Лагеря вопреки COVID-19, новый экстрим-парк и феминизм: Минмолодежи РТ ответило на главные вопросы

Почему в Татарстане, невзирая на COVID-19, открыли детские лагеря, на профессионалов или на любителей рассчитан новый экстрим-парк у моста «Миллениум», есть ли в семье министра патриархат и являются ли детские лагеря с названием «Радуга» пропагандой ЛГБТ? Подробнее — в интервью «Без галстука» с Андреем Кузьминым.

Для спортсменов или любителей, платно или бесплатно: всё о новом экстрим-парке у «Миллениума»

Хотелось бы поговорить об открытии вашего экстрим-парка «Урам» у моста «Миллениум».

Еще раз повторю, что это было не открытие, а тест-драйв. Этот объект достаточно специфичен и требует спецподготовки, когда профессиональные спортсмены, скейтеры обкатывают и указывают на те или иные недочеты, делают замечания. Их было не так много, но, тем не менее, мы исходим из нашего принципа «Ничего для молодежи без молодежи», поэтому некоторые доработки уже после завершения строительства еще будут.

Это не просто парковая зона или какая-то детская площадка, к которым все привыкли. Это достаточно специфичный объект с точки зрения обеспечения безопасности. Не каждый, так скажем, может встать на скейт, прыгнуть и покатить.

Мы сейчас проходим сертификацию, заканчиваются строительные и монтажные работы. Дай бог, если пандемия позволит, уже в начале августа мы сможем открыть этот экстрим-парк официально. Рустам Нургалиевич приехал на тест-драйв, спасибо ему большое. Вообще без него бы этот экстрим-парк и не состоялся, потому что именно он, когда в прошлом году пришел на День молодежи и услышал запрос от молодых, поддержал идею и дал ресурсы на строительство экстрим-парка.

Уже лет 10-15 обсуждался этот экстрим-парк, и вот он случился. Еще будет крытая часть, что тоже очень важно.

Там же будут тренироваться по олимпийским видам спорта, я правильно понимаю?

Да, безусловно, по некоторым видам спорта BMX мы уже готовы принимать и российские, и международные соревнования на этом объекте. Он полностью соответствует требованиям. Но я бы еще раз хотел подчеркнуть, что для нас этот объект в первую очередь не спортивный, а объект массовый, чтобы молодые люди могли себя найти, реализовать. Вместо того чтобы где-то в подъезде попивать пиво, они бы могли приобрести новое увлечение, которое популярно среди молодых людей. Оно должно быть доступно, бесплатно, потому что это все-таки государственное учреждение, некоммерческое.

Круто! Но не отберут ли у вас этот объект спортсмены?

Я думаю, что, во-первых, всем места хватит. У нас нет никаких сомнений, что мы с коллегами из Министерства спорта правильно разложим всю логистику. Объект будет и для спортсменов, и для любителей, тем более что будет крытая часть, и у нас получится сделать так, чтобы ребята занимались круглый год, чего не было никогда.

Ребята уезжали в другие страны, чтобы продолжать тренировочный процесс. А сейчас мы сможем этим заниматься здесь круглый год. Давайте начнем, а проблемы будем решать по мере их поступления.

Главное, чтобы там травм не было. Как в лыжном спорте, есть же уровни сложности: черная трасса, красная, белая.

Здесь тоже такое есть. Есть тренировочная часть, есть зона для детей, в том числе памп-трек, где и подростки, и мы с вами сможем сначала попробовать, потренироваться, а затем уже перейти на более сложный уровень. Это предусмотрено, и в этом смысле это уникальный объект для России, а как сказали эксперты на тест-драйве, он еще и крупнейший в Европе.

У нас будут установлены соответствующие стенды, и будут люди, которые будут информировать посетителей, что с точки зрения безопасности этот объект сложный. Мы подскажем, объясним, проследим, чтобы был шлем и соответствующее оборудование. Будут соответствующие специалисты, сейчас мы прорабатываем количество, думаем, сколько их нужно, вместе с коллегами из Министерства финансов.

При этом это открытая площадка, не огороженная забором, во всяком случае пока. Каждый должен понимать, что он несет ответственность, когда ей пользуется. Если занимаются дети, то это ответственность родителей. Мы будем делать всё возможное, чтобы избежать негативных последствий.

Где работать молодежи, когда за окном безработица и эпидемия коронавируса?

Дома сидеть скучно перед монитором компьютера. Куда еще вы перестраиваете, кроме этих онлайн-вещей?

Дома по большому счету особо никто не сидит. Все равно мы на том этапе, когда жизнь началась.уже вернулась в привычное русло. Да, каждый должен максимально обеспечить свою безопасность, безопасность близких.

В рамках антикризисного штаба, как только всё началось, нам важно было услышать молодых людей и оперативно отреагировать, что в первую очередь им необходимо, с какими сложностями они столкнулись.

Основной запрос у молодых людей в данный момент — это трудоустройство, работа. Каждый в рамках наших прямых эфиров говорил: «Я студент, у меня стипендия 1,5-2 тыс. рублей, но я имел возможность спокойно подрабатывать в кафе, ресторане, в доставке».

Поэтому, не дожидаясь того, как они не смогут вернуться на свое привычное место работы, мы усилили деятельность тех же студенческих трудовых отрядов, и объемы, и направление деятельности в рамках наших государственных объектов: капитальный ремонт лагерей, программа строительства подростковых клубов, молодежных центров, дворовые территории — программа «Наш двор» по инициативе Президента начала работать. Туда максимально привлекать молодых людей через студенческие трудовые отряды, через все те сообщества, которые и до этого трудились.

Плюс история с вожатыми, благо летняя кампания началась, и мы имеем возможность и на южное побережье, в Крым, в Анапу отправлять наших молодых людей подзаработать в качестве и строительных бригад, и вожатыми. Это всё то, что мы и делали и так, просто сейчас в большем объеме, более точечно отрабатываем с подрядными организациями, рекомендуем рассмотреть отдельных студентов на этот вид деятельности в течение лета.

Вот я молодой человек, хочу подработать. Куда мне обращаться? В Минмолодежи, по вашим телефонам или есть какие-то центры?

Мы открыты для коммуникаций всегда, 24/7. Государственное бюджетное учреждение «Центр студенческих трудовых отрядов», они максимально аккумулируют эту информацию. Плюс мы открыли онлайн-формат, когда молодые люди могут вбить информацию о том, что они хотят работать, кто ты, что ты, с ними сразу выйдут на связь. Мы выкладываем туда все вакансии, которые сейчас есть на рынке, максимально постарались сделать агрегатор для студентов на портале rabota.tatar.

«Запрещать говорить о тех мыслях, которые их беспокоят, — глупо»: Министр выстраивает диалог с хулиганами тоже

Помимо молодых, активных, продвинутых ребят, которые вовлечены в общественную жизнь, у нас есть разные пласты молодежи: кто-то в субкультуре, кто-то другими вещами занимается. Как раньше — комсомольцы и хулиганы. Понятно, как вы работаете с комсомольцами, а как вы работаете с «хулиганами», их же тоже нужно чем-то привлечь?

Комсомольцы, о которых ты говоришь, активисты — это хорошо, ничего в этом плохого нет. Плохо, когда есть только активисты.

Для нас одним из успешных кейсов стала работа с уличными субкультурами. Буквально два года назад по итогам первой встречи, когда мы приехали к ним на площадку под мостом, я имею в виду скейтеров, граффитистов, уличных музыкантов, ребята вышли с инициативой придать жизнь этой площадке, которая и так стала излюбленным местом молодых людей. Родился вот этот проект «Урам», с татарского языка — «Улица». Важно, что он родился по инициативе самих ребят.

Сам экстрим-парк, как мне кажется, стал определенным символом диалога между властью и вот этой другой молодежью, которой много, но которая по каким-то причинам очень настороженно смотрела в сторону власти, не понимала, чем она может им помочь, где-то громко и дерзко заявляла о себе, но не была услышана. Круто, что получилось найти точки соприкосновения, мы видим результат.

Мы задаемся вопросом: а где собирается эта другая молодежь? Покажите, где у них встречи. Это непросто. Для себя мы поняли, что основной площадкой, где мы можем их услышать и выстроить с ними отношения, все равно является интернет. Их там, мягко скажем, много. Они все в гаджетах. Если нас не будет в сети, нас не будет для молодых людей.

Вас в сети-то воспринимают? Насколько удается выстроить диалог?

Я лично вынужден быть много в сети, я оперативно реагирую на сообщения в директ и отвечаю. Это стало серьезной частью моей работы, а не каким-то развлечением, где на этой площадке нас видят, слышат, с нами коммуницируют. Может быть, эти люди не присутствуют на наших офлайн-мероприятиях, но благодаря сети знают, что происходит, пользуются нашей инфраструктурой (грантовыми конкурсами, возможностями), заявляются.

Отвечу на вопрос по поводу хулиганов. Они всегда были, есть и будут. Вообще история протеста очень свойственна молодому поколению, особенно для подростков. Моя дочь подросткового возраста, я понимаю, о чем мы говорим, когда емкое слово «протест» звучит во всем, и это нормально.

Запрещать говорить о тех мыслях, которые их беспокоят, — глупо. Пусть лучше они высказываются, и мы будем в конструктивном диалоге находить формат, в котором мы сможем подискутировать на эту тему. Это очень важно.

В употреблении ненормативной лексики, наверное, ограничиваете?

Мы рады, что им хватает мозгов и воспитания не переходить какую-то планку. Я больше про темы, которые мы можем с ними обсудить. Это позволяет им выговориться, выплеснуть энергию.

Нам неважно, будет ли ребенок побеждать в «Созвездии» или выигрывать какие-то дипломы, нам важно, чтобы он был максимально занят делом.

«У молодых людей в Татарстане нет такой острой оппозиционной позиции»: Как работает министерство с протестующей молодежью?

Протестность подростков касается и политических моментов. Почва для этого есть и в интернете. Как вы работаете с такими?

Нужно вовремя услышать причину и суть протеста, потому что за каждым из них стоит какой-то тезис, вовремя выйти в диалог, а не спрятаться в кабинетах. Позиция, что «мы взрослые, а вы пока ни в чем не разбираетесь и ничего не знаете», бесперспективная. Нужен нормальный разговор о том, в чем причина, что тебя беспокоит, у нас есть ответы на вопросы, которые ты задаешь, есть институты, которые могут тебе помочь в этих вопросах. Ты с этим не согласен, нону давай поговорим на эту тему.

У нас так было со студенческим транспортным грантом. Студенты достаточно эмоционально, в каком-то смысле жестко, обозначили свою позицию, объяснили, что им нужен студенческий проездной. В Татарстане его нет. За столом переговоров здесь, в министерстве, мы встретились с инициативной группой. Я им благодарен за то, что они нас услышали.

Нам нужно найти более 1,5 млрд рублей, чтобы обеспечить проездным всех. Мы говорили о том, все ли студенты нуждаются в студенческом проездном. Есть категория студентов, которая имеет возможность приезжать на автомобилях. Надо ли, не спросив их, изначально закладывать их в бюджет и обеспечивать им?

В этом диалоге с ребятами мы пришли к тому, что сначала нужно обратиться к Президенту и увеличить существующий студенческий грант в два раза, чтобы охватить больше людей. После этого вместе с ними мы решили проанализировать категорию студентов, которые нуждаются в студенческом проездном, понять, кто эта социальная группа, сколько их, и потом вернуться к этому вопросу. Сейчас мы занимаемся им вместе с ними.

Я считаю, что это пример диалога. Вопрос прозвучал очень остро и эмоционально. К нему попытались прислониться и определенные политические партии, сделать это повесткой, глубоко не разбираясь.

Это ответ на вопрос, почему у молодых людей в Татарстане нет такой острой оппозиционной позиции. Во-первых, они имеют возможность быть услышанными. Во-вторых, это комплексный подход, где задействовано не только Минмолодежи.

Без родительских дней и проверка всего персонала на COVID-19: Новый режим работы детских оздоровительных лагерей РТ

Вернемся к жаркому лету. С 1 июля стартовала летняя детская оздоровительная компания. В чем ее особенности? Что ждет отдыхающих и их родителей?

Первое: летняя оздоровительная кампания стартовала в непростых условиях, это тоже определенный вызов для нас, мы никогда не работали в детских оздоровительных лагерях в этом режиме.

Для обеспечения безопасности детей есть определенный ряд требований, рекомендации Роспотребнадзора, которые мы смогли выполнить и сделать так, чтобы летний отдых был безопасным.

Запрещено въезжать и выезжать с территории лагеря. Если коллектив заехал, то они живут там полную смену, и родительские дни отменены, чтобы мы могли обезопасить детей от инфекции.

Все-таки мы посчитали, что пусть лучше дети будут в лагере, пусть лучше будут под контролем. Если кто-то плохо себя плохо почувствует, мы сможем оперативно реагировать. Это лучший вариант, чем дети будут в летний период находиться просто в городе на улице, не имея возможности поехать в деревню к бабушке, к дедушке и не зная, чем себя занять, это серьезнейший вопрос для родителей, которые трудятся, работают.

Огромное количество обращений от родителей было в наш адрес с тем, что «мы хотим отправить детей в лагерь», другой вопрос — обеспечить с нашей стороны безопасность. 

Сколько уже лагерей готовы открыться и открылись? 

На данный момент в первые смены заработало 79 лагерей, у нас почти 12 тыс. детей заехало, всего у нас 119 летних оздоровительных баз, которые готовы принять детей, но они должны пройти определенную сертификацию и получить одобрение Роспотребнадзора, что они соответствуют новым требованиям ситуации, которая сложилась.

Всего сколько детей рассчитываете отправить в оздоровительные лагеря?

Мы рассчитываем, что порядка 100 тыс. детей в это лето будут охвачены летней оздоровительной кампанией, если позволит эпидемиологическая ситуация. 

Есть ли спрос на лагеря? Родители боятся отправлять детей? 

Я уверенно могу сказать, что из-за падения снижения спроса нет, в связи с тем, что емкость наших лагерей изначально не позволяла принять всех желающих. И в обычный год, вне зависимости от эпидемии, достаточно сложная ситуация была с точки зрения предоставления мест всем желающим, при этом мы лидеры в стране по количеству загородных летних лагерей.

Более того, сейчас мы еще капитально отремонтировали. 

О чем и речь. Стартовала программа Президента республики «Лето — детям» — это капитальный ремонт и реконструкция этих летних оздоровительных баз. Мы 23 лагеря за полтора года предыдущих смогли привести в порядок, и они совершенно другие. Отвечают всем современным требованиям XXI века и всех соответствующих органов.

Мы в ближайшие три-четыре года (пятилетняя программа) 94 лагеря капитально должны отремонтировать в республике. Это позволит нам значительно увеличить охват и объем летнего отдыха наших детей.

При этом в этом году были требования Роспотребнадзора, когда мы должны были уменьшить емкость данных лагерей ровно вполовину. Только 50% мощности можно было задействовать, поэтому и соответственно емкость меньше, чем в предыдущие года. У нас в среднем порядка 180-190 тыс. детей было охвачено летней оздоровительной кампанией. В этом году и пришкольные лагеря были перенесены на осень.

Получается, кто успел забронировать? Или кто больше денег даст? Насколько увеличилась стоимость путевок?

Наши муниципальные и государственные лагеря не подняли стоимость в этом году. Она варьируется от количества смен, в зависимости от программы. У нас есть субсидирование 50%, 85% и 100% из бюджета. Если предприятие участвует в 7-дневной, 14-, 18- и 21-дневной смене — стоимости разные. Но мы точно можем сказать, что стоимость летних лагерей и путевок в летние лагеря в этом сезоне не поднималась.

Есть лагеря, которые снизили стоимость исходя из ситуации.

А вот у нас была новость, что на южном побережье дети будут отдыхать в монорегиональных лагерях, чтобы не смешивались дети из разных регионов. Как прошли переговоры? Какая здесь ситуация?

До вчерашнего дня мы, как нам кажется, максимально подготовились к летней оздоровительной программе на Черноморском побережье. У нас есть и наш лагерь, и лагеря, которые мы ежегодно традиционно арендовали для детей из Татарстана. Это порядка 5 тыс. наших детей и подростков имели возможность отдохнуть на Черном море. При этом, к сожалению, регионы, которые нас принимали в предыдущие годы, пока официально не разрешили нам вывозить детей. А более того, на днях пришла рекомендация Роспотребнадзора о временном запрете на вывоз детей в другие субъекты.

Лагерь без интернета набирает популярность среди родителей в РТ

Вы на брифинге говорили, что в Татарстане в этом году будет работать лагерь цифрового детокса. Что это такое? Как дети будут жить без телефонов и насколько это возможно? Что это?

Это направление востребовано и популярно у родителей, мы его для себя назвали «Интернет-детокс», и лагерь в Лаишевском районе — один из таких, который взял профиль «максимальная интеграция с природой». Максимальная возможность познакомить подростков с палаточной формой жизни: костер, палатка, как разжечь костер с одной спичкой. Дай бог, в августе мы попробуем этот формат, потому что сейчас заканчивается капитальный ремонт в этом лагере.

Важно, чтобы у каждого лагеря появилось свое лицо. Так родился «Камский Артек». Это наш диалог с руководством Нижнекамска, непосредственно с мэром Айдаром Раисовичем о том, какую изюминку можно привнести в уникальное с точки зрения природы место, и мы переговорили на форуме в Сочи с руководителями «Артека». Теперь у нас есть официально собственный полноценный филиал «Артека».

Культивировались традиционные семейные ценности. Мы можем сделать это на собственном примере — через трансляцию в своих социальных сетях.

Когда я принимаю решение о принятии сотрудников, для меня это не вопрос «женщина или мужчина»: Фаттахов о феминизме и немного о ЛГБТ

Сколько у нас лагерей в Татарстане под названием «Радуга»?

Парочка есть.

И это всё пытаются превратить в пропаганду ЛГБТ-движения. Это же полный бред.

К сожалению, да. Мы можем предложить только альтернативу, максимально занять их время, мозги тем делом, которое их будет максимально поглощать.

Статистика-то говорит об обратном. Количество разводов растет. Есть ли кризис традиционной семьи в Татарстане?

Я бы не назвал это кризисом. Просто изменились подходы понимания молодых людей. Раньше было нормально в 18-22 года создавать семью. Сейчас молодые люди задумываются о карьере, о том, чтобы встать на ноги, пожить для себя и только потом осознанно (что важно) принять решение о семье и детях. Осознанное принятие решения позволяет, как мне кажется, стать семьям крепче. Тогда, я думаю, вероятность развода меньше.

Роль женщины тоже изменилась.

Если вы говорите о сексизме и требовании равных прав, я к этому спокойно отношусь. Когда я принимаю решение о принятии сотрудников, для меня это не вопрос «женщина или мужчина». Это вопрос условий работы претендента. У мужчин есть свои сложности, у женщин — свои. Я не делю их по гендерному принципу. Я как работодатель оцениваю условия их жизни, которые отразятся на качестве труда.

А у вас в семье матриархат или патриархат?

У нас партнерство. Зная свою супругу, я не могу ответить по-другому. Имею в виду, что она всегда занимала активную жизненную позицию. У нее всегда было любимое дело, которым она продолжает заниматься. Но это не мешает нам растить замечательных детей.

Но патриархальные отношения складывались на том, что мужчина — это кормилец и защитник. А сейчас женщины сами могут кормить семью. И традиционные ценности тоже уходят.

Я бы не называл их традиционными. Тот контекст, который вы упоминали, он не про традиционные ценности. Это про время, в котором мы живем. Для меня ценность — это счастливая семья как итог. В какой конструкции, благодаря чему они в гармонии — неважно. Форматы не принципиальны.

Я не считаю залогом успеха, если мы будем исходить из «традиций», что мужчина — это кормилец и опора, а супруга — хранительница очага. Это не взаимоисключающие вещи.

Лишь бы не было войны, и ЛГБТ со своей радугой (смеется).

Лишь бы не было войны.

Спасибо за интервью.