«Болеющих коронавирусом замечаю издалека»: история болезни и выздоровления Галии Рахимовой

Галие Рахимовой (имя героини изменено) стоило больших трудов выздороветь от коронавируса. Но коварная болезнь забрала у нее самого дорогого на свете человека – ее маму. О своей истории Гулия рассказала корреспонденту ИА "Татар-информ" Гульназ Хабибуллиной.

Галия апа – знакомая моей подруги. Перед тем как ей позвонить, я обратила внимание на ее статус в Ватсапе. Большими буквами она написала: «Я ЖИВА!»

Во время болезни Галия апа, как она сама отмечает, блуждала между обычным и иным мирами, и поэтому коронавирус она связывает с черными силами. Болела она серьезно и тяжело, выкарабкалась с трудом. Только вот не смогла спасти из лап коварной инфекции свою дорогую маму.

«Если будешь об этом писать, пожалуйста, измени имя. В социальных сетях я выложила пост с благодарностью врачам, которые нас лечили, и после в мой адрес полилась такая грязь! Дошло до того, что мне написали: “Они не спасли твою маму, а ты пишешь им благодарности. Лучше бы ты сама умерла!” Люди бессердечны и даже жестоки», – сказала она в начале своего рассказа. История болезни, которая за короткое время привела к печальному итогу.

«В начале болезни снились кошмары»

«Мы думаем, что коронавирус не существует. Не верим до последнего, пока болезнь не настигает наши семьи. Так случилось и у нас. Сначала слегка переболел мой муж. У них на работе были случаи заражения коронавирусом.

В ночь на 15 мая заболела и я. Это была неспокойная ночь. Приснился кошмар, ночь провела в каком-то бреду, будто меня душили. Протянула руки – их схватили какие-то черные существа. Проснулась в ужасной тревоге, с учащенным сердцебиением. Задыхалась, было очень тяжело дышать.

Утром я была в плохом состоянии. Но еще и не думала на коронавирус. Решила несколько дней отдохнуть, вылечиться, пошла в больницу и попросила открыть мне больничный. Но так не хотелось сидеть дома. Забрали маму и поехали в деревню. Как я сейчас об этом жалею! Мне вообще не стоило встречаться с мамой… С другой стороны, вирус существует, и он никуда не уйдет, его можно подхватить, элементарно выбрасывая мусор. Мама все равно не смогла сидеть взаперти.

18 мая у меня поднялась температура до 37,5. Потом дошла до 38 градусов, затем еще выше. Было тяжело. Звоню маме, она тоже говорит: “Эх, дочка, кажется, я тоже заболеваю”. Я опять говорю свое: “Мама, мы, наверное, простудились в деревне”.

Пролежала дома с высокой температурой неделю. Говорят, что во время заболевания коронавирусом люди перестают ощущать вкус еды, пропадает обоняние. Я о таком не помню, может быть, просто внимания не обратила. Но помню, как съела целый лимон, не моргнув и глазом. Я еще подумала, почему же он не горький. Если бы ощущала вкусы, разве я смогла бы запросто скушать лимон?

Между тем маме становилось хуже. Послала к ней своего сына. Он позвонил от нее и говорит: “Бабушке очень тяжело, она постоянно просит воды, трескаются губы, у нее болит все тело”. Забыв о своем состоянии, я скорее приехала к маме. Вызвали “Скорую” и увезли маму в инфекционную больницу. А там огромные очереди. С высокой температурой мы с трудом выстояли очередь и попали к врачам. Они нас осмотрели и отпустили домой со словами: “У нас нет больше мест”.

Состояние мамы было крайне тяжелое, поэтому о лечении на дому не могло быть и речи. Через знакомство нас на следующий день все-таки госпитализировали в больницу. Обследование показало, что легкие мамы повреждены на 50, а мои – на 25 процентов.

Назначали курс антибиотиков. После трех дней лечения нас направили в СOVID-центр – в городскую больницу.

Во время госпитализации у нас трижды брали тесты. У мамы все тесты показали положительный результат, у меня все три – отрицательные. Мы с мамой постоянно находились вместе, в одной палате. Не могу понять, почему так.

Я думаю, что мой организм победил вирус, когда я еще болела дома, но последствия коронавируса нанесли вред моим легким. У мамы был сахарный диабет, поэтому ее организм не смог перебороть инфекцию. Томография легких показывала, что ситуация ухудшается с каждым днем. В легких начала собираться вода.

«Этот вирус сидит в легких»

Я перенесла болезнь очень тяжело. Кошмары снились каждую ночь, проведенную в больнице. Якобы неведомая черная сила швыряет меня то в грязную воду, то прямо на землю. По моим ощущениям, вирус связан с черными силами. Я начала думать, кому я причинила зло, что плохого я сделала в этой жизни. Я умоляла черные силы отпустить меня… Что примечательно, я говорила с другими переболевшими ковидом людьми, и они утверждают, что так же бредили.

Покойные близкие люди постоянно приходили ко мне. Я видела покойного мужа. Якобы я лежу, а он стоит рядом со мной. Думала, он пришел за мной, говорила ему, чтобы уходил. Но, кажется, наоборот, он охранял, чтобы меня не забирали в иной мир.

Еще один интересный факт: 38 лет назад в мае я лежала в той самой больнице. И тогда от отравления крови умерла учительница из нашей деревни. Мне было 16 лет, и по молодости, не испугавшись, я ходила смотреть на ее труп. Во время болезни она мне приснилась. То ли ее душа приходила ко мне…

Ночами я находилась между двумя мирами. Когда начали антибиотикотерапию, температура спала. Но этот вирус сидит в легких. Мои легкие были повреждены всего на 25 процентов, и трудно даже представить, что переживают люди с 80-процентным поражением легких!..

«Коронавирус сгущает кровь и вызывает тромбоз»

Самое опасное последствие коронавируса для организма – это способность сгущать кровь и вызывать тромбоз. Кислород перестает поступать в организм. Маме также пришлось столкнуться с этими проблемами. Ее рука начала синеть. Впоследствии ее больше мучила рука, нежели легкие. Медсестры не могли взять кровь, не знали, что делать. Подолгу не попадали в сосуды, и кровь была густой и черной.

Маму увезли в больницу скорой помощи и сделали операцию на руку. Через несколько дней после операции снова перевели ко мне. К тому моменту она уже угасла. Рука безумно сильно болела. На время облегчали боль уколы обезболивающих. Потом тромбоз начался снова. Вторую операцию она уже не перенесла. Умерла, не очнувшись от наркоза.

Я считаю, что врачи сделали всё, что было в их силах. За нами хорошо ухаживали, не отходили от нас.

Осталось только сожаление. Недавно появилось новое лекарство против коронавируса – «Авифавир». Он появился и у нас в Челнах. Я умоляла врачей дать это лекарство маме, но мне сказали, что у препарата множество побочных эффектов.

Мамы не стало в 79 лет. Она еще бегала. Купили новую квартиру, сделали в ней ремонт. Она успела пожить в этой квартире всего три месяца. Если бы она сейчас была жива, то нарядилась бы в бриджи, шляпу и ходила с моими подружками за ягодами, за грибами…

«Многие боятся идти в больницу»

Мы без проблем забрали тело мамы из больницы. Из морга нам ее отдали завернутую в полиэтилен и в деревянном коробе. Не в гробу, как многие говорят, а в коробе. Я утешала себя тем, что дерево гниет в земле. Говорят, что в Башкортостане, например, хоронят в гробах. В морге работали татары, я отдала им саван, чтобы завернули маму. Не знаю, завернули они ее поверх полиэтилена или нет… Мулла в деревне сказал, чтобы перед тем как заколотить короб, нужно кинуть хотя бы горсть земли. Так мы и сделали.

Привезли маму в деревню на катафалке. Сельчане уже подготовили могилу. Бригада из службы ритуальных услуг сама спустила короб в могилу, кинули немного земли, а потом к нам присоединились сельчане. В деревне маму очень любили. Поэтому жители деревни не побоялись прийти на похороны. Спасибо всем за это.

Я слышала, что скоро тела погибших от коронавируса начнут выдавать, не оборачивая. Мне кажется, тут подумали и о финансовой стороне. Эти гробы уже изготовлены и сложены около морга. Значит, их необходимо реализовать. Услуга катафалка тоже платная. У соседки умерла свекровь. Говорит, что погребение обошлось в 70 тысяч рублей. Я заплатила 22 тысячи за то, чтобы взять гроб, нанять катафалк и привезти тело мамы в деревню.

В деревне после мамы от коронавируса умерли еще два человека. Многие болеют. Но боятся обращаться в больницу, думают, что если умрут, их похоронят в гробу.

«После выздоровления начала смотреть на мир другими глазами»

Очень всех прошу: если заболели, воздержитесь от посещения ваших пожилых родных и близких. Если бы я в тот день не встречалась с мамой, кто знает, может, она была сейчас жива.

Обходите стороной многолюдные места. Соблюдайте меры безопасности.

Сегодня проходила мимо парка «Гренада». Народу тьма. Переживаю, что они могут заразить друг друга, о чем они все думают?..

При выписке из больницы поражение легких снизилось до 5 процентов. Сейчас я здорова полностью. После выздоровления я начала смотреть на мир другими глазами. Вернулся вкус к жизни, я стала видеть красоту окружающего мира. Как будто бы цвета стали ярче.

Верите или нет, но, пройдя через все это, я начала ощущать болеющих ковидом – на улице, в аптеках, больницах. Я просто узнаю их. Болеющих очень много. За последние дни мне написало столько людей, они спрашивают, чем нас лечили.

Действительно, каждый организм переживает этот вирус по-разному. Мой сын контактировал с нами, но переборол вирус всего за два дня. Странно, что мои тесты показали отрицательный результат. Ведь мы неразлучно были с мамой вместе. Когда ездили в деревню, общались там с соседками, они также не заболели.

Сохрани от повторного заражения. Пусть Аллах дарует всем крепкое здоровье».

Какова достоверность тестов?

Ситуацию с тестами прокомментировал главный эпидемиолог Министерства здравоохранения РТ Дмитрий Лопушов.

«Диагноз ставится по информации клинических, лабораторных и инструментальных исследований. Нужно также отметить, что организм каждого человека по-своему уникальный.

Говоря о коронавирусной инфекции, для лабораторного исследования используется метод ПЦР: берется мазок из носа и горла. Достоверность теста составляет всего 60 процентов. Это значит, что высока вероятность ложноположительного или ложноотрицательного результата.

Если вируса нет в верхних дыхательных органах, можно взять мазок из бронхов. Для этого используется эндоскоп. Но нужно сказать, что это тяжелый процесс, в первую очередь для болеющего.

Нужно ли делать это, если речь о человеке, находящемся в COVID-центре в одной палате с больным коронавирусом? Если клинические исследования говорят о наличии вируса в организме, диагноз ставится даже в том случае, если тест показал отрицательный результат. В этом случае назначаются препараты для лечения коронавирусной инфекции.

Поэтому слова о том, что люди лежали в одной палате, но один переболел коронавирусом, а другой – нет, это как сказать, что у меня уровень холестерина 5, у соседа – 10 и у него был инфаркт, а у меня не было.

Медицина официально не отрицает, что в результате коронавируса возникает тромбоз. Но этот факт еще не доказан. Коронавирусным больным назначают препараты для разжижения крови.

Да, сегодня некоторым больным мы назначаем противовирусный препарат «Авифавир». Пока идут клинические испытания, эффективность препарат еще не доказана.