«Застревают даже трактора»: как живется в деревнях Татарстана, в которых нет дорог

Десятилетиями в ожидании асфальта живут некоторые села республики. О том, с какими трудностями сталкиваются сельчане из-за бездорожья, узнал корреспондент ИА «Татар-информ» Адель Ахметзянов.

В эпоху цифровизации, интернета и высоких технологий в некоторых населенных пунктах Татарстана люди до сих пор живут без дорог. Весной и осенью на легковом автомобиле в эти места не проехать, машины приходится тракторами вызволять из грязи, а гости этих деревень вынуждены оставлять свои авто за несколько сотен метров и идти пешком.

«В непогоду ездить вообще невозможно»

В редакцию обратился житель Арского района Фидаил Сабиров. Их небольшое село Старая Юльба (около 100 жителей) в сезон бездорожья буквально отрезает от районного центра, и все из-за короткого участка пути протяженностью всего в два километра. «В самой деревне дороги есть, но дорога в районный центр проходит через лес, и там у нас просто грунтовая дорога. Не то что асфальтом, даже щебенкой не покрыта», – пояснил сельчанин.

Из-за бездорожья жителям Старой Юльбы до районного центра Арска приходится добираться окольными путями – через Большую Атню или же Высокую Гору, делая крюк аж по казанской трассе. По прямой – всего 24,5 километра, а в объезд набираются все шестьдесят. «Внутри самой деревни тоже асфальта нет, щебень. Его проложили на средства самообложения сельчан», – рассказал Фидаил Сабиров.

По его словам, сельчане не надеются, что деревню с Арском соединят асфальтовой дорогой. Они были бы рады и щебенке. «Дороги в Арск у нас никогда не было. Там на пути к дамбе есть мост через водоем. Этот мост хорошенько отремонтировали. А дороги-то нет. Весной и летом в непогоду ездить вообще невозможно. Машины застревают, даже трактора», – рассказал Фидаил Сабиров.

«Папа мог умереть»

Иногда такие дороги создают реальную угрозу безопасности жителей села и даже жизни – что если в бездорожье до села не доберутся экстренные службы? «Скорая», пожарные, спасатели? Оказалось, что Фидаил абый уже испытал такую ситуацию на себе и своей семье.

«Отцу скоро восемьдесят. Как-то у него упало давление, сердце заболело. Позвонил в “Скорую” в Арск. Говорю им: “По прямой не сможете приехать, дороги нет”. Сказали, чтобы я сам нашел трактор, на чем-нибудь вывез отца из деревни. В то же время сами же сказали не трогать его, что он должен лежать. Вот как тут поступить? В итоге “Скорая” приехала через Куркачи. У отца давление опустилось с 56 до 30. Опоздай они всего на десять минут, могло случиться непоправимое», – поделился Фидаил Сабиров.

«Не могу идти в обход главы района»

В руководстве сельского поселения и в районной администрации проблему Старой Юльбы знают, но оказалось, что ее решение не в их компетенции.

«Глава сельского поселения нам говорит: “Занимайтесь сами, я не могу идти в обход главы района”. После этого я сначала обратился к главе, потом в Министерство транспорта и дорожного хозяйства Татарстана, отнес коллективное письмо от имени жителей деревни. Через месяц получили ответ. С этим письмом пошел к главе. А он говорит: “Ничего сделать не можем. Этот участок относится к дорогам регионального значения”.

В министерстве говорят – “рассмотрим, внесем в проект”. Внесут или нет – не знаю.

Пытались поговорить с местными депутатами, они тоже ничего сделать не смогли. Сказали, чтобы мы писали нашему Президенту Рустаму Нургалиевичу. Я не успеваю – работаю в колхозе, весной день и ночь на поле», – объяснил ситуацию Фидаил Сабиров.

«Дети ходят в школу через реку»

Больше всего от бездорожья страдают дети, потому что в школу они ходят в соседнюю деревню Кошлауч, именно участок между этими деревнями весной-осенью превращается в непроходимую глиняную жижу. Дети в школу идут в обход этого участка, через реку.

«В Кошлауче учатся всего 20 детей, из них 19 – из Старой Юльбы. В школу добираются пешком, каждый день по два километра туда и обратно. Это если идти через реку. А по прямой было бы всего около 500 метров.

Весной там огромная лужа. В детский сад детей тоже отводят через реку. Не дай бог, упадут в воду! Пожилым тоже тяжело. Собак много, опасно», – рассказывает Фидаил Сабиров.

По его словам, журналисты в деревне тоже побывали, но ничего не изменилось.

«Приезжали из республиканского телевидения. Комментарии им дали глава сельского поселения, глава исполкома района. Тогда нам сказали, что дорога еще не такая уж плохая, ездить можно. Стали утверждать, что сельчане просят асфальтовую дорогу, хотя мы не просили. Нам бы положить щебень», – объясняет собеседник.

По его словам, своими силами сельчанам этот участок не «победить» – там сплошь красная глина, она вязкая, каменное покрытие просто поглощается землей. «Камня там надо много. Я сам как-то покупал внедорожник, ездил на нем лет пять. Проедешь там – потом целый день надо мыть машину, эта глина прилипает как пластилин», – посетовал собеседник.

Глава сельского поселения: «Пока утешительных новостей нет»

Старая Юльба – одна из шести деревень в составе Утар-Атынского сельского поселения. Глава поселения Альбина Мухамметгалеева в разговоре с нами отметила, что надежды они не теряют.

«В Старой Юльбе 32 хозяйства, население – 94 человека. Участок дороги Кошлауч – Старая Юльба относится к дорогам регионального значения, поэтому его не могут благоустроить ни сельское поселение, ни район. Вопрос остается открытым с 2019 года. Обращались в район, в «Татавтодор». Районная администрация тоже отправляла обращения в соответствующие органы. Пока радостных известий нет. Но мы надежды не теряем, надеемся, что в будущем сельчанам сделают дорогу», – ответила нам местный чиновник.

Руководство района: «Требуется более 73 миллионов рублей»

Неужели участок протяженностью чуть более двух километров стал такой огромной проблемой? Решили узнать в исполкоме Арского района.

«Мы сами обращались в Министерство транспорта и дорожного хозяйства республики. Есть такие деревни. Правда, их уже немного. Отрезок от Кошлауча до Юльбы относится к организации «Главтатдортранс». Все региональные дороги относятся к ним. Обслуживание у «Татавтодора». По возможности содержат в порядке. Но асфальта нет.

Министерство нам предоставило расчеты. Подготовка проекта и экспертиза обойдутся в 2 миллиона 652 тысяч рублей, а само строительство дороги – в 73 миллиона 640 тысяч рублей. Может, к 2023 году получится?

Если дорога регионального значения, то ее строительство не решается из районного бюджета. От министерства получили ответ, что обращение о выделении денег будет рассматриваться в следующие годы. Они тоже смотрят деревни, которые в приоритете. Учитывается и численность населения.

Дорога от Арска в Кошлауч тоже износилась, мы обратились по ней тоже, раз в этом году юбилей Габдуллы Тукая. Это тоже очень важная дорога», – рассказал заместитель главы исполкома Арского района Ильшат Галимуллин.

В деревне добывают камень, но асфальта нет

Проблема бездорожья донимает не только жителей Юльбы. В Мамадышском районе село Кук-Чишма также отрезано от цивилизации отсутствием дорог – это при том, что сама деревня расположена на залежах камня. Даже название деревни в народе – Ташлык (каменистая местность. – Ред.). В этой деревне всегда добывали камень и сейчас добывают.

Но асфальт до деревни так и не дошел. Но хотя бы камень можно же было положить, благо его возить ниоткуда не надо – он добывается прямо тут. Получается, деревня – как сапожник без сапог.

Возможно, асфальт к этой деревне не прокладывают из-за малого числа жителей – постоянно тут проживают всего около пяти семей, остальные приезжают в летнее время. Правда, ехать решаются не все – заедешь в сухую погоду, а если пойдут дожди, обратно на машине уже не проедешь. По этой же причине весной и осенью гостей в Ташлыке обычно не бывает.

Мама артиста Камаловского театра Эмиля Талипова из Ташлыка. Желая возродить родовое село, Эмиль устраивал сходы сельчан – праздники наподобие Сабантуя. Артист считает – без дорог деревню возродить не получится.

«Помню времена расцвета нашего села, всех старожилов помню. Но надо признать, деревня уже практически умерла. Мы проводили сходы односельчан – может быть, это немного всколыхнуло народ. Хотя бы летом стали приезжать. Бездорожье мешает. Весной, осенью тяжело, на машине до деревни не доехать. Оставляешь машину у дороги, и идешь пешком. И потом переживаешь за свое авто.

Я понимаю, сегодня асфальта нет в деревнях и с более многочисленным населением. В Ташлыке асфальта не будет. И не нужен он. Но разве нельзя постелить хотя бы щебень? Ведь в самой деревне добывают камень. Там расстояния всего один километр. Может даже меньше... Деревня сидит на каменоломне. Постелили бы камень – уже не было бы стыдно перед гостями праздника сельчан», – говорит Эмиль Талипов.

Никогда не было дорог и в соседней с Ташлыком деревне Кордон (официальное название – поселок «Дружба»). Здесь тоже населения – всего около семи хозяйств. Помню, несколько лет назад по пути в эту деревню приходилось вытаскивать «Ниву» главы сельского поселения из грязевого плена – ситуация с тех лет не изменилась, в межсезонье деревня тоже остается отрезанной бездорожьем.

Жизнь под песчаными бурями

В селе Митряево Муслюмовского района с его населением в несколько сотен человек люди годами ждут асфальта. Измученные бездорожьем, они записали шуточный видеоролик под названием «Метрәйгә асфальт керә» («В Митряево идет асфальт»). «Наконец, после 35 лет ожидания в Митряево придет асфальт. Он будет на всех улицах села. Люди искренне радуются. Будем жить прекрасно. Желаем такого счастья каждой деревне Татарстана», – после таких слов авторы затаскивают в деревню привязанный к веревке кусок асфальта.

«Дорога наше больное место. Сельчане трудолюбивые, у нас все развивается – организуем ярмарки, работаем. Молодежи много, строят себе дома, процветает предпринимательство. Но дороги проложить – нам самим это не под силу. И природного камня здесь нет. Мы очень сильно страдаем от бездорожья. Приедут, разровняют дорогу, через два дня она опять как стиральная доска. А какая там пыль поднимается! Нескончаемая пыль!

У нас в деревне традиция – вечером все выходят на улицу, сидят на лавочках у своих ворот. Ждут домашний скот с пастбища, старшие газеты читают, общаются, дети катаются на велосипедах. Это очень красиво, но пыль! Она поднимается даже от небольшого движения. В центре особенно тяжело, они даже белье не могут сушить на открытом воздухе – сразу покрывается пылью.

Деревня у нас большая, население – 625 человек. Был бы асфальт – жили бы полноценной, настоящей татарской деревней», – рассказал о ситуации в родном селе житель Митряево.