Булат Нигматуллин: «С тещей познакомился раньше, чем с женой»

Как меняется состав «топовых» исполнителей на татарской эстраде, как повлияла пандемия на ставки артистов, как общаться с сыном, чтобы было доверие? Об этом корреспондент ИА «Татар-информ» побеседовала с известным артистом татарской эстрады Булатом Нигматуллиным.

«Я заслуженный артист Татарстана, меня знают»

Булат абый, годы идут...

Да, идут. Уже почти 20 лет, как я переехал в Казань. Но ничего, перед выходом на сцену немного подкрасят, подправят — выглядим неплохо, даже моложе.

Нормально относитесь, когда мужчина использует макияж?

Сильно мазаться не надо. Просто чтобы снять блеск, чуть-чуть припудрить. Ничего другого я не использую.

А вот на фото просите не снимать с правой стороны...

Там же шрам. Еще с 1998 года.

Это с аварии?

Да, попали в аварию на машине. Слава богу, все живы.

Это было испытанием, как считаете?

Может быть. Ничего не случается просто так. Человек беспечен, поэтому попадает в разные беды. Я до аварии ко многим ситуациям относился немного легкомысленно. Но случается трагедия — человек останавливается и задумывается. Что он не так делает. Я, например, если на трассе чувствую, что устал, останавливаюсь поспать. В 1998-м я еще был молодым. Мы тогда ехали с ребятами на свадьбу. Я только начинал петь, и денег хотелось заработать. Но не доехали.

Вы сейчас популярный, как считаете?

Для своего слушателя я, наверное, популярен. Но в число «топовых» не вхожу. Насколько популярен, не могу сказать. А как это определить? Но и сказать, что я неизвестный артист, тоже не могу. К тому же я ведь все-таки заслуженный артист Татарстана.

А что нужно, чтобы быть среди «топовых»?

Твои песни должны нравиться людям. Артист не может быть популярным вечно. Таких очень мало — чтобы до конца жизни находился в «топе». Такие рождаются раз в столетие. Раз уж спрашиваешь, наверное, хочешь сказать, что популярность моя снизилась. Хорошо, согласен, сейчас я не так популярен, как раньше. Почему — точно не могу сказать. Хотя так же пою, записываю новые песни.

Значит, ваши песни уже не устраивают зрителя.

Я не подстраиваюсь под слушателя, такое у меня есть. Если песня мне нравится, записываю, выпускаю. Например, «Кирэкми сузлэр» («Не надо слов») — вроде бы хорошая песня, звучание у нее современное. Мне кажется, у каждого артиста есть свой век. Были времена, я был в «топе». После нас пришли другие.

Но вы ведь еще далеко не в списке стареющих артистов...

Именно, я еще могу вернуться в «топ». Думаю, просто надо немного подождать. Мы все время в поиске, что-то делаем, работаем. Иногда достаточно одной песни, чтобы артист «взлетел». Может быть, такая у меня тоже появится. Но заранее никогда не скажешь: «Вот эта песня выстрелит». Никто не может сказать. У меня есть желание, талант, я стараюсь. Знаю, что могу понравиться людям. Умею налаживать контакт со зрителем. Может быть, я еще как артист не до конца раскрылся.

Сцена для вас основной источник дохода?

Раньше было так. Сейчас в условиях пандемии артисты «подешевели». У меня тоже ставка для банкетов снизилась.

Сколько?

От десяти тысяч рублей.

Немного. А жить надо. Значит, не основной доход.

Работаем. Да, этим себя обеспечить сложно. Но определенной сферы заработка тоже нет. Жена тоже работает. Есть какие-то накопления. Сейчас, скажу прямо, приходится немного урезать расходы. Потребности минимальные, поэтому хватает. Ипотеку еще платим. И дом еще надо достроить.

Инвестиции работают?

Они еще пока не принесли дохода. Жду.

Как думаете, нехватка денег — это испытание для любви?

Это только по молодости любовь главное. А когда вы уже семья, тут возникают разные вопросы, испытания. И любовь проходит испытание. Бывало, терял деньги. Обманывали... Просили в долг — доверял. Сейчас, перед тем как поверить человеку, сто раз проверяю, узнаю.

А с тем, кто вас обманул, до сих пор общаетесь?

Он уже переехал в другой город. Он должен не только мне, многим. Я его уже простил. Тогда я был молод. Казалось, что все смогу, горы сверну. Особо не заботился, к чему может привести мой поступок. Теперь же стал старше, поумнел, и ошибок меньше. Когда человек слишком самоуверен, он не считает нужным с кем-то советоваться. Оказывается, поговорить, послушать советы никогда не бывает лишним.

На «дядю» работали?

Да, в офисе трудился, но и со сцены не уходил. Каждый день ходишь на работу... Зарплата 20-25 тысяч. Тогда я на банкетах выступал за 30 тысяч. Это же за один раз. А тут каждый день в течение месяца работаешь и получаешь 20 тысяч.

Но раньше, когда росли, наверное, было еще труднее...

Да, тогда родителям вообще не платили зарплату. Мукой могли заплатить или овсом. Как мне еще удалось отучиться в 90-х? А до нас, наверное, было еще сложнее. Моя бабушка с маминой стороны с семьей была сослана как кулаки. Им пришлось уехать в район Йошкар-Олы. Потом я бабушку привез в ее родную деревню, Алькеевский район. Она не была там 75 лет. И вот она после стольких лет встретилась с родными, соседями. Было очень трогательно, до слез. Сейчас и родовой дом не сохранился, но бабушка все помнит. Вот им достались тяжелые времена. Быть изгнанным со своей родной земли — такое трудно представить...

«В двухметровой яме похоронил ежа»

У вас один ребенок — сын.

Да, так получилось. Хотелось еще детей, не скрою.

Как вас приняли родители жены?

С тещей я познакомился даже раньше, чем с женой. В те годы я уже начинал петь на большой сцене, и будущая теща тоже пела. У них до сих пор есть «Хор ветеранов». Вот так с тещей познакомились на одном из банкетов. Потом уже моя будущая жена Разиля решила познакомить меня со своей мамой. И я понял, что эта женщина — мама моей девушки. Семья жены музыкальная, поэтому приняли меня очень хорошо. Теща любит меня как сына. Все делает ради нас. Сейчас уже и тестя нет, Разиля единственный ребенок в семье.

Каким вы себя считаете отцом?

Я хороший отец. Для своего ребенка, конечно. Мы с ним как друзья общаемся, он не скрывает от меня ничего. Я ему говорю: «Родители — это самые близкие люди. Что бы ни было, поймут, примут». Сейчас уже и о девчонках можем поговорить. Подсказываю ему, чтобы выбрал татарочку. Он и сам родной язык знает, говорит на нем.

Какие у вас были отношения с отцом?

Бывало, подростком отца не слушался. Такой возраст — хочется что-то доказать, не принимаешь родительскую точку зрения. Помню, был случай — отец поручил мне работу, которая была совсем бесполезной. Это было в начале 90-х. Мы строили новый дом. Перед домом стоял столб линии электропередач. Отец говорит: этот столб надо перенести. Для этого надо было выкопать яму в трех-четырех метрах в стороне. По его указанию вырыл эту яму. В итоге он так и не пригодился. Папа решил, что столб переносить не будем. Говорит: «Закопай обратно». Мне обидно — столько труда насмарку. В эту яму еще ежик упал, не смог выбраться, погиб. Вот так в двухметровой яме похоронил ежа. Папе сказал: «Больше не поручай мне такую бесполезную работу».

Вы говорите, сын растет, наверняка и покурить хочется ему попробовать, и алкоголь...

Я говорю сыну: «Если захочешь попробовать пиво, скажи мне. Сам куплю, вместе попьем» Лучше уж дома, чем где-то на улице, с кем попало. Говорю, чтобы он не боялся, не прятался от меня.

А подростком сами тоже пробовали?

Как-то в деревне вечером покурил. Я еще был школьником тогда. Со старшими ребятами пошли в клуб — типа мы тоже уже взрослые. Отошли в сторонку, старшие нас «угостили» сигаретой. Мы покурили. А запах так и остался. Пробовали пожевать кору липы — не помогло. А жвачки тогда вообще не было. Я летом обычно жил у бабушки, потому что туда приезжали двоюродные братья. Тут тетя говорит: «Вы курили, скажу вашему папе». Мы ее умоляли, чтобы не выдавала нас. Она никому не сказала, спасибо ей.

А сейчас выпиваете?

Не то чтобы пью, могу сделать пару глотков. Обычно, как выпью, я сразу начинаю искать, куда бы лечь спать. Где бы я ни был, я ложусь спать. Не могу сказать, что подвыпившим веду себя плохо, все нормально.

Если мужчина по ошибке переспит с другой, семья должна распасться?

Если из-за такой ошибки пары начнут расходиться... Многие семьи распались бы. Измена бывает, что поделаешь. Я думаю, человек должен сам контролировать. Если сам головой не думаешь, то Аллах не убережет. Конечно, и прощать надо уметь.

А как относитесь к сожительству до брака? Если сын захочет таких отношений?

Мы не жили. За остальных не могу отвечать. Наверное, пробовать жить до брака сейчас это правильно. Если человек дееспособный, самостоятельный и у него есть желание, что тут скажешь? Но нас воспитывали по-другому.

А девушки должны сохранять девственность до брака?

На этот вопрос ответить не могу. Это также идет от воспитания. Есть такое слово «желательно». Правила ведь навязывают. Сначала это может показаться важным, а когда начинаешь общаться с другими, мнение может измениться. Главное в жизни — понимать друг друга.

Значит, секс до брака — нормально?

Смотря в каком возрасте брак. Если выходишь замуж в 35, надо ли ждать так долго?

Булат, вернемся к творчеству. У вас выходят новые песни? Вы их как-то продвигаете, «пиарите»?

Сейчас ротация на радио платная. Новые песни больше размещаю в социальных сетях. Крутить песню на радио несколько раз в день — это популяризация? Не знаю — может, и надо делать платную ротацию. Если песня нравится слушателю, тут ротация не главное. Такие песни быстро могут забыть. Слушатель сам выбирает, что ему нравится. А ротация может дать обратный эффект — песня надоедает. С другой стороны, новую песню надо донести до слушателя. А что будет дальше, ты уже не можешь знать. Если песня нравится, слушатель сам начинает ее просить, и исполнитель становится известным.

Сами слушаете татарское радио, татарскую эстраду?

Радио иногда слушаю. Отдельных исполнителей — нет.

Эстрада меняется?

Изменения всегда происходят. Сейчас информации много. Больше возможностей записать песню. Вот говорят — эстрада засорилась. Скажу одно: всякие низкопробные вещи были на эстраде и раньше. Сейчас человек может выбирать. Вот я сам: иногда хочется послушать классику, я ее слушаю. Люблю татарские народные песни. У меня есть диск со 180 композициями Ильгама Шакирова. Эти песни мне дают успокоение, поднимают дух. Я знал, что не могу петь, как Ильгам абый, но все равно в свое время было желание достичь его уровня в пении.

Может быть, вам дальше надо было учиться?

Может быть. Пойти в консерваторию. Но я оказался на эстраде и там остался. Надо было обеспечивать себя, семью, поэтому ушел в шоу-бизнес.