложно отделить фантазии от реальности.

«Дельта» — все тот же налетчик, но это более хитрый и коварный налетчик»

Что же такое эта «Дельта»? Это более «тяжелый» вирус? У него более острые зубы, он стал более агрессивным? И да, и нет. Вот критически важный для понимания момент:

«Дельта» — все тот же налетчик, все с тем же почерком. Но это более хитрый и коварный налетчик.

После проникновения в клетку «Дельта» не растворяет её, а, размножаясь и находясь под защитой клеточной мембраны, «роет» ходы в соседние клетки. Процесс идёт незаметно для антител, и когда миллионы точных и неточных копий вируса разрывают мембрану, перед антителами встаёт целая армия, которой подчас просто нечего противопоставить - антител теперь катастрофически не хватает. В том числе и поэтому сегодня и врачи, и учёные настойчиво рекомендуют нам «буст» антител – «Дельту» нельзя вообще пускать в дом, этого налетчика нужно уничтожать ещё на входе, иначе он вынесет всё.

Зная это, нам легче понять логику тех событий, что происходят в госпиталях. Нам легче понять, почему с болезнью теперь не справляется даже крепкий и молодой иммунитет, почему лекарств для борьбы с осложнениями нужно как минимум вдвое больше. Нам легче понять и логику действий государства, которое к нашему счастью консультируют не шоумены, а лучшие теоретики и практики в своей области. И вот он — вопрос, которым мы задавались в начале: «Почему же государство так настойчиво пытается нас вакцинировать?». Даже тех, кто переболел. Даже тех, кто привился уже в начале этого года. Конспирология и «коллективный Святкин» придумывают захватывающие истории, вот только их неминуемо портят факты.

«Тесты на антитела – весьма прибыльная коммерческая деятельность»

Вакцины дают нам хороший уровень антител к S белку, это тот самый ключик, которым вирус-налетчик взламывает наши клетки. Если у вас достаточно этих антител, вы можете надеяться, что организм не пустит налетчика внутрь - это критически важный момент. Если ваш титр кажется вам достаточным для этого, не стоит обольщаться - вы ничего не знаете об этом даже если вас в этом убеждают необходимые тесты. Тесты на антитела – весьма прибыльная коммерческая деятельность, имеющая не самое прямое отношения к науке. Если вы переболели полгода назад и более и имеете на руках кажущийся вам «высокий титр», вы конечно можете доказать себе и всему миру, что вакцинация вам не нужна; коронавирусу вы это всё равно не докажете. Возможно, вам лично и повезет. Но в масштабах страны или мира подобное поведение — большая ошибка.

В реанимациях наших госпиталей нет привитых пациентов. Нет ни одного. И не было. И надеюсь не будет. Подобное возможно в принципе, поскольку любая вакцина не имеет 100%-ной эффективности и всегда будут люди без иммунного ответа. Но пока я не встречал привитых даже среди среднетяжелых больных. «Знакомая медсестра», этот персонаж, живущий где-то совсем рядом, но всегда на приличном отдалении, имеет другое «мнение» и даже парочку жутких историй, но это мнение не подтверждается фактами — в огромном массиве данных, собранных по всему миру, мы не видим даже намека на неэффективность и небезопасность того же российского «Спутника». Привитые не болеют тяжело. Привитые не умирают от ковида. Если у вас иное мнение, то вы должны учитывать, что экстраординарные заявления требуют экстраординарных доказательств.

«Конспирология, примитивизм, простые ответы на сложные вопросы — самоубийство»

Так вот, возвращаясь к антителам. Мы не знаем, откуда взялся этот срок в 6-9 месяцев между перенесенной болезнью и вакцинацией, очевидно, что это «средняя температура по больнице», простите за каламбур, а больница эта сегодня — весь земной шар. Но мы знаем главное — рекомендации пишутся кровью, которую мы к счастью (или к сожалению) не видим.

Необходимость поддержания не просто достаточного, а более высокого, чем обычно титра антител — надпись алыми буквами над горизонтом вашего будущего. Нам надо слушать, а не слышать. Нам надо знать, а не выдумывать. Конспирология, примитивизм, простые ответы на сложные вопросы — самоубийство.

Да, у нас еще слишком много вопросов, остающихся без ответа. Я буду стараться искать ответы на них, в том числе и на страницах этого издания, редакция которого любезно предложила мне сотрудничество. Мне нравится эта идея — в интернете сегодня работают не покладая рук только самые «альтернативно одаренные» люди. Рационализм, знания, здравый смысл осмеяны и демонизированы. Нам нужен не коллективный иммунитет, нам нужен коллективный разум. Тогда и иммунитет будет. Пока же общество не желает прикладывать никаких усилий — ни умственных, ни физических. И это пиковая драма. Уж полночь близится, а разума все нет...

Михаил Любимов