Алмаз Хамзин: Люди настолько трусливы – даже слушая стихи, вжимаются в сиденья

Известный конферансье, мастер юмора и сатиры в интервью ИА «Татар-информ» заявил, что трусость в татарском народе можно победить лишь через юмор и сатиру.

– Если сатирик критикует что-то – значит, он не совсем доволен современным миром и его порядками. А какой он –идеальный мир в вашем воображении?

– Наш идеальный мир – мир детей, воспитанных на сказках. Дошел до своих лет и сейчас живу воспоминаниями – какое же это было прекрасное время. Вы меня признаете как человека юмора и сатиры, наше мировоззрение другое. Мы жалуемся на тяжелую жизнь, а для меня, сатирика и юмориста, интересно показать выход из этих трудностей. Естественно, хочется изменить мир. Нам, простым людям, кажется, что легко можно изменить жизнь. Почему же в такой богатой стране народ живет в не особо хороших условиях – такие вопросы мы ставим. Это я говорю, чтобы люди могли жить еще лучше.

Пришел на сцену после работы плотником

Мой трудовой путь начался с профессии плотника. Прикрепили к бригаде. Тогда самые высокие дома были в пять этажей, мне было велено таскать доски на пятый этаж. Весь день трудился в поте лица.

Думаю – через месяц зарплата. Но так как я был всего лишь учеником плотника, бригадир не стал мне платить. Я об этом никому говорить не стал, решил уйти. Была у меня такая мысль – если буду работать в строительстве, быстрее обзаведусь квартирой. Мол, если строишь сам – в первую очередь квартира должна быть тебе. Но я ошибался, потому что жилья не было даже у тех, кто работал здесь по 25 лет.

«Во время работы в филармонии зарплаты хватало только на выплату долгов»

После этого начал работать в филармонии, певцом. Всей бригадой с ранней весны на гастролях. За лето играешь 90-120 концертов, домой попадаешь только осенью. Зарплаты хватает лишь на то, чтобы отдать долги, набранные за эти месяцы. Это тоже очень забавно. Снова приходится уезжать, потому что после выплаты долгов не остается ни копейки.

Работал на телевидении – всю душу и силы прикладывал ради того, чтобы во всей красе показать богатство нашей татарской культуры, наши песни, фольклор. Работал так вдохновленно, всецело отдаваясь этому делу. Люди хвалили, подходили пожать мне руку – «хорошо вышло!». Естественно, находились и завистники, палки в колеса тоже получал. Я здесь не жалуюсь, лишь хочу сказать, что занятно было вот таким образом изучать жизнь.

«Жизнь настолько забавная штука – невозможно не стать юмористом»

И в театральном училище преподавал. Работаешь день и ночь, а зарплаты, как выяснилось, кот наплакал. Поэтому мне пришлось сказать директору: «Ты отпусти меня, я тебе сам заплачу».

Кроме всего этого, еще работал в сфере культуры – директором клуба. Здесь донимали, требуя план. О выполнении плана отчитываешься ежегодно. В отчете надо указать, сколько человек ты обслужил. Говорили: «Ну прибавь еще хотя бы сто человек, пусть видят, как ты старался». В итоге число людей в отчете иногда превышало количество населения республики.

Видишь все эти смешные вещи, сам окунаешься во все это – и поневоле становишься юмористом.

Мой самый большой успех – это учеба на факультете музыки. Я благодарен своим учителям, они научили меня, как определять себя в жизни. На их примере пришел к мысли, что в коллективе можно сделать какую-то эффективную работу.

Область литературы тоже заставляет задуматься. Говорят, в простоте – величие. Оказывается, это на самом деле так.

«Тебя расстреляют из автомата»

Выступая как конферансье на концертах, сам себе пишу шутки, тексты, и остросатирические произведения народу нравятся. Сегодня увижу по телевизору какой-то недостаток – завтра же говорю об этом со сцены. Например, особо острыми оказались «Свист», «Альтернатив». Иногда водители узнают меня идущего пешком по дороге и жестами показывают, мол, тебя из автомата расстреляют. Нет, не расстреливают, слава Аллаху.

«Кто-то должен назвать недостатки в обществе»

Нашему президенту тоже нужно, чтобы были артисты, умеющие говорить остро и художественно.

У нас нет слова «назад», татары разворачиваются и «алга!». Народу очень нравится, когда все прямо высказываешь, потому что кто-то все же должен показывать иную точку зрения на мир, указывать на недостатки в обществе. Но юмор и сатиру нельзя преподносить с обидой и злобой, а надо подавать в «художественной упаковке». Критикую руководителей и начальников, однако ни один из них еще не упрекнул меня в искажении каких-то вещей. Говорят: «Мы тебя понимаем, ты не врешь, говоришь правду, и эта правда у тебя одна везде и для всех – спасибо, что не меняешься как хамелеон».

«Молодые артисты в угоду зрителю добавляют в мои тексты пошлости»

Зачатую молодые артисты, выступая со сцены, вставляют в текст свои мысли, сопровождая их словами «рассказывает Алмаз Хамзин», «как говорит Алмаз Хамзин», хотя я к этому не имею никакого отношения.

Молодые частенько просят у меня тексты, говорят: «Алмаз абый, сами написать не можем, мы только рассказываем». Вот тогда я их начинаю уважать. Видеть свои недостатки – это очень хорошо. Кто-то просит написать текст. Я пишу, но если получается очень хорошо, не отдаю! Самому тоже надо, это же штучный товар. Юмор такая вещь, его больше одного раза не расскажешь, это только песня с каждым исполнением становится только лучше. Молодежь просит написать для них юмор и сатиру. Но автора почему-то никогда не озвучивают – то ли считают это ниже своего достоинства, то ли не хотят показывать, что сами неспособны написать. Денег не прошу, да никто и не предлагает – берут текст и исчезают. Выступления некоторых смотрю. Они, желая еще больше рассмешить зрителя, добавляют в мои тексты разные пошлости.

«В наших детях не воспитано восприятие юмора и сатиры»

В интернете некто посвятил мне ужасно некрасивую поэму. Возможно, я и разозлил кого-то, в большинстве случаев в своих частушках и юморесках я высмеиваю недостатки. Человек с богатым внутренним миром не должен на это обижаться. В частушках звучат имена некоторых личностей, это – реклама. Юмор воспитывает личность.

Надо в наших школах начать воспитывать юмором и сатирой. Почему наши дети кроткие и смирные? Потому что им не дано воспитание в юмористическо-сатирическом ключе. Люди, воспринимающие юмор, и к начальникам не боятся зайти. 

Ведь наш народ дрожит от страха, если надо зайти к какому-нибудь начальнику. Он ведь должен заходить к руководителю с двумя целями – во-первых, узнать, кто этот чиновник, познакомиться, а во-вторых, если хорошо вооружен юмором и сатирой, конечно же, он должен на 100 процентов решить свой вопрос. Когда есть юмор и сатира, бояться даже неуместно. Я могу привести этому примеры, но не буду об этом рассказывать, не будет правильным называть имена.

«Хочу, чтобы в школьной программе появился предмет, связанный с юмором и сатирой»

Хочу, чтобы в будущем в школьной программе появился предмет, связанный с юмором и сатирой. Юмор-сатира – это своеобразное исцеление для человека, средство от стресса. Юморист заранее должен быть готовым к каким-то непредвиденным поворотам. Если после выступления на сцене мне из зала зададут вопрос, я должен быть готов тут же ответить. Важно иметь готовый репертуар для трехчасового выступления, нельзя заниматься пустой болтовней, надо ставить целью быть образованной многогранной личностью.

«Есть желание подготовить привлекательные интеллектуальные передачи, достойные нашего народа»

– В русской эстраде шутят на политические и экономические темы, а у нас юмор ниже пояса. Почему? Наши боятся серьезных тем или некому за них браться?

– Я это предлагал в соответствующие места, несколько раз, это мы даже пробовали делать, но многие просят денег. Не буду говорить, кто, потому что обижаются, уже обиделись. Назло мне немного приостановили мои выступления на радио и телевидении. Некоторые проблески того, в каком варианте я предлагал делать, начали появляться сейчас, но почему же нельзя было это сделать еще тогда, десять-пятнадцать лет назад? Конечно, можно готовить какие-то программы, как у русских. Я и сделать это могу. Я знаю всех артистов и авторов, кто работает в этом направлении. Можно заранее составить программу, дать писателям темы, сделать трехчасовой концерт. На радио можно предложить сокращенный вариант.

Праздников много, каждый месяц можно проводить концерт к какому-то празднику. С писателями это уже обсуждал, говорят, что им тоже было бы интересно писать. Я бы привлек композиторов, авторов стихов. Исполнители сами рвутся на сцену. Это же творческая работа, я бы стал режиссером-постановщиком. Режиссуру знаю, четыре года работал режиссером в театральном училище. У меня есть желание сделать красивые интеллектуальные юмористическое передачи, достойно представляющие наш народ, татарскую нацию. Наше телевидение вещает по всей планете. Иногда приходится слышать: «Вы нас читаете невеждами? Показываете, что попало».

«У нас ведь все гении, но ничего не получается»

– А чего не хватает, чтобы сделать все это?

– Например, у нас нет оперы. Если бы я был руководителем, что бы сделал? Собрал бы творческих личностей и сказал: «Друзья, так не пойдет, давайте, кто возьмется за либретто, три-четыре автора беритесь и напишите добротное либретто, а мы оплатим». Собрал бы композиторов: «Возьмите и напишите вместе отличную музыку».

Если не получается по отдельности, надо сделать коллективно, у нас ведь все гении, но ничего не получается.

На телевидении так же. Я пробовал передавать сценарии новогодних шоу анонимно, во внутренних конвертах. Признавали лучшим, но не снимали, мол, времени на съемки уже нет. В итоге новогодние представления каждый год сводятся к топтанию у елки. Знаю, там всем платят мало – работникам, режиссерам, сценаристу. Это общество такое, мир такой.

«Я хочу испытать себя в области литературы»

– Как вы думаете, отчего сейчас на эстраде преобладает низкопробный юмор?

– В нашем обществе вместо того, чтобы поднимать политические, точные проблемы, удобнее слушать пошлость из телевизора.

– Почему?

– Потому что это не затрагивает наших руководителей, а народ смеется. Вызвать хохот у зрителя – это еще не показатель успеха. Над чем же он смеется? Зритель смеется также и оттого, что юмор плохой, от недоумения. Посмеется на концерте, а придет домой – может и глубокую обиду почувствовать, что был вынужден слушать юмор такого качества.

– Говорят, критика не шоколад, чтобы его любить, а вы сами как воспринимаете критику в свой адрес?

– Если ты артист или писатель, то должен вообще оставить привычку обижаться. Надо уметь принимать критику. Что положительная критика, что негативная – для творческого человека это лишь в пользу. К себе я отношусь всегда с критическим взглядом. В области литературы я только в позиции испытания себя. Поэтому советуюсь с друзьями-писателями, что подскажут – прислушиваюсь, выполняю.

«Стараемся не делать сами, все передаем на волю Всевышнего. Неправильно»

В последнее время, просматривая телепередачи, слушая песни, замечаю: постоянно звучат слова упования на Всевышнего Аллаха. Все пытаемся не делать сами, а передать на волю Бога. Даже в песнях поется: «Все в руках Аллаха». Воспитывают нас такие слова, мотивируют к великим победам? Например, слова популярной песни «Энкэйнен догалары» («Молитвы моей матери») изначально были созданы поэтом Робертом Миннуллиным в виде стихов, это не была песня. При переносе в песню эти слова получают какой-то совсем другой ракурс: молодой парень умоляет о помощи: «Мама, не лишай меня своей святой молитвы…» Аллах тебе дал разум, чтобы ты мог думать, дал руки – пользуйся! Он же не сказал, чтобы ты просил у него помощи. Это явление в последнее время меня очень удручает, человеку думающему тут есть о чем задуматься…

– Какая проблема в нынешнем обществе волнует вас больше всего?

– Отчитываются, что средняя заработная плата – 30-35 тысяч, но почему же в моем кармане они звенят как лишь 15 тысяч? А таких, как я, немало. Авторитет нашей страны, качество, благополучие, свобода – все отражается в моем взгляде. Я же вот так день и ночь тружусь, чтобы делать свою работу.

Говорят: «Ты используешь Всевышнего Аллаха». Я отвечаю: «Аллах создал меня таким, чтобы я говорил правду, я не вру, выкладываю все начистоту, поэтому Он меня хранит и держит». Так мне кажется.

«Желторотый юморист пусть сначала докажет свою образованность»

– Что бы вы сказали молодежи, желающей вступить в путь юмориста, к чему они должны быть готовы?

– В молодом возрасте еще есть пластика – можно и вверх подпрыгнуть, и вбок, согнуть ноги, тело привести в разные формы – надо также развивать свои физические способности. А если говорить об интеллектуальной стороне, то надо набираться знаний и опыта, общаться с людьми, изучать людей, изучать общество. Когда 18-летний смешно пересказывает услышанное от кого-то – это еще ничего не стоит. Таким обычно говорят «еще под носом у тебя не высохло». Поэтому сначала надо доказать свою образованность и только после этого что-то говорить со сцены. Также помогает чтение книг.

У большинства молодежи на полке нет книг, газет не выписывают, не читают, к сожалению. Я хотел бы обратиться к представителям своей нации: чтобы жить как большая, известная и авторитетная нация, по моему мнению, надо быть образованными. Уверен, что такой человек не пропадет никогда, ни в какой стране.

«Еще с 1552 года трусость у татар в крови»

– Вы говорите, что народ наш трусливый. В чем это отражается?

– Это происходит на моих глазах. Иногда читаешь стихи, сильные, полные гордости за нацию, некоторые зрители до того пугаются, что вжимаются в свои сиденья. Со сцены я отчетливо это вижу. Это состояние настолько впиталось в кровь в нашем народе: с 1552 года нас постоянно бьют по голове.

– Не могут принять действительность?

– Есть страх.

– Как его уничтожить?

– Его можно победить только при помощи юмора и сатиры.

– А сатирики – это не та профессия, что «есть, ну и ладно». Вы сказали, что восприятие юмора должно воспитываться в школе. Считаете, что в школьной программе должно быть больше юмористических произведений?

– Есть кружки, необязательно вводить в виде уроков. Специально ставить такое произведения, читать стихи, слушать песни, показывать театральные постановки – все это воспитывает? Воспитывает. Почему на КВНе воспитывается очень много москвичей? Наши ребята тоже участвуют на КВНе, занимают места. Некоторые выпускники театрального училища ушли в эстраду, кто-то – в театр, а кто-то работает продавцом в магазине. Даже работая в торговле, он умеет привлекать покупателя.

«Татарский язык красивый, его надо пропагандировать»

– Говорим, что татарский язык исчезает. Каким вы видите его будущее? Сохранится наш язык?

– Язык у нас очень красивый, его постоянно надо пропагандировать, мы сами должны быть примером и образцом. Почти семь лет я езжу по школам на встречи с учащимися. Побывал в более чем 800 школах. Если зовут, всегда еду. В Казани, конечно, есть и школы, постепенно превращающиеся в русские. В таких школах обращаю внимание на то, как мальчиков-хулиганов сажают рядом с учителями, чтобы вели себя хорошо. Когда говоришь: «Ведите себя свободно», мальчики пересаживаются на задние парты и начинают шуметь. 

У меня есть специальная программа для школ, 45-50 минут проходят с песнями, шутками, разгадывая загадки, раздаривая подарки и раздавая журналы. У непослушных мальчиков даже времени хулиганить не остается, после урока только что болтавшие по-русски мальчики подходят ко мне и заговаривают на татарском: «Абый, вам помочь? Давайте вынесем аппаратуру». Надо быть примером. Я очень не люблю то, что наши учителя татарского в школе на правах посыльного. В некоторых школах, напротив, есть учителя татарского с энциклопедическими знаниями, их и родители уважают, и авторитет высокий. На примере таких учителей и к языку нашему оказывается уважение.