Глава МВД РТ: Полицейские вежливы и дипломатичны, но если в дни Кубка будут нарушения – мы к любым вариантам готовы

В чьих руках безопасность жителей и гостей Татарстана в дни Кубка конфедераций, реально ли изжить коррупцию, как видеокамеры помогают полицейским, а также подробности расследований резонансных преступлений – об этом и многом другом в эксклюзивном интервью ИА «Татар-информ» рассказал министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин.

Артем Валерьевич, через неделю Татарстан ожидает событие мирового масштаба – Кубок конфедераций. Каковы особенности работы личного состава министерства внутренних дел по РТ в период подготовки и проведения матчей в Казани?

– Действительно, событие для Татарстана, в общем, и для МВД по РТ, в частности, очень знаковое большое. И республика, и МВД за последние годы накопили очень большой опыт проведения таких мероприятий, в том числе в вопросах обеспечения безопасности.

Несомненно, год для нас проходит под эгидой подготовки к мероприятиям Кубка – процесс не останавливался ни на один день.

17 мая состоялся матч «Рубин» – ЦСКА, во время которого помимо вопросов обеспечения безопасности была протестирована система новых паспортов болельщика – FAN ID. Это новшество и для FIFA, и для российского футбола. По отзывам данный тест прошел нормально. По безопасности никаких вопросов не возникло.

9 мая вышел Указ президента Российской Федерации, который определил все ограничения, связанные с проведением матчей Кубка и с более серьезным испытанием – проведением Чемпионата мира по футболу. И Кубок конфедераций, и Чемпионат – мероприятия мирового масштаба, провести которые предстоит на самом высочайшем уровне. Другие варианты просто не рассматриваются.

В целом, мы готовы – с первого июня весь личный состав МВД по РТ перешел на усиленный вариант несения службы. Также прибыли дополнительные силы.  

Все объекты, которые будут задействованы – стадионы, гостиницы, базы проживания, объекты транспортной структуры – возьмем под круглосуточный контроль вместе с частными охранными агентствами, службами безопасности.

Конечно, будут вполне естественные определенные неудобства и зоны ограничения населения, но мы постараемся, чтобы для жителей и гостей Казани дискомфорт был минимальным. Обо всех ограничениях организаторы мероприятия будут информировать заранее, чтобы можно было заблаговременно рассчитать свой маршрут, вовремя прибыть на стадион и насладиться мировым футболом.

Замечу, что жители нашей республики уже привыкли к тому, что в Казани регулярно такие мероприятия проводятся. Так что пройдет, я уверен, спокойно.

– Какие напутствия даете личному составу?

– В отряды, которые будут обеспечивать безопасность во время игр Кубка конфедераций, мы у себя, и в других регионах отбираем наиболее подготовленных сотрудников.

Они проходят отдельное обучение, как у себя по местам службы, так и отдельные специалисты на базе МВД по РТ и Казанского юридического института. Мы, в том числе, практикуем и языковую подготовку – каждому, даже самому обычному сотруднику, разработаны разговорники на пяти языках. Они им розданы, у каждого должны быть на руках, чтобы они могли на вопросы иностранцев ответить и что-то им показать.

Но на каждом объекте дополнительно будут и переводчики, которые свободно владеют несколькими языками. Это тоже практика отработанная, она себя хорошо зарекомендовала.

Все прошлые мероприятия показали, что полиция работает четко и достаточно дипломатично и вежливо. Хотя, если будут нарушения, то мы к любым вариантам готовы.

Еще, что касается безопасности. На прошедшей коллегии МВД по РТ, в том числе, говорилось и о появлении на территории Татарстана в ближайшее время более 700 видеокамер. Начали ли они уже появляться, как идет процесс вживления видеонаблюдения в жизнь татарстанцев?

– Идем как по пути разработки своих методик раскрытия преступлений и их профилактики, так и занимаемся развитием различных технических аспектов.

Один из наиболее эффективных – это видеонаблюдение. Это, в принципе, опыт мировой. В России мы одни из первых пошли по пути создания сегмента аппаратно-программного комплекса «Безопасный город».

Вообще, в «Безопасном городе» предусмотрено больше десяти подсистем: это и система оповещения и информирования населения, система «112», система видеонаблюдения, система видеофиксации нарушений правил дорожного движения, система пожарной сигнализации, экологического мониторинга, поисковые и навигационные системы. Развитию этого сегмента уделяется очень большое внимание.

На последней коллегии речь шла не только 740 камерах видеонаблюдения. Было сказано, что мы более 11 тысяч камер, работающих на безопасность, имеем. Из них 2 038 камер установлены в местах массового пребывания людей.

Много этому способствовало. Мы сами определяли места, где камеры нужны – общественные места для контроля ситуации, объекты, важные для нас. И, спасибо руководству республики, лично Президенту РТ, потому что это не дешевое удовольствие, и Президент нас здесь поддержал.

И кроме этих 740, были камеры в 2015-м, в 2016-м году, мы достаточно серьезно модернизировали видеонаблюдение в Казани. Это один путь развития.

Возможность второго пути развития нам дал выход двух постановлений Российской Федерации. Это 272-е – о требованиях по защищенности, в том числе антитеррористической, объектов с массовым пребыванием людей. Второе – 202-е – касается защищенности спортивных объектов, на которых проводятся крупные мероприятия. Одно из требований этих постановлений – эти объекты должны быть оснащены видеонаблюдением.

Понятно, что это тоже недешевое удовольствие, и мы с пониманием относимся к собственникам, но потихоньку количество систем видеонаблюдения на этих объектах увеличивается. В частности, все наши крупные объекты уже под видеонаблюдением.

Наиболее насыщенный объект – это «Казань-Арена», где, я могу сказать, есть еще и уникальная система – видеокамеры высокого разрешения, их нет ни на одном крупном стадионе Российской Федерации, мы первые их применяем.

Мы только приветствуем участие населения и совместное раскрытие преступлений.

Это не бюджетный вариант. Посмотрите, мы почти 10 тысяч камер поставили не, истратив ни рубля бюджетных денег, и, фактически, не увеличив сборы с населения.

Нормальные люди воспринимают это абсолютно позитивно, потому что они понимают – это безопасность. Многие из них в рамках управляющих компаний имеют доступ и могут сами посмотреть за своим двором. И многие ведь и раньше ставили камеры сами по себе. Но, одно дело один частник тратит свои деньги, другое – под эгидой государства эта система развивается. И запись можно посмотреть всегда.

Это один их факторов, который способствовал снижению преступлений. Я напомню, у нас по итогам 2015 года был зафиксирован 15-процентный рост преступности. И тогда мы серьезно задумались. Я дважды выступал на совете безопасности, предлагая те или иные меры, в числе прочего было предложение по развитии видеонаблюдения.

И эффект есть. Мы и прошлый год закончили с минусом, и этот год пока идем уверенно с минусом в уровне преступности. Факторов много – и то, что часть деяний декриминализируется, это мы тоже учитываем, понимаем. Но, если говорить в целом по республике, обстановка достаточно стабильная.

В ближайшее время 742 камеры будут установлены на 444 социально значимых объектах.  

 – Скандал вокруг группы компаний «Фон» начался достаточно давно и только сейчас возник вопрос о заключении под стражу Анатолия Ливады, причем именно следствие настаивало на его изоляции. Что принципиально изменилось за это время?

– Ну, я бы не сравнивал один к одному дела по «Свею» и по «Фону». Во-первых, по группе компаний «Свей», на застройке тех комплексов, где они были лидерами, было и до этого несколько уголовных дел и часть субподрядчиков уже были осуждены. И не сразу его арестовали.

Следствие всегда принимает решение, исходя из своих убеждений, исходя из материалов уголовного дела и, опять же, нарушения, которые были у группы компаний «Свей» и группы «Фон» они несколько разные.

Одно из главных отличий в том, что «Свей», как правило в нарушение полученных разрешений строил дома повышенной этажности. Плюс там еще были другие махинации у них.

Группа компаний «Фон» – посложнее. Толчком послужило то, что стройка начала отставать и были массовые обращения граждан к нам: «Товарищи, надо что-то предпринимать!»

Мы естественно в первую очередь анализируем, а что же произошло. Каждый раз анализируется вся математика, то есть вклад, собственно, компании, вклад привлекаемых юридических лиц, вклад физических лиц, которые становились дольщиками, как это все оформлено.

И если в конечном итоге следствие или сотрудники БЭП (управления экономической безопасности и противодействия коррупции – прим. Т.-и) убеждаются в том, что деньги были уведены или были двойные продажи, или как со «Свеем» была этажность нарушена, или стройка без разрешения, то естественно становится вопрос о возбуждении уголовного дела. Так оно и получилось с «Фоном».

Но мало дело возбудить. У нас в республике сегодня большая работа проводится, и Президент РТ ее контролирует. Надо огромный объем этих домов достроить. Их же не один, не два дома. У «Фона» строек очень много. И без участия руководства компании это было бы сделать невозможно, хотя параллельно велась и следственная работа. Поэтому мы с пониманием относимся к тому что и Ахметзянова, и Ливада нужны для решения вопросов достройки.

Вопрос задержания и заключения под стражу Ливады возник не внезапно, он относится к разряду взвешенных решений, принимаемых по уголовным делам на определенном этапе расследования с учетом фактических обстоятельств. Ему предшествовала цепочка обстоятельств.

Во-первых, по уголовному делу – в разрезе строительства жилого комплекса «МЧС» – были завершены строительная и бухгалтерская экспертизы. Согласно их выводам, установлен разрыв практически в 1 миллиард рублей между размером денежных средств, собранных с участников строительства и фактическими затратами застройщика.

В последние несколько месяцев Ливада полностью самоустранился от процесса достройки. Более того, говоря языком следствия, он начал оказывать давление на свидетелей, он начал мешать процессу следствия. И, естественно, следственной группе ничего не оставалось сделать, как, учитывая, что вина его, в принципе, доказана – у нас подавляющее большинство экспертиз пришло – ограничить процесс воздействия на предварительное следствие со стороны Ливады. Поэтому он оказался там, где оказался.

Это не говорит о том, что мы Диану Ахметзянову не рассматриваем в качестве подозреваемой. Она точно так же рассматривается в качестве подозреваемой. Точно так же, когда будут завершены все следственные действия, а там объем потерпевших большой и объем экспертиз большой и анализ большой документов проведен, она точно также будет на скамье подсудимых. Совсем в ближайшее время.