Посадил загоревшийся на высоте 7 километров самолет, испытывал реактивные двигатели: чье имя носит улица в Московском районе Казани?

Улица 7-я Союзная в Московском районе Казани была переименована в 2005 году. С тех пор она носит имя Александра Васильченко. Чем известен летчик-испытатель? За какие подвиги он получил звание Героя Советского Союза? Воспоминаниями о жизни Александра Васильченко с корреспондентом ИА «Татар-информ» поделился его сын Григорий.

«Думал, что все герои останутся под грифом „совершенно секретно“»: Григорий Васильченко не ожидал, что в честь отца назовут улицу

В 2005 году в Московском районе Казани появилась улица имени полковника Советской Армии, летчика-испытателя, Героя Советского Союза Александра Григорьевича Васильченко. Постановление об этом подписал Камиль Исхаков, являвшийся тогда главой администрации города.

«В преддверии знаменательной даты — 60-летия Победы над фашистской Германией, в целях увековечения памяти наших земляков, геройски сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны... постановляю: переименовать улицу Союзная 7-я — в честь участника Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, летчика-испытателя легендарных пикирующих бомбардировщиков Пе-2 Васильченко Александра Григорьевича», — говорится в документе.


Позже, в 2009 году Рустам Минниханов, который в то время занимал пост премьер-министра РТ, подписал постановление о наименовании сквера перед зданием администрации Московского района именем Александра Васильченко.

Сейчас на улице располагаются жилые дома, различные торговые объекты. Кроме того, на пересечении с рядом других улиц находятся стадион «Тасма», парк имени Урицкого, технопарк «Химград», грузовой ж/д терминал станция «Восстания», остановочная платформа для транзитных электропоездов «Левченко» и лесопарковая зона.

«Я даже и не думал, не знал, что улицу хотят назвать в честь отца... На меня вышел глава администрации Московского района, мы с ним встретились, и он сообщил, что улица 7-я Союзная и сквер будут имени папы. Честно говоря, я думал, что все эти люди, герои, останутся под грифом „совершенно секретно“», — поделился с корреспондентом сын летчика-испытателя Григорий Александрович.

Агитационный плакат, созданный художником Г. Клуцисом, 1934 г.

Стал летчиком из-за призыва «Молодежь — на самолет!»

Наша встреча с Григорием Васильченко прошла в парке Победы — здесь стоит макет самолета Пе-2, на котором когда-то летал его отец.

«Родной самолет отца! Мне уже 71 год, но я до сих пор не перестаю удивляться, насколько смелыми тогда были люди. Это же надо — по тому времени поставить реактивный двигатель с ракетным ускорителем. Отец попал в пионеры: когда люди только задумывались, чтобы переходить с винтомоторной авиации на реактивную, он уже летал на таком», — подчеркнул наш собеседник, добавив, что в боевых действиях такая машина не участвовала.

Александр Васильченко родился в селе Старая Безгинка Белгородской области. Он окончил индустриальный техникум, а после два курса Киевского химико-технологического института. Юноша никогда не задумывался о том, чтобы стать летчиком. Однако в 1933 году, когда кругом висели транспаранты «Молодежь, на самолет!», Александр решил поступить в Сталинградскую школу летчиков. В 1936 году он окончил аналогичное учебное заведение в Харькове.

Васильченко принимал участие в Советско-финской войне, будучи командиром звена 39-го скоростного бомбардировочного авиаполка, совершил несколько боевых вылетов на бомбардировщике СБ. В 1941 – 1943 годах Васильченко командовал отрядом 1-й перегоночной авиационной эскадрильи ВВС РККА, участвовал в перегонке на фронт бомбардировщиков Пе-2 с авиазаводов в Казани и Иркутске.


Васильченко смог посадить самолет, загоревшийся на высоте 7 км над землей, и спасти экипаж

В 1943 году Васильченко назначили летчиком-испытателем Казанского авиационного завода № 22 (КАПО им. Горбунова, — прим. Т-и). «Они стали перегонять с завода Пе-2. Представляете, самолеты тогда стали собирать на конвейере. По 10 – 12 самолетов в сутки! Наши перегонщики тогда облетывали по пять самолетов в день — это же очень накладно и для здоровья вредно», — отметил Григорий Александрович.

Александр Васильченко, заинтересовавшись работой испытателей, обратился к Василию Окулову (с 1938 по 1941 год руководил заводом, — прим. Т-и) с предложением о помощи летчикам-испытателям. «Окулов тогда возмутился, сказал, что не имеет права, что ему не положено. Но все-таки через какое-то время у него получилось согласовать. Никого из отряда тогда не переводят в испытатели, одного Васильченко», — подчеркнул собеседник агентства.

Триптих «Всё для фронта – всё для Победы!», автор Х. Якупов. На картине: трудовой коллектив передает бомбардировщики Пе-2 боевым летчикам (в центре – В. Окулов и А. Васильченко). Изображение опубликовано в журнале «Казань» от 12 августа 2018 года.

Облетав несколько самолетов, Александр Васильченко, попал в команду к Сергею Королеву, который в то время занимался разработкой Пе-2 с ракетным ускорителем. С тех пор они начали летать вместе. Во время испытательного полета в 1945 году произошла катастрофа, которая чуть не унесла жизни летчиков-испытателей — на высоте 7 км над землей взорвался двигатель самолета. Однако Васильченко тогда удалось посадить машину. «По идее, они должны были упасть, потому что хвостовое оперение было разрушено. Очевидцы потом рассказывали, что когда машина села, она была как факел. Сергей Палыч [Королев] весь обожженный был тогда, ладно глаза остались», — вспоминает Григорий Александрович.

После этого случая Васильченко еще не раз попадал в опасные ситуации. В том же 1945 году при заходе на посадку его самолет, зацепившись крылом за дом, расположенный вблизи взлетной площадки, врезался в другой дом. В результате происшествия тогда погибли четыре человека, летчик чудом остался жив. В 1947 году в воздухе загорелся Ту-4. «У них двигатель горящий оторвался в воздухе, упал в поля куда-то под Москвой. Машина полыхала, а внутри был экипаж — 12 человек. Отец их всех заставил покинуть самолет, и посадили его на пузо. Причем он „угадал“ так, что прошел прямо под высоковольтной линией», — рассказал Григорий.

Из-за неоднократных аварий, каждая из которых могла закончиться летальным исходом, Васильченко с особым вниманием относился к своей работе — испытанию самолетов. «Андрей Николаевич Туполев периодически прилетал на завод, наблюдал за полетами. Когда папа был за штурвалом, он всегда говорил: «Васильченко за штурвалом? Да, сейчас опять дефектовочный лист будет огромный написан», — добавил наш собеседник, подчеркнув, что Васильченко всегда строго контролировал, чтобы все неполадки устраняли.


Главным увлечением летчика была его семья

Несмотря на опасную и сложную работу, которая занимала основное время Александра Григорьевича, отдушиной и самым главным увлечением летчика была семья. Супруги Васильченко воспитывали троих детей: старшую дочь Галину, младшего сына — нашего собеседника Григория, а также приемного Станислава. «Точно не могу сказать, но Стаська был, возможно, испанцем. Якобы когда во время войны везли детей из Испании, военные их усыновляли. И вот он даже по внешности был какой-то другой, не из наших краев», — вспоминает наш собеседник.

На вопрос о том, что любил Александр Григорьевич и чем увлекался, сын героя не задумываясь ответил: «Он маму любил, и нас, само собой». Но, несмотря на это, отец, по словам Григория, был слишком правильным.

«Его солдат возил на военной „Победе“. Я просил его все время подвезти меня до школы. Представляете, я мальчишка, каково это было бы со стороны! Но он не брал. Я и через маму к нему подходил — ни в какую», — рассказал Григорий Александрович.

Он также отметил, что отец был работящим и этого же ждал от окружающих. Зимой семья вставала в пять утра и дружно отправлялась чистить снег во дворе. «У каждого была своя лопатка. Мы выходили и чистили дорожки. А сестра Галка всегда говорила: «Лишь бы гараж не заставил чистить, там слишком много убирать».

Еще одним подтверждением этому, по словам Григория Васильченко, служит и ряд случаев из рабочей практики. Так, под руководством Александра Григорьевича на заводе работали молодые летчики. Васильченко сразу же отправлял их учиться в Казанский авиационный институт.

«Летчики молодые ворчали, что он заставляет учиться. А с ним ругаться было бесполезно, поэтому все быстро привыкали и шли учиться. Если занятий не было или погода была плохая, полетов не давали, он в приказном порядке всех собирал на заводе, и они ходили по цехам, смотрели, где и как, собирали самолеты», — добавил Григорий.

Еще одна интересная особенность, о которой вспомнил сын Васильченко: у летчиков-испытателей был свой особый календарь.

«У испытателей перед сдачей машины бывает и 31-е число, и 32-е, и 33-е. И так — пока машину не сдадут. Меня это, конечно, очень удивляло тогда. В месяце, значит, 30 дней, а тут получается такое! Потом я всё, конечно, понял», — заключил наш собеседник.

Летчики были настоящей семьей, часто проводили вместе досуг

Помимо жены и детей у Васильченко была и другая семья — авиационная. Григорий Александрович вспоминает, что часто летчики, коллеги отца, проводили вместе и досуг — собирались в гараже, на даче, ходили вместе на рыбалку.

«У дяди Миши Симонова была дача, и мы ездили туда в баню. Как сейчас помню, когда они все выходили из парилки, там, где была у них поврежденная, сгоревшая кожа, выступали квадратики. В обычной жизни этого не было так заметно. Меня это, конечно, очень впечатляло — сколько все-таки у них было ранений», — отметил спикер.

Григорий Александрович также рассказал, что много времени проводил с отцом и компанией летчиков. Его крестным был летчик-испытатель Николай Аржанов. Когда отец лечился в госпиталях после аварий, супруга уезжала ухаживать за ним. Тогда за детьми семьи Васильченко приглядывали Аржановы. «Из школы я шел к ним, обедал там, уроки делал», — вспоминает Григорий.

Он также отметил, что в гостях у семьи Васильченко бывали летчики со всего Советского Союза и даже из ближнего зарубежья. Был в их доме и легендарный авиаконструктор Андрей Туполев.

«Андрей Николаевич тогда увидел меня и говорит отцу: „Ну, это летчик!“ А батя и отвечает: „Нет, Андрей Николаевич, он у меня будет инженером“», — рассказал наш собеседник, пошутив, что в итоге стал не летчиком, не инженером, а пенсионером.


Неоднократно спасавшийся в серьезных авариях Александр Васильченко погиб в гараже из-за отравления выхлопным газом

Погиб Александр Васильченко в 1960 году из-за нелепой случайности. Собравшись вместе с друзьями на рыбалку, он решил заранее прогреть машину. В то время гаражи не отапливались, поэтому, чтобы сохранить тепло, многие пользовались довольно опасным способом.

«У них была очень нехорошая система. Они нагазовывали на ночь полный гараж выхлопного газа, вплоть до того, что лампочку еле видно было, потом глушили машину, дверь захлопывали и выскакивали. Закрывают гараж, и машина до утра теплая», — рассказал Григорий Александрович.

Он также вспомнил, что в тот момент семья смотрела по телевизору фильм «Судьба человека», мать приготовила ужин и пошла к гаражу, чтобы позвать к столу Васильченко. Спасти летчика не удалось. Его похоронили на Арском кладбище в Казани.

За мужество и героизм, проявленные при испытаниях новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1957 года Александру Васильченко присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Также он был удостоен орденов Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и других наград.