Журналист и общественный деятель Альмира Адиатуллина: «Журналистика любит верных себе»

Альмира Адиатуллина родилась в 1938 году в деревне Саиткулово Илишевского района. Она более 30 лет проработала журналистом в редакции журнала «Сююмбике», возглавляла организацию мусульманских женщин «Муслима».

«Счастье обошло стороной…»

Альмира апа, вы, наверное, не ощущаете себя 82-летней?

Нет, не ощущаю. Только вот ноги болят. Перелом костей. 27 мая упала в мечети «Ярдэм». Неудачно упала, дочка.

Было больно?

Нет, конечно (смеется)… Как же без боли, когда перелом?.. А у тебя есть родители, дочка?

Только папа, мамы нет.

Сколько лет тебе было?..

Маленькая еще была. А как прожили ваши родители?

Мама, наверное, у тебя болела, ии, Аллах. В жизни порой случается всякое, дочка.

А вы прожили счастливую жизнь?

Нет, счастье меня обошло стороной. С малых лет осталась сиротой. Сейчас у меня есть дочка Миляуша. Зачем пришла, спрашивай.

Вы всю жизнь жили для народа. Скажите, Альмира апа, как быть активной и в обществе, и в то же время оставаться искренней женщиной и в семье?

Мы в семье росли вшестером. Отец трудился в колхозе, но он болел. Мама старалась изо всех сил. Когда отец ушел на войну, мама осталась одна. Она была очень трудолюбива.

Несмотря ни на что, с нами — 2-3 летними детьми, мы чистили вместе картошку, мелко нарезали и сушили их на сковороде. Приезжали из райцентра, говорили: «Гульназира апа, вашу картошку очень хвалят. Мы приехали за ней». За картошкой приезжали чуть ли не каждый день. Мы еще совсем дети. Спрашивали, зачем нужна эта картошка. «Вы еще не понимаете, дети, мы увозим ее в Верхнеяркеево. Оттуда е отправляют на фронт», — объясняли нам. Детство прошло в трудах. После войны маме за изготовление этой картошки подарили три метра красного сукна. Мама была для нас образцом во всем! В жизни нужно запомнить: мама — друг и товарищ на всю жизнь.

Ваш отец не вернулся с войны?

Отец вскоре вернулся, он был инвалидом. Рука и ноги не двигались, еле работала одна рука. Вскоре после возвращения он скончался. Мама была передовицей везде, где бы ни работала. Несмотря на изнурительный труд, она была красивой, лицо ее излучало свет. У нас был братишка Фауз. Красавчик был! Как-то к нам пришел человек и так сильно им восхищался, что сглазил. Братишка умер совсем малышом, года еще не было. До сих пор помню его чистый заливистый смех. (Затем Альмира апа начала вспоминать своих родных братьев и сестер. Но память ее уже подводит, поэтому, не сумев назвать всех, позвала на помощь дочку Миляушу. Обратилась к ней по имени Земфира, тоже спутала.)

Альмира апа: «Дочка, а кто родился после меня?»

Миляуша: «Ирек абый, Альфира апа, Филарис абый, Рабис абый, Земфира апа».

Альмира апа: «Все мы росли в труде. Земфира и Альфира до сих пор работают, не уступая молодым. Нас приучали к труду сызмальства. Пока не могу ходить. Но лежу и думаю, если бы могла ходить на своих ногах, учила бы детей труду. Современные дети не знают, как нужно трудиться».

Ездите в родную деревню?

Два года не была в родном доме. Дом стоит, альхамдулиллях. Иншаалах, когда выздоровею — поеду.

После школы вы уехали в Казань?

Поначалу работала на ферме. Ухаживала за овцами, мне одной доверили 50-60 голов. Я только училась в седьмом классе, а тут за целым стадом нужно ухаживать…

У меня на глазу ячмень выскочил, вовремя вылечить не смогли, поэтому зрение упало. С восьмым классом пришлось попрощаться. Но позже я все же закончила десять классов и поехала в столицу.

В Казани вы поступили учиться?

В Казани у меня не было ни одного знакомого. Деньги были очень нужны, поэтому устроилась грузчиком на овощную базу. Это были 1954-1955 годы. Учиться хотела, поэтому начала ходить на все подготовительные курсы подряд. За один вечер успевала сходить в два-три места. Узнала про курсы при КГУ, решилась подавать документы в университет. В первый год получила «три» на экзамене по немецкому языку, то же самое повторилось и на следующий год! Как тут быть? Вроде бы и учу, но немецкий дается не очень легко. Как-то встретила в библиотеке Гайнур Салимовну, и она решила мне помощь. «Сейчас зайдет мужчина. Попробуем поговорить с ним», — предложила она мне. Мы к нему подошли, объяснили ситуацию, и я поступила! Поступила на факультет журналистики КГУ, туда, где учились все журналисты. Когда я узнала, что в КГУ есть факультет журналистики, то очень обрадовалась. А вот тот самый экзамен по немецкому помню до сих пор.

Вы были молодой девушкой 18 лет, а сами работали грузчиком. Стеснялись?

Это была работа. Посмеивались, конечно, бывало. Но я не стеснялась и ни на кого не смотрела. Вперед и только вперед! Сначала я поработала в редакции «Советской школы», потом перешла в «Азат хатын» («Сююмбике»). В последней трудилась более 30 лет. Оттуда ушла на пенсию, но желание работать еще не угасло. Так я попала в мечеть «Ярдэм». Ильдар хазрат Баязитов предоставил мне работу. Тогда Ильдар хазрат еще был молод. 1993-й год. Позже пришла Малика ханум. Глубокоуважаемые мною люди. Они каждый день приносят мне еду, я им очень благодарна. В мечети «Ярдэм» работают хорошие, мудрые люди. У Баязитова удивительный ум. Их дед во времена царя был большим человеком в Петербурге по вопросам ислама.

Расскажите, пожалуйста, об образе женщины в татарской журналистике.

У татар образ женщины всегда был только положительным. Проявляя усердность и старательность, нельзя забывать о себе, своей защите. Журналистика не терпит разгильдяйства, она любит только верных себе. Многие не понимают этого. В наше время было много умных людей, есть они и сейчас, и в будущем они тоже будут.

У женщины еще есть и семья.

Я, к счастью, смогла совместить и работу, и заботу о семье. Ездила в командировки и в Сибирь, и на Запад. Успевала всюду. Муж понимал мою занятость, брал на себя заботу о детях. И, что важно, никогда не ревновал.

Сколько лет вы прожили в браке?

Мы с Расихом поженились в 1968 году. Его не стало в 2008 году. Мы прожили ровно 40 лет. У него были болезни.

Вы выходили замуж уже в зрелом возрасте?

Не очень, мне было 30 лет. Для меня это было не поздно. Конечно, лучше выходить замуж будучи молодой, и обязательно по любви. Думаю, это редкость.

А вы любили?

Нет. Замуж нужно выходить по молодости за любимого человека. Выходя замуж, потому что так надо, мы обрекаете себя на жизнь без любви.

Но чрезмерное увлечение чувствами может привести к ошибке?

Да, это возможно.

Вы сильная женщина?

Женщины сильны во всем. Мужчины сдаются быстрее.

Вы потеряли сына, Альмира апа… Тяжело пережили утрату?

Женщина должна быть сильной. В наше время женщинам нельзя быть слабыми. Я всегда была сильной. Сильнее мужа. Да, моего сына не стало. И нужно уметь себя успокаивать. Альхамдулиллях, у меня есть дочь.

Как он умер?

Мой сын Марат умер в 1988 году. Это происшествие сбило меня с ног. Ему было всего 20 лет, его убило током. Он зашел в ванную с магнитофоном. Мой сын был красавцем. Но скажу вам вот что: не нужно обрекать себя на вечные муки, думая об ушедшем.

Миляуша: «Я не видела брата после его смерти. Я тогда как раз уехала в деревню в Башкортостан. Он умер 3 августа. Наверное, брат хотел бы, чтобы я запомнила его живым».

Алина Айдарова: «Миляуша апа, о вас помнят как о первом хиппи в татарском мире, это так?»

Миляуша апа: «Откуда вам это известно? Дело молодое. Мне было всего 18-19 лет. Сейчас я не могу вам сказать, почему выбрала именно эту субкультуру. Извините, мне это неудобно. Но я не считаю это ошибкой молодости. Это мой путь».

«Нельзя изменять историю»

Альмира апа, вы человек, который добился разрешения фотографироваться на паспорт в платке. Не могли бы рассказать об этом подробнее?

Мы прошли шесть судов. Дошли до Верховного суда. Там была длинная скамейка. Захожу и вижу, что там сидят шестеро мужчин. «Зачем вы пришли?» — спросила я их, мне не ответили. В Казани наш вопрос не решился, поэтому дело рассматривалось в Москве. Перед поездкой я вспомнила о мусульманском общественном деятеле Валерии Прохоровой. Мы уже были с ней знакомы. Условились о встрече. Во время судебного заседания начали задавать вопросы. Валерия тогда сказала: «Никаких вопросов не нужно. Нужно решить имеющиеся вопросы». Таким образом, мы добились справедливости в Российском Конституционном суде. Мы даже сами не поняли, насколько важна была наша победа! Я всегда делаю дуа за Валерию, пусть ее душа будет спокойна.

Альмира апа, вы участвовали в выборах?

Да, обязательно. И дуа тоже читала по этому поводу.

Кто живет в вашем родном Илишевском районе — татары, башкиры или башкиры, потерявшие свои татарские корни? Грядет перепись населения.

Думаю, что в Илишево и Яркееве живут татары. Мы учились по-татарски. Я и сама татарка! Их называют по-всякому — и башкирами, и татарами. Мы, тептяри, своим умом дошли до нынешнего состояния. Мы жили татарами и останемся ими! Люди должны знать свои корни. Историю нельзя изменять. Переписи населения должны проходить честно, но, к сожалению, мы то и дело слышим о нарушениях.

Что вы думаете о будущем татарского языка?

Татарский язык будет жить. Для сохранения языка от татар требуется сохранение единства. Смешанные браки, к сожалению, не способствуют сохранению языка. У нас многие считают себя националистами, патриотами. У многих слова не закреплены делами. Иншааллах, татарская нация не сдаст своих позиций. Русификация нам не грозит. Если бы я могла ходить, я призывала бы детей говорить только на татарском языке. Но пока не могу ходить.

Альмира апа, вы смотрите телевизор? Каких исполнителей слушаете?

Смотрю татарские каналы. Люблю слушать Хамдуну Тимергалиеву. Ее судьба тоже не очень счастливая.

Вы говорите, что жили несчастливо…

И счастье, и несчастье моей жизни — все мое. Мы в семье были шестеро братьев и сестер, сейчас живы пятеро. Слава Всевышнему, в нашему роду долгожителей много.

С возрастом у человека меняется тело, лицо. Но лучезарность глаз сохраняется, не так ли?

Глаза у меня уже не те, дочка… Жизнь меняет всё. Спасибо, деточка. Приходи еще, поговорим.

Во время разговора руки Альмиры апа дрожали. Оказалось, это тремор. Альмира апа показалась мне необычайно сильной женщиной. Часть того, о чем мы с ней в тот день говорили, не вошло в это интервью. Об этом я записала в свой дневник. Она рассказала мне о нескольких правилах жизни. И много раз повторилась в том, что нужно быть усердным и старательным. Альмира апа сохранила свою силу до сегодняшнего дня. Мы искренне желаем ей скорого восстановления и долгих лет жизни.

Альмира Лотфулловна Адиятуллина (Альмира Сарьяз) — заслуженный деятель культуры Татарстана. Родилась в деревне Саиткулово Илишевского района Башкирской АССР 8 июля 1938 года. В 1965 году окончила Казанский государственный университет.

Работала журналисткой в журналах «Совет мәктәбе», «Азат хатын», газете «Бәйсезлек». Руководитель пресс-центра Духовного управления мусульман РТ (1994-1998). Председатель Комитета солдатских родителей Татарского общественного центра. С 1997 года — главный редактор журнала «Мөслимә». Председатель Ассоциации мусульманских женщин ДУМ РТ.

В республиканских изданиях выходят в свет ее статьи, защищающие татарский язык, образование и ислам.