Римзиль Валеев о VI съезде ВКТ: «Я бы не сказал, что это был гладкий разговор»

Известный журналист и общественный деятель поделился с ИА «Татар-информ» впечатлениями от VI съезда Всемирного конгресса татар.

В Казани со 2 по 6 августа проходит VI съезд Всемирного конгресса татар. Форум проходит в юбилейный год. Прошло 25 лет с момента проведения первого съезда. Круглая дата – это повод обернуться назад, сделать выводы и строить планы на будущее. Журналист ИА «Татар-информ» после проведения пленарного заседания побеседовал с человеком, который стоял у истоков создания ВКТ, общественным деятелем и журналистом Римзилем Валеевым.

Римзиль Валеев о пленарной части съезда: «Я бы не сказал, что это был гладкий разговор»

Римзиль Салихович, как Вы оцениваете результаты прошедшего пленарного заседания VI съезда ВКТ?

– VI съезд прошел на очень высоком, я бы сказал, эмоционально-политическом, государственном уровне. Потому что пленарное заседание впервые шло с утра до вечера, на нем были все ответственные руководители, члены президиума, министры, главы районов, шло обсуждение актуальных вопросов. Делегаты слушали каждое выступление, и Рустам Нургалиевич с первой минуты до конца был – такое впервые происходит. Почему? Я думаю, что они придавали значение и итогам, и важности этой структуры. Это общетатарская организация, она изменилась последние годы. Рустам Нургалиевич на каждом выезде, во время каждого путешествия встречался с региональными организациями татар, знает изнутри и уже наслышан об их проблемах. Сегодня действительно были озвучены эти проблемы,  и одновременно хотелось, вероятно, показать, как живет Республика Татарстан, ее возможности, ее потенциал, и лучших людей показать. Я смотрел, даже из гостей, певица Алсу сидела с первой минуты до конца. Никогда такого не было.

Каждая минута, каждое выступление было интересным. Потом я бы не сказал, что это был гладкий разговор. По тексту выступающих, по фамилиям выступающих я чувствовал, что идет какая-то дискуссия. А именно, кто-то хочет перенести ответственность по каким-то вопросам на федеральные органы, кто-то на самих татар, кто-то «права качает» от Татарстана, кто-то имеет предложения к регионам. Запомнилось выступление председателя Федеральной национально-культурной автономии татар России Ильдара Гильмутдинова, он сейчас возглавляет комитет по вопросам национальностей в Государственной Думе Российской Федерации. Он четко с первой минуты начал говорить о том, что федеральная региональная национально-культурная автономия – это специализированная организация, которая имеет большой потенциал. Говорил о том, что в регионах не надо создавать параллельные организации. Эта дискуссия, ибо это все-таки Всемирный конгресс татар, а не конференция федеральной автономии. Получается, что в рамках конгресса татар руководитель федеральной автономии высказывал пожелания и раскрывал в рамках России, в рамках федеральных законов, что нужно сделать, что можно сделать, какие есть возможности. Опытному человеку видно разные взгляды.

Вопрос поддержки татар из других регионов и стран требует особых отношений с федеральным центром

В целом, есть понимание ответственности момента, понимание важности судьбы Татарстана для татар. Мы уже привыкли, может даже расслабились, что Татарстан такой хороший, что он защищает, помогает. Но не всегда и не все понимали, даже сейчас не все понимают, что договор с федеральным центром, статус Президента важны. Там же у нас есть интересные моменты ­– согласно 14-й статьи Конституции Татарстан оказывает помощь татарам других регионов и стран, а это требует особых отношений с федеральным центром, потому что это наш бюджет. Помимо взаимоотношений все равно это даже моральное значение имеет. Конечно, об этом слишком резко не говорилось, но Татарстан и Российская Федерация прозвучали. Много выступающих говорили, особенно такие авторитетные знаменитые люди, как Роберт Нигматуллин о том, что если будут русские, будут и татары, если будут татары, будут и русские. Если будет Татарстан, будет Российская Федерация, если будет Россия, будет Татарстан и татары.

Несколько десятилетий тому назад возможно конфронтационное какое-то мнение более эффектно бы прозвучало, обида какая-то или реваншистские какие-то настроения. Такого здесь не было, действительно, лодка общая. Я всегда слышу и говорю: Российская Федерация сегодня – это последователь, правопреемник Золотой Орды и многих татарских государств. Поэтому российские татары ­– это очень такие патриотично настроенные люди, российские татары работают на Россию.

Много было выступающих из стран дальнего зарубежья. Из Германии даже два делегата выступили, что конечно немножко отодвинуло других. Например, Рустам Садри из Австралии был готов выступить, но ему не удалось этого сделать. Он серьезный, мыслящий человек, принимал Президента Татарстана в Аделаиде. Несмотря на то, что в резолюции акцент делается на том, что зарубежные, американские и европейские санкции бьют, и по России, и по татарам, в то же время выступали делегаты из Германии, из Соединенных Штатов Америки (Туран Апакай из Сан-Франциско). Это было большое международное мероприятие. Без серьезной подготовки такое мероприятие, такой съезд не проведешь, оно требует высокой подготовки кадров, и правовую подготовку тоже. Поэтому все так получилось.

Конгрессу нужны перемены с учетом современных вызовов

Все ожидали каких-нибудь новостей, получилось так, что реорганизация, изменения в уставе тоже предполагаются, потому что требуется перемены. Я всегда и в печати это тоже говорил, что надо повысить эффективность, глобализация сильно наехала. Конечно, все татарские сообщества работают прекрасно, особенно если сравнивать это прошедшими десятилетиями. Ну вот на дворе XXI век, глобализация, цифровые технологии породили новые программы. Это пониженное самосознание, сильное влияние информационного продукта не традиционного для нас, рыночная экономика, финансово-экономический интерес. В этих условиях не так просто вести работу общественным формированиям так, чтобы оказать влияние на судьбу целого народа, рассеянного по всему миру. Посмотрите, что такой съезд татар. Это татары, живущие в 30-40 странах, имеющие разноцветные паспорта. Посмотрите — эти люди вообще-то иностранцы, но это татары. Они даже если живут в Австралии или Америке, они целые сутки летят или половину суток летят сюда. Потому что человеку нужна родина, здесь их родная земля. Поэтому делегат съезда Венера Вагизова из Берлина говорила, что мы хоть и в эмиграции живем, но тут наш дом. Это наша родина, это земля моих предков, поэтому я имею прямейшее отношение и заинтересованность в благополучном исходе. Я думаю, что эта тема была превалирующей, что все чувствовали объединенность с Татарстаном, который объединен с Россией и объединен со всем татарским народом. И в это время какие-то идейные, может даже религиозные, идеологические имущественные факторы, они как-то уходят на второй план.

Происходит объединение татарской нации на новом уровне

Как оцениваете инициативу создания своеобразного наблюдательного совета при ВКТ – Милли Шура?

–Ну, во-первых, Милли Шура – интересное название. Ровно 100 лет назад, в 1917 году в Казани заседали три Шура, три национальных организации. Милли Шура – это национальная организация, Дини Шура — мусульманский, религиозный совет, также был и военный совет. И 22-го июля 1917 года был образован такой союз «Милли Меджлис», парламент на совместном заседании. Вот это слово, термин и подход напоминают, что происходит объединение татарской нации на новом уровне. В 1917 году это все-таки были мусульмане и татары Российской Империи, а сейчас со всего мира. Милли Шура по своему составу и статусу вышеисполкома ВКТ. Милли Шура – это не исполнитель, это наоборот вышестоящий, контролирующий орган. И в него входят уважаемые ученые, вице-премьеры, министры, даже заместитель мера Москвы Марат Хуснуллин, директора научных институтов. То есть, если даже раз в два года будут собираться, вышестоящая организация более требовательно может и контролировать, и оказывать поддержку организации. Я думаю, что Всемирный конгресс татар сейчас должен на другом еще более высоком уровне начинать свою работу, продолжать начатый проект, чтобы была повышенная эффективность, чтобы все было на современном правовом уровне. 

Василь Гаязович Шайхразиев – председатель Милли Шура, в Правительстве он курирует НКО, общественные формирования. Он и его аппарат знакомы с этими вопросами, это очень важно. Ринат Закиров избран первым заместителем председателя Милли Шура. У председателя есть другие заместители по Татарстану, по связям с научными учреждениями, по зарубежным татарам. Я люблю новости, люблю какие-то перемены. Сильное влияние Татарстана, тесные связи с Татарстаном, они сохраняются. Какие перемены будут, посмотрим на тех, кто взялся. Я как ветеран это говорю, поскольку первые 10 лет был зампредом, а последние 5 и более лет я участвую только, как аналитик, эксперт и работник информационной структуры исполкома Всемирного конгресса татар. В принципе, в людях, которые хотят заниматься татарскими делами очень много общественной энергии, их надо объединять, работы всегда достаточно. Мне не нравится, когда делят какие-то посты, какие-то деньги. Сообщество – это все-таки общественная активность, коллективный разум, идеи суммируются и решаются общие задачи. Объединения хочется, а в наше время очень часто какие-то материальные, амбициозные, групповые факторы больше влияют. Я надеюсь, что впредь еще больше будут сотрудничать организации в регионах, они иногда параллельно соревнуются. Я так понимаю, что перемены были организованы для того, чтобы в регионах не было конкуренции между организациями. Я думаю, что это решаемо. Всемирный конгресс татар, его аппарат, члены перед проведением съезда работали в интенсивном режиме.  Проведение такого мероприятия требует огромных организационных интеллектуальных усилий.