Булат Фаттахов о съемках в «Своей игре»: Даже нашел какие-то таблетки для стимулирования интеллектуальной деятельности, но эффекта не почувствовал

Участник шоу рассказал ИА «Татар-информ», как попасть на проект и что на самом деле происходит на игре.

Уроженец Казани Булат Фаттахов, несколько раз представлявший республику в телепередаче «Своя игра», рассказал корреспонденту ИА «Татар-информ» о том, как стать участником популярной ТВ-игры, что на самом деле происходит по ту сторону экрана, а также каким образом татарский язык помогает ему жизни в Европе.

Булат Фаттахов получил образование в лицее им. Н. И. Лобачевского при Казанском федеральном университете. Далее он окончил физический факультет КФУ и аспирантуру в КНИТУ-КАИ им. Туполева. В 2013 году он получил предложение от друга попробовать свои силы в «Своей игре», после чего Булат уже несколько раз появился на экране в качестве участника российской телевизионной викторины «Своя игра». В настоящее время он проживает в Риге, где работает программистом в международной компании.

Булат, помните тот день, когда вы решились принять участие в «Своей игре»?

— Такого отдельного момента не было, более того, я сам не принимал решения участвовать. Мне предложили, и я сказал: почему бы и нет? Вообще надо понимать, как устроена вся эта система игр «Своя игра», «Что? Где? Когда?» и «Брейн-ринг». Есть верхушка айсберга — это то, что показывается по телевизору, а есть еще такая спортивная составляющая, то, что играется во всем русскоязычном мире вне камеры. Те люди, которые играют в телевизоре, потом еще и в этих играх принимают участие. Соответственно и участники телевизионных игр каким-то образом пополняются из этого пласта, «спортивной тусовки», так скажем. Меня, например, позвал товарищ Тимур Кафиатуллин, он тоже игрок. А я тогда как раз жил в Москве и сразу согласился.

Получается, чтобы попасть на игру, нужно до этого поучаствовать в нетелевизионных играх?

— Есть несколько путей: можно не участвовать во всех этих дополнительных играх, а просто оставить заявку на сайте. Там нужно заполнить анкету, ответить на вопросы про себя, рассказать, что умеешь и знаешь, а потом тебя приглашают на отбор. На отборе происходит примерно то же самое, что и в телевизоре, только без камеры. Там есть редактор, который задает вопросы, проверяет общую эрудицию. Если тебя выбирают, то ты уже находишься в пуле потенциальных участников. Далее уже решается жребием, когда ты будешь играть в телевизионной «Своей игре».

Ваши впечатления, когда узнали, что будете участвовать в телевизионной игре?

— Я узнал примерно за полтора месяца до самих съемок игры. Тогда решил, что надо как-то подготовиться, хотя перед смертью не надышишься. Подумал, что просто сидеть и читать уже поздно. Даже нашел какие-то таблетки для стимулирования интеллектуальной деятельности, но эффекта от них не почувствовал. В общем, практически никак не готовился. Это очень здорово, на самом деле. Все мы, и, наверное, многие из моего поколения, кто играет в спортивный вариант игры, выросли на «Своей игре». Сколько себя помню, всегда по телевизору ее показывали, а тут появилась возможность оказаться внутри всего этого.

Как можно подготовиться к игре?

— Лучшая подготовка — это пересмотреть миллион предыдущих серий, наверное, это будет самое полезное, чем сидеть и читать Википедию. Я думаю, больше поможет такой формат воспроизвести дома. Быть умным перед телевизором очень просто. Хотя я специально планомерно посмотрел не очень много передач. Точечно к «Своей игре» подготовиться довольно сложно. Это не очень работает, потому что слишком много тем, по которым нужно готовиться. Просто нужна какая-то общая любознательность. А для того, чтобы успешно играть, недостаточно одной эрудиции, нужна еще скорость реакции и умение не просто держать в голове большое количество фактов, а быстро ими оперировать. На самой игре происходит некий быстрый анализ. И кто делает его быстрее, у кого больше количество информации в "оперативной памяти", тот, наверное, и побеждает. То есть реакция тоже немаловажна.

Реакция, наверное, необходима и чтобы быстрее соперника нажать на кнопку?

— Да, игра технически довольно сложно устроена. Есть некоторые вещи, которые из зала не видно, но при этом они имеют большое значение. Например, существует такое понятие, как фальстарт. Ведущий зачитывает вопрос до конца, и в этот момент редактор нажимает на кнопку, зажигается лампочка, которую не видно телезрителям. Только после этого участникам можно нажимать на кнопку, чтобы ответить. Но если ты нажал раньше, то твоя кнопка блокируется на 3 секунды, то есть твои более терпеливые соперники могут тебя обойти. Здесь необходима сконцентрированность. Пока ведущий зачитывает вопрос, ты уже должен успеть самостоятельно прочитать вопрос, который видишь на стене, придумать ответ, оценить, готов ли ты нажимать, только после этого нажать на кнопку. Такая собранность тоже нужна, нельзя играть сломя голову.

Какой тактики поведения на игре вы обычно придерживались?

— Я как-то всегда смотрел по действию, как игра пойдет. Например, в том же «коте в мешке» или «аукционе» есть начальная стоимость вопроса. Если она не максимальная в теме, то вполне вероятно, что ответ можно придумать, а если максимальная, то это будет что-то сложнее, и, исходя из этого, можно думать, готов ли ты рискнуть. На месте практически нет времени об этом думать.

Следили при этом за ситуацией ваших оппонентов в игре? Как при этом строятся с ними отношения?

— Представление имел, да. Ведущий озвучивает баллы соперников специально для нас, так как перед экраном мы этого не видим. Обычно все друг друга знают. Всем одинаково интересно и все находятся в равных условиях. Я думаю, что если кто-то отвечает на большее количество вопросов и делает это быстрее, то просто он лучше в этой игре. На самом деле за победой редко кто приходит, все приходят получить удовольствие. У меня не так много игр. В первый раз я играл по системе сборов, это когда играют сборные из нескольких игроков. У нас была сборная Татарстана, в которой помимо меня играли Максим Богатов и Тимур Кафиатуллин. Уже потом нас спрашивали, проводился ли отбор на игру в республике. На самом деле ничего не проводилось — кто отправил заявку, тот и участвовал.

Что делать, если нет знакомых из такой «тусовки»?

— Нужно зайти на сайт игры, там написано, с кем связаться, есть алгоритм. Это вполне реально, я знаю достаточно большое количество людей, в том числе из Казани, которые попросту заполнили заявку и их позвали на отбор. Могу даже дать такую небольшую подсказку, что девушкам в этом плане чуть проще. Видимо, среди подающих заявки, их не так много, а редакторам нужно, чтобы в кадре все было поживее, поинтереснее, а не просто, когда «бородатые дядьки» выясняют между собой отношения. Причем могу сказать, что девушки не только украшают игру, но и нередко ее выигрывают, просто они реже в ней участвуют. Поэтому если девушка подает заявку, то у нее чуть больше шансов попасть на экран.

Можно ли сказать, что «Своя игра» — хорошая возможность монетизировать свои знания?

— Победитель получает ту сумму денег в рублях, сколько у него очков. Причем это считается за победу в лотерее, из которой по закону должен вычитаться налог на прибыль более 30 процентов. Наверное, в 2000-х годах, когда эти ставки устанавливались, это считалось приличными деньгами. Раньше люди приезжали и выигрывали 5—10 тысяч рублей, а сейчас такая сумма покроет разве лишь расходы на транспорт до Москвы. Я, по-моему, эти деньги даже и не забирал. Одну игру я выиграл чисто тактически, поставив минимальную ставку 1 рубль, а соперник поставил ва-банк и ушел в минус.

Расскажите немного о «кухне» игры. Что при этом происходит в зале, за кулисами?

— Есть редакторы, которые пишут вопросы и все контролируют. Есть трибуна зрителей, которые на самом деле либо друзья и знакомые участников игры, либо игроки предстоящих выпусков. Некоторое время я тоже так сидел в зале. Зрителям при этом дается установка не шуметь и в нужный момент аплодировать. Петр Кулешов, ведущий, очень общительный и приятный человек. У него сложная задача, но он с ней хорошо справляется. Приходят новые люди, не привыкшие к камере и свету, и тут его задача в перерывах как-то расслабить людей. Обычно то, что видишь только в телевизоре, это немного другое.

Не думали попробовать себя в других форматах интеллектуальных игр  «Что? Где? Когда?», например?

— На «Что? Где? Когда?» есть своя тусовка, она более-менее узкая, все друг друга знают, особенно молодые команды Ольги Быковой, Бориса Белозерова, Андрея Супрановича и так далее. Это люди, с которыми мы играли в студенческие годы. Поэтому когда кто-то из друзей играет, я смотрю. Наверное, всем было бы интересно поучаствовать, но тут не стоит вопрос только желания. Там нет какого-то четкого алгоритма, по которому можно было бы попасть в конечный пункт, то есть заметят — не заметят, позовут на отбор — не позовут, будет ли в этом сезоне место в командах или не будет. Я знаю людей, которые отбирались много раз, но при этом не попадали. Если вдруг когда-нибудь сложится и меня позовут, я, наверное, отказываться не стану.

Интерес к интеллектуальным играм в школе прививали?

— Я какого-то такого момента, когда мне что-то прививали, не помню. Наверное, это как-то от родителей пошло: у нас дома большая библиотека, мама и тетя работают в школе, у нас всегда было заведено читать. У меня в детстве были энциклопедии «Я познаю мир», а на 12 лет, помню, мне подарили «Аванта+» по астрономии, это был большой подарок.

В настоящее время вы работаете и проживаете в Риге, не возникают мысли вернуться в Казань?

— Каждый раз, когда я приезжаю в Казань, я получаю примерно миллион таких вопросов от родственников. Я довольно много путешествую, могу сказать, что в Казани сейчас все довольно позитивно. По крайней мере, из российских городов, непонятно куда возвращаться, кроме Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, ну, может быть, Екатеринбурга. К сожалению, централизация идет по нарастающей. Одна из причин, почему я переехал в Европу, — потому что оттуда проще путешествовать. Когда у меня спрашивают, какая основная достопримечательность в Риге, я отвечаю, что это аэропорт.

На каком языке там в основном общаетесь?

— В Риге общаемся на русском в основном, латышский тоже знаю немного. По приезде в Казань или когда звоню домашним из Риги, я всех родственников заставляю говорить со мной по-татарски, потому что мне и так есть с кем разговаривать на русском. Когда я жил в Москве, у меня самоидентификация происходила так: меня спрашивали, кто я, я отвечал — татарин. У нас в Казани как будто этого стесняешься. Это хорошо и круто знать много языков. Я смотрю на примере Латвии, там вся молодежь трехъязычная: они все говорят по-латышски, большая часть говорит по-русски и все очень хорошо говорят по-английски, по крайней мере гораздо лучше, чем средний уровень английского в России. И там никому не приходит в голову, что если знаешь три языка, то ты гений. Там все гении, получается. И мне кажется, что нужно пользоваться возможностью выучить в Татарстане дополнительный язык, очень непохожий на русский. Я, например, живя в Европе, часто нахожу какие-то преимущества для себя в английском языке, просто потому что знаю татарский.