Полмиллиарда для татарстанского музея ИЗО: чем вооружили реставраторов и как оснастили хранилища

Корреспондент «Татар-информ» побывал на музейной кухне. Здесь с помощью профессиональных «гаджетов» реставраторы и хранители противостоят разрушительной силе времени, восстанавливая произведения искусства. Рассказываем, как это происходит.

Государственный музей изобразительных искусств РТ вновь открылся для посетителей 4 июня. В преображение памятника архитектуры — усадьбы Сандецкого, а также в оснащение выставочных залов, реставрационных мастерских и фондохранилищ современным оборудованием, по словам директора музея Розалии Нургалеевой, вложено не менее полумиллиарда рублей.

Основное, видимое для посетителей изменение — конечно, внешний облик, обновление интерьеров, новые витрины и подвесная система для экспонатов. Однако в задачи музея входит не только демонстрация произведений искусства, но и работа по их реставрации и должному сохранению. И это, пожалуй, даже более важная миссия.

Экспозиционное здание и хранилище оборудованы системой климатического контроля, которая будет поддерживать влажность в пределах 50%. Отклонение от заданного уровня в ту или иную сторону с такой системой возможно всего на 5%. Она также поддерживает температуру в диапазоне 18-20 градусов. Витрины снабжены датчиками, которые круглосуточно будут подавать на пульт информацию о внутреннем климате. Все залы и хранилища также оборудованы новой системой вентиляции. На случай пожара в музее предусмотрена пожаротушение с помощью газа — чтобы не повредить экспонаты водой.

Реставрация икон

Особенно интересен сам процесс реставрации произведений искусства, который всегда остается за пределами музейных залов. Художник-реставратор темперной живописи Рустем Садыков работает над расчисткой иконы конца XVIII — начала ХIX века «Богоматерь Неувядаемый Цвет». Некоторое время назад она была в экспозиции, но лишь с расчищенной от потемнения верхней четвертью образа. Теперь необходимо завершить расчистку, выровняв таким образом ее цвета. Со временем на иконах темнеет покровная пленка из олифы, которая служит защитой от влаги, а после может потемнеть и сам образ. Задача реставратора — деликатно снять излишки олифы, сохранив, тем не менее, тончайший ее слой.

«Олифа — это кожа произведения. Так что даже после расчистки тонкий ее слой должен быть оставлен — он органичен иконе. Но после мы покрываем ее дополнительно бесцветным реставрационным лаком», — рассказал о своей работе Руслан Садыков.

Дерево, подчеркнул он, очень живой материал, который постоянно дышит и меняется. Выгнутая форма некоторых икон вовсе не их изначальное состояние, а как раз следствие подвижности и изменения дерева с годами. Изначально доска под икону прямая.

У образа, который реставрирует Руслан, есть отверстие в верхней части — это со временем ссохся и выпал сучок. На тыльной стороне иконы сверху и снизу пазы для врезных шпонок, которые должны были сдерживать деформацию древесины с течением лет. Иногда иконы с тыльной стороны полностью покрывали краской, создавая таким образом сдерживающую пленку. Однако и она с течением лет растрескивалась и внутрь начинала попадать влага.

Реставрационная мастерская икон оборудована столами с регулируемой высотой, индивидуальными микроскопами, мольбертами, стеллажами, мобильной вытяжкой на случай работы с опасными веществами, мощным светильником с пятикратным увеличением и электрическим шпателем — микроутюжком. При этом реставраторы продолжают пользоваться и старинными чугунными утюгами, которым даже с новым современным оборудованием, заверяет Руслан, нет замены.

«Это привет из прошлого, от которого никто из реставраторов не спешит избавляться. Они тяжелые и хорошо прижимают, фиксируют профилактические заклейки, если у иконы проблемы с красочным слоем. С помощью таких заклеек мы готовим иконы к хранению, предотвращая осыпание хрупких участков», — пояснил собеседник.

Особая гордость реставрационной мастерской темперной живописи — мощный микроскоп немецкой фирмы Leica. В него встроена камера, благодаря чему по ходу реставрации специалист может вести макросъемку последовательных состояний иконы для отчетов о проведенной работе. Такой же микроскоп установлен в мастерской масляной живописи.

Реставрация масляной живописи

В эту мастерскую помимо микроскопов, мобильных вытяжек и электрических утюжков закуплены стол из искусственного камня для дублировки, то есть переноса картин на новый холст с обветшавшего, а также огромный вакуумный стол немецкого производства для тех же целей. Стоимость последнего — 9-11 млн рублей. С его помощью можно качественно переносить на новый холст большие полотна, избежав образования пузырьков воздуха. Раньше эта работа проводилась вручную: валиками несколько мастеров распределяли изображение, используя рыбий (осетровый) или синтетический клей. При этом не всегда было удобно дотянуться до центра картины и гарантировать отсутствие вздутий. Вакуумный стол решает эти задачи, правда, потребовалось подведения отдельной энерголинии — на 380 вольт.

Кроме того, в этой мастерской теперь есть ультрафиолетовый светильник, с помощью которого реставраторы могут в темноте рассмотреть слои картины.

Художник-реставратор станковой масляной живописи Семен Яковлев занят перетяжкой на новый экспозиционный подрамник картины Частихиной 20-х годов ХХ века «Элеватор». Всего в этой мастерской три сотрудника, новое оборудование для них — существенное подспорье.

«Утюжки, рыбий клей, кальки — вот минимальный набор реставратора. Вакуумный стол и хорошие стеллажи — жизненная необходимость. На индивидуальных столах с подсветкой одно удовольствие работать», — резюмировал Семен Яковлев.

Хранилище живописи

Хранилища произведений русской и западно-европейской живописи, а также древнерусского искусства (икон) получили новые удобные, легко раздвигаемые стеллажи на мягком ходу. Несмотря на его громоздкость, с таким оборудованием легко справляется даже хрупкая Евдокия Панина — старший научный сотрудник фонда русской и европейской живописи.

Система не только позволяет разместить каждую картину индивидуально в необходимом ей вертикальном положении, но и исключает вибрацию при раздвигании стеллажа. Последняя губительна для красочного слоя, поскольку провоцирует осыпание краски — разрушает живопись.

Из 26 тысяч единиц хранения в главном здании Музея ИЗО РТ находится около 1 тысячи единиц живописи, 15-16 тысяч образцов графики, 5 тысяч предметов декоративно-прикладного искусства и скульптура.

Хранилище графики

«Это был большой подвиг — осуществить такую систему оборудования. В прежних, еще советских деревянных шкафах и стеллажах мог и жучок завестись, к тому же они пожароопасны. Здесь у нас семь с лишним тысяч единиц хранения советской и западноевропейской графики из коллекции Лихачева. А графику можно хранить только горизонтально, причем не переворачивая изображение вниз и прокладывая особой микалентной бумагой на основе натурального хлопка. Один рулон такой бумаги стоит тысяч 40. Ну и в целом Музей ИЗО — это как Третьяковка или Пушкинский музей для Москвы. Здесь собрана самая крупная художественная коллекция»заведующая отделом графики Ольга Вербина

В ее фондохранилище предусмотрено оборудование и для неформатной графики — это два крупногабаритных стола.

Иконохранилище

Хранилище икон после оснащения новыми стеллажами, по словам Веры Немтиновой, теперь, как во многих российских музеях, с открытым доступом. Индивидуально размещенные образы удобно рассматривать и изучать, так что после реставрации музея здесь уже успела провести целый день группа исследователей.

Хранят иконы, располагая их по естественному направлению древесных волокон в досках образа.

«Реставрация и сохранность на первом месте», — пояснила хранитель расположение изображения, поставленного на бок.

В коллекции музея есть такие иконы, которые в 1995 году были вывезены из храмов Свияжска и никогда не реставрировались. Такие образы полностью оклеены микалентой московскими реставраторами, чтобы в ожидании своего часа они не осыпались. Это называют сплошной профилактикой. На других видны временные подклейки-укрепления после предыдущих экспозиций, на части икон Вера Немтинова показала участки взбухшего красочного слоя — специалисты называют их домиками. Если над ними не поработать, они могут растрескаться, а краска осыпаться.

В хранилище икон две части. Обособленно размещаются иконы с отделкой басмой — оклада из тончайших листов металла (серебра или золота). Нередко после выставки реставраторы отсоединяют в некоторых участках металлическую накладку на икону, чтобы уменьшить ее натяжение и так предотвратить разрыв. К следующей экспозиции они снова плотно закрепят ее на образе. Для басм в иконохранилище предусмотрены отдельные секции.

В планах музея ИЗО РТ предоставить посетителям доступ в свои фонды. Но уже сейчас по письменному запросу исследователи могут поработать с редкостями в хранилищах. А к 2022 году музей рассчитывает занести все свои ценности в единый госкаталог РФ, тогда информация о любом экспонате будет доступна в электронном виде.