Марат Галеев: «Татарстан сумел построить жизнеспособную конституцию, которая показывает свою действенность»

Татарстан отмечает 25-летие принятия Конституции РТ. Основной закон республики открыл новый этап отношений регионов с федеральным центром.

Конституция Татарстана принималась в очень непростой период. О том, как шло обсуждение основного закона республики и о том, как спустя 25 лет можно оценить ее значение для современников, в интервью рассказал заместитель председателя Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по экономике, инвестициям и предпринимательству Марат Галеев. 

– Марат Гадыевич, почему сегодня, в год 25-летнего юбилея  Конституции Татарстана, мы все чаще слышим тезис о необходимости соблюдения положений Конституции Российской Федерации и Республики Татарстан? 

– Конституция – это базовый документ для любого государства. Российская Федерация состоит из субъектов, которые тоже имеют собственные  конституции. Принятие конституции не означает, что сразу все поменялось на следующий день, потому что с распадом Советского союза по сути перестало существовать большое государство – Российская Федерация трансформировалась в новое государство. И трансформация эта занимает, я бы сказал, достаточно длинный промежуток времени. Но по большому счету это даже вопрос не одного поколения. 25 лет в статистике считается поколением. 

Но мы видим, что дискуссии о том, какой быть России, продолжаются и по сей день. Если спросить политиков, то мы часто из уст некоторых из них услышим: «Россия должна быть унитарным государством». Даже о монархии говорят, хотя, казалось бы, конституция однозначно определила государственное устройство. То есть мы не можем сказать, что полностью пришли к какому-то консенсусу и что выстроили то государство, которое было провозглашено в действующей Конституции. 

Этот период занимает большой промежуток времени. Россия на пути правового государства, и Татарстан тоже на этом пути. Есть успехи, но в то же время это процесс, это не единовременный акт. Поэтому и всплывают различные инициативы, которые идут вразрез с Конституцией. Именно по этой причине мы вынуждены говорить, что нужно ее соблюдать, потому что конституция – это основной кирпич в фундаменте государственного строительства, без него никак нельзя. 

– Все мы знаем, что Конституция Татарстана принималась в очень непростой период. Спустя 25 лет как мы можем оценить значение основного закона республики для нас, современников? Ну и, конечно, хотелось бы вспомнить тех людей, кто непосредственно принимали участие в принятии этого документа.

– Да, действительно, период в политическом плане был бурный, настолько бурный, что некоторые участники этого процесса раньше времени ушли из жизни. Настолько сильные были стрессы, потрясения и это даже стоило жизни – преждевременному уходу. Марат Мулюков – такой был политический деятель, депутат, один из инициаторов становления республиканской государственности. Наверное, мы его обязаны сегодня вспомнить. Есть ряд других деятелей. 

Конституция создавалась, действительно, в бурное время. Советский союз разрушился, а Татарстан всегда видел себя в составе союза. В 1991-м году бывшие советские республики стали выстраивать новые системы взаимоотношений внутри себя – каким быть государству каждому, и Россия тоже встала на путь федерализации. Все это обсуждалось в бурных дискуссиях, Конституцию Российской Федерации никак не могли принять – там было большое столкновение политических сил. Вот в этих условиях Татарстан раньше других сумел прийти к консенсусу внутри себя. 

В результате удалось разработать Конституцию, основы которой еще сегодня действуют.  В ее основе – права граждан, которые соответствовали международному праву и сейчас соответствуют. Они были впервые прописаны. Их ценность в том, что мы сделали это сами. Все предыдущие Конституции, какие бы они ни были, они как бы спускались сверху.  А здесь именно по собственной инициативе Татарстан сумел построить жизнеспособную конструкцию в конституции, которая показывает свою действенность. И она не вошла в противоречие с будущей Российской Конституцией, которая была принята больше чем через год. 

Разрабатывали ее много десятков людей: ученые, специалисты, действующие юристы, практики, представители гражданского общества, писатели. Шли  напряженные дискуссии, но важно одно – что мы пришли к согласию. Надо сказать, что этот процесс шел всегда в конструктивном духе, что никто не шел по пути, чтобы ущемить противоположную сторону, и поэтому Конституция стала таким стабилизующим документом. 

Согласительные комиссии создавались в спорных ситуациях.  Председателем согласительной комиссии, как правило, был действующий тогда Президент  Минтимер Шаймиев, и его вклад в поиске компромиссных решений, которые бы устроили всех, очень большой. В этом,  я думаю, непреходящее значение того периода, что, во-первых,  мы смогли доказать, что все это можно решить за столом, без драки, что называется, взаимоуважительно. Хотя столкновение позиций было очень жесткое,  ни одна из сторон не шла по пути оскорбления, обид – это очень важно. Я думаю, что вряд ли в истории Советского союза и новой истории, и новейшей истории постсоветских стран такие примеры были. И мы это сделали одними из первых в РФ. 

– Можно ли говорить, что современная Конституция Татарстана – это важная веха в развитии всего российского федерализма? Мы часто говорим о какой-то особенной модели Татарстана, а в чем ее прелесть? 

– Столкновения в российском политическом обществе и сейчас продолжаются, потому что сторонников унитарного построения государства и сейчас немало. У Татарстана было собственное видение, и нам удалось сделать так, чтобы именно Конституция Татарстана повлияла и на разработку Российской Конституции,  так как она раньше была принята. Это во-первых. Во-вторых, наш голос был слышен на общероссийском поле в том плане, что очень многие субъекты активно прислушивались к мнению Татарстана. И работа над Российской Конституцией действительно находилась под влиянием той работы, которая была проделана в Татарстане. В результате, что мы получили?! Мы получили, по крайней мере, в Российской Конституции реальное федеративное государство. Другое дело, как это соблюдается… Вопрос дискуссионный, и это тоже процесс: здесь есть движение и вперед, и назад. Все непросто. И я думаю, будет достаточно долго идти этот процесс в любом федеративном государстве. 

Сейчас все больше говорят, что усиленная централизация, которая уже произошла,  мешает развитию самой России. Но дискуссии продолжаются, и хорошо, что они идут в  правовом поле.

– 14-я статья Конституции Татарстана  полностью посвящена поддержке соотечественников, проживающих за пределами нашей республики. Насколько эта статья повлияла на саморазвитие национального вопроса, самосознания, межэтнических отношений внутри республики?

– Во-первых, я должен напомнить авторов этих поправок. В самом первоначальном варианте этой статьи не было. Туфан Миннуллин, ныне к сожалению ушедший от нас, и Разиль Валеев вдвоем эту статью, что называется, выработали, были активными ее сторонниками. Она не нашла противодействия со стороны никого и была принята сразу. Этот вопрос действительно достаточно важный.

В российской Конституции тоже предусматривается помощь соотечественникам. Но там, как правило, это касается русскоговорящих.

Татарстан закрепил, что к соотечественникам относятся не только русскоговорящие, но и, в частности, татары, которые проживают за пределами Российской Федерации, в странах СНГ и дальнем зарубежье.

В заключение немного личный вопрос: считаете ли вы себя знатоком Конституции как российской, так и татарстанской?  Часто ли пользуетесь этими документами? Может быть, они вам помогают сориентироваться в повседневной работе?

– Я думаю, будет не совсем корректно сказать, что я большой специалист Конституции или плохой. В определенных разделах достаточно я уверенно себя чувствую. 

В  повседневной работе депутаты, работая над теми или иными законами, безусловно, обращаются к Конституции на предмет соответствия. Здесь не может быть никаких фантазий. Это обязательная часть нашей работы.