«Пока народ своими глазами не увидит – не поверит»: как живет татарское село в период коронавируса

Коронавирус перевернул наш мир с ног на голову. Если посмотреть новости и изучить мировую статистику, в голову начинают приходить нехорошие мысли, что невольно задумываешься – не пора ли писать завещание?! Мы нашли выход из депрессивного состояния – уехали в деревню!

На улицах Казани царит неприятная атмосфера, столица в эти дни напоминает мне дом, где случился траур. Смотришь в окно – видишь небывалую пустоту. Детскую площадку, где целыми днями не смолкал шум детворы, огородили сигнальной лентой. Выходишь в магазин (который, как назло, находится в 50 метрах от дома), а навстречу тебе идут люди в масках и тоской в глазах. С мыслью, что вот-вот грядет апокалипсис, снова вваливаешься в свою квартиру.

Посидев с детьми взаперти в квартире несколько дней, мы решили, что с нас хватит, – за два часа накидали в багажник все необходимое и поехали в деревню! Выезжая из Казани, уверенно проезжаем стражей порядка в масках. Кажется, что чем дальше мы от города, тем дальше от нас коронавирус. Родная деревня и родительский дом всегда успокаивают и вселяют надежду – верим, что и в этот раз не подведут, родненькие!

А в Маметьево – весна! Вдохнули полной грудью весеннего воздуха, и душу наполнил аромат весны. Самое время собирать березовый сок, прилетели птицы с юга, вот-вот начнутся садово-огородные работы. Какой еще коронавирус? И слышать не желаем! Все же время о времени вместо азана с минарета мечети женский голос напоминает: «Сидите дома, не выходите на улицу!» Но и эти предостережения здесь не в силах нарушить наслаждение сельской жизнью… Даже наоборот – каждый раз, услышав строгий голос, мы придумываем новый повод пошутить.

Правда, все же и сельчан успели хорошенько напугать: в день нашего приезда редкие прохожие на улице были в масках. К тому же слух о том, что в соседнем Чупаеве у женщины обнаружили коронавирус, обошел все село со скоростью света. К счастью, позже населению разослали сообщение, что это был фейк, ну а тому, кто этот слух распустил, впаяли штраф в размере 30 тысяч рублей. Сообщение подействовало на жителей села как весть о победе, все вздохнули облегченно. Если вируса нет в соседнем селе, значит, он еще не дошел до нас, а значит, есть вероятность, что до нас он вообще не успеет дойти, решили сельчане.

На следующий день людей в масках в селе не было видно, прикрытые до этого маской рты растянулись в улыбке.

«Не стану маской пугать людей»

Я решила узнать мнение односельчан насчет ситуации в стране.

Минниль абый, коронавирус ведь, зачем за ворота вышел? – пристала я к первому встречному, которым оказался наш сосед.

– И думать не хочу о коронавирусе! И дома сидеть не буду. На рыбалку ходить не запрещается – мне этого достаточно! У рыб коронавируса не бывает, – улыбнулся он.

А вы, рыбаки, соблюдаете дистанцию?

Так ведь в машине все равно вместе ехать.

А у водоема в масках сидите?

Нет, конечно, зачем же людей пугать.

А перчатки у тебя есть?

Рабочие есть, других нет.

Совсем ты несерьезно относишься к коронавирусу или не веришь?

А какая ей разница, верим мы или нет. Может, тебя убьет вирус, а может, что-то другое… Кто знает, как мы уйдем.

«В армии против коронавируса поят горячей водой»

– Уммугульсум апа, как ты приехала с работы из Альметьевска? При выезде из города не остановили? – спросили соседку, войдя в дом Хасаншиных.

– Всех останавливают, дорогая. У меня прописка сельская, поэтому с работы нам сделали пропуска. Поэтому отпустили. А если, наоборот, в город едешь, надобно либо пропуск показать, либо СМС-код на телефоне. С этим кодом по городу можно максимум два часа кататься. Сельских пропускают, если в аптеку приехал. Но вволю наездиться нельзя, только до ближайшей аптеки, и будь добр – обратно в село. А магазины у нас и в селе есть.

Автобусы до города ездят?

К счастью, оставили два маршрута – в шесть утра и в шесть вечера. А раньше ездили пять раз в день.

На работе сильно не пристают с коронавирусом?

Я дежурю на молочном комбинате. Везде понаставили антисептики для обработки рук, влажные и сухие полотенца. Хорошо, конечно, что руки стали чаще мыть. Но не очень верю, что этот коронавирус настолько страшен…

Это как – миллионы людей болеют по всему миру, сколько смертей от него…

Если подумать, по каким только причинам не умирают люди. Другой статистики нет, а по коронавирусу каждый случай на учете, видимо, поэтому так много смертей. Не столь страшен, наверное, вирус, как им народ запугивают. Кто из нас гриппом не болел?

У вас сын вроде в Московской области проходит армейскую службу, у них там какая обстановка?

А вот на днях по телефону говорили. Четыре раза в день солдатам начали давать пить горячую воду. То ли вирусы убивает, то ли иммунитет закаляет – кто бы знал. Первый раз о таком слышу. Еще, говорит, когда строем идут в столовую, между рядами оставляют расстояние. Какой от этого толк, не пойму – в столовой все равно за столом рядышком сидят. Солдаты и сами смеются от таких нововведений.

Тяжелее всего от коронавируса пришлось жителям городских квартир – попробуй целыми днями сидеть взаперти с детьми в четырех стенах!

Не то слово, у меня в городе сестра живет. Двое внуков учатся в школе, а компьютер дома один. По два часа сидят за компьютером по очереди – дистанционное обучение через интернет. Терпения и сил им.

«Мы из села не выезжаем, и к нам чужаки не суются»

Вышла от Хасаншиных и направилась в сельский магазин. На улице – ни души. В магазине народу больше, чем обычно, продавщицы в масках снуют туда-сюда.

Ильмир, ты что это без маски? – вновь пристала я к одному из тех, кто ждал очереди.

– Мы из села не выезжаем, и к нам чужаки не суются. Вот только вы понаедете из своей Казани… – сказал он, недовольный тем, что я снимаю разговор на камеру телефона. И, не закончив начатое предложение, скорее вышел из магазина.

Тему подхватила пожилая женщина.

– А где взять эти маски? – спросила она.

– Самим шить! – в один голос заявили присутствующие, указывая на самодельную маску в крупный синий цветочек продавщицы Фатымы апа.

Обратилась я и к хозяину магазина Марату Ситдикову.

Марат абый, никто в селе не верит в существование коронавируса, почему так? – задала ему вопрос.

– Пока своими глазами не увидит, народ не поверит, что поделать, – сказал он, не отрываясь от своих дел.

Вновь задумавшись о страшном вирусе, медленно побрела домой по пустынной улице. Смотрю, а навстречу мне идет Насима апа с нижней улицы в неизменном красном платке. Обрадовавшись встрече с живым человеком, подошла к ней, а Насима апа, не дожидаясь моих расспросов, с ходу заявила:

– Не верю я в существование такой болезни. Вот говорили, что в Чупаеве тоже одна заболела, а оказалось – ложь.

Почему на улице ходите? С минарета ясно сказали, чтобы все сидели дома, – решила я тоже перейти в наступление.

– Ой, да по селу же ходим. Все ходят, не мы одни. Вот и ты вышла, да еще и без маски…

Хорошо, только не болейте.

И вам не хворать. Не заболеем, нас зараза эта не возьмет…

Как оказалось, такой боевой настрой оказался не у меня одной. Не встретила я среди односельчан пессимистов, испугавшихся коронавируса. Психологи тоже поддерживают таких оптимистов, как мы: подавленное настроение – полпути к болезни. И коронавирус липнет быстрее к тем, у кого депрессивный настрой и болезненный вид. Поэтому, уважаемые мои, давайте не будем притягивать болезни, будем крепко стоять. Положительные эмоции укрепят иммунитет, и вирусы обойдут нас стороной. Главное – так же часто мыть руки с мылом, желать друг другу крепкого здоровья и духа. В такое красивое время года болеть нельзя! Нет, я тоже не верю, этот крошечный вирус нас не одолеет, не сдадимся, мы – народ закаленный.

Автор: Лилия Загидуллина