Каждый десятый житель Татарстана попадал в коррупционную ситуацию в 2016 году

Эксперты рассказали, как ЕГЭ снизил средний размер взятки в вузе до 10 тыс. рублей и почему на предприятиях чаще воруют менеджеры среднего звена.

Поборы в вузах стали единичными, а на крупных предприятиях республики системы внутреннего контроля экономят миллиарды рублей, выявляя недобросовестных работников и взвешивая коррупционные риски. Специалисты в области противодействия коррупции рассказали, что такое антикоррупционные стандарты, и как сами депутаты относятся к обнародованию сведений о доходах.

Более 100 российских ученых, экспертов и практиков в области противодействия коррупции приехали в Казань, чтобы обменяться опытом и показать, кто достиг реальных и видимых результатов в своих регионах. Основной темой всероссийского форума стала выработка профессиональных стандартов — документов, регламентирующая выполнение работ, чтобы эффективность была максимальной, а возможность коррупции сошла на нет.

Николай Фомин, советник при ректорате Мордовского государственного университета, 16 лет проработал первым проректором и деканом, говорит, что знает работу в вузе вдоль и поперек, признается, что еще совсем недавно, каких-то 5–6 лет назад поборы в вузах были обычным делом, но сейчас ситуация меняется.

В первых рядах коррупционеров называли вузы и высшие школы, потом здравоохранение шло, сейчас ситуация немножко изменилась. Более коррумпированными стали органы власти о которых мы узнаем из СМИ и бизнес-структуры, но в вузах это проблема и сейчас имеет место быть. Конечно масштабы взяточничества не те, особенно на уменьшение повлияло введение единого государственного экзамена. Вуз сейчас не имеет никакого вмешательства или влияния на решения приемной комиссии. Абитуриент может видеть сам свое место в рейтинге в сети интернет, поступил ли он или нет. Это был, конечно, удар по тем людям, которые были около науки, а зачастую дело происходило даже не в связи с сотрудниками вузов, а с теми, кто каким-то образом завладел информацией», — отметил Николай Фомин.

Советник добавил, что скромнее стали и размеры взяток. В делах, что сейчас возбуждены в Саранске, фигурируют суммы в среднем 10–15 тысяч рублей, и взятки, в основном, касаются сдачи текущих экзаменов, зачетов, и курсовых работ. «Мы этим вопросом занимаемся и наблюдаем, что провокации идут со стороны слабых в учебе студентов. У нас, к примеру, открыты почтовые ящики, куда студенты могут сообщать о поборах, и ректорат незамедлительно реагирует», — поделился Николай Фомин.

Экс-проректор МГУ признался, что ему крайне интересен опыт Татарстана в вопросах противодействия коррупции. Он приехал специально, чтобы узнать, какие практики закреплены законодательно и работают в этой сфере. «Мы соберемся на антикоррупционой комиссии у себя в Мордовии и разберем и учтем все то полезное, что здесь прозвучало на форуме и в вашей республике есть. Вместе мы должны разработать стандарты, которые будут примером не только для ПФО, но и для всей страны» — отметил он.

Стоит сказать, что активные действия в борьбе с коррупцией в республике начались в 2005 году, напомнил присутствующим Марс Бадрутдинов — начальник Управления Президента РТ по вопросам антикоррупционной политики. Тогда под началом аппарата Президента РТ была организована антикоррупционная группа, она объединяет профильные министерства и ведомства, научные и общественные организации. Основной задачей стал анализ коррупции и  коррупционных рисков в органах власти и экономической сфере, а Татарстан имеет 12-летний опыт реализации анкоррупционных мер.

«У нас в республике антикоррупционные стандарты были обобщены в начале 2011 года и утверждены указом Президента РТ. Был принят кодекс этики госслужащих. Работу в республике мы строили исходя из возможности субъекта. Мы убеждены, что под стандартами нужно понимать, что это единые правила, которые обеспечивают предупреждение или уменьшение воздействия коррупции на функционирование всех сфер, а не только личное поведение госслужащего. Это основа законодательства об антикоррупционной политике в стране», — сказал в своем выступлении на конференции Марс Бадрутдинов.

Наиболее видимый результат в этой работе, по словам чиновника, показала электронная система «Госуслуги.рф», которая была впервые разработана и запущенна именно в Татарстане.

«У нас сейчас органы, которые противодействуют коррупции, они активно нарабатывают практику, потому что система стандартов совершенствуется и постоянно приходится отрабатывать, что называется, по новым целям», – отметил Виталий Белинский, референт Управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции.

«Татарстан является одним из флагманов антикоррупционного движения в России. Все мероприятия, которые были здесь внедрены рано или поздно внедряются на федеральном уровне, — будь то система электронного документооборота, оказания госуслуг в электронном виде или система „одного окна“ в органах местной власти (МФЦ). Поэтому мы сейчас заинтересованы в том, чтобы этот опыт и эту местную практику позитивную выявлять и обобщать, и обмениваться ей. 

В регионах разный уровень информатизации и экономического развития. Где-то подходит одно, где-то другое, и есть позитивные моменты в некоторых регионах, в которых мы заинтересованы. Мы ориентируем систему на серьезные случаи коррупции. 

Опыт Татарстана мы изучаем в направлении земельного, водного законодательства, инвентаризации госсобственности. Это не характерные направления для других регионов по деятельности, там акнтикоррупционные подразделения работают по базисному набору стандартов. А кто-то сам вырабатывает их у себя», — добавил Белинский.

Важным элементом профилактики, а теперь новым стандартом борьбы с коррупцией стал институт декларирования имущества. Число дикларантов в системе Государственной и муниципальной службы растет ежегодно. На сегодня в России уже 1 млн 600 тыс. служащих различного уровня. По словам специалистов, сюда можно добавить и количество деклараций.

«Случаи нарушения антикоррупционного законодательства здесь не редкость. Имеют место предоставление неполных сведений о доходах и неуведомление о возможных конфликтах интересов, а также зачастую выявляются нарушения, связанные с получением подарков. Уже есть положительные сдвиги от этой работы. Так за 3,5 года чиновники привели в порядок по документам все, что у них в собственности имеется. В эти годы, конечно, наблюдались случаи, когда люди якобы не знали, что их банковские счета могут быть включены в коррупционные схемы, но сейчас это все более-менее стало прозрачно. Я имею ввиду недвижимость, имущественные, семейные отношения были отрегулированы», — подчеркнул сотрудник Управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции.

«Когда первый раз мои доходы опубликовали, я думал, что будет больше негативного, даже не в СМИ, а на форумах и чатах, но оказалось все не так плохо», – рассказал о своем отношении к добавленной публичности депутат Госсовета Татарстана Ильдар Шамилов.

«Мое человеческое отношение? Вопрос, конечно, хороший. Сейчас, наверно, это приятная обязанность, которую на меня возложило население. Поскольку я являюсь членом комитета по законности и правопорядку, то я даже пропагандирую это, потому что заполнение и сдача декларации, в каком-то смысле, мобилизует человека психологически. С одной стороны, вроде как ты „раздеваешься“, но с другой стороны, все твои доходы – они законны, будь то заработок или прибыль от вкладов. Если люди тебя избрали, и ты сам как депутат принял этот закон – встречай публичность. Все легально», – добавил он.

Вирусом коррупции сегодня заражена не только система властных структур, но и бизнес, в том числе и крупный, который находиться сегодня под патронажем государства, обратил внимание присутствующих на конференции ученых и практиков Президент Татарстана Рустам Минниханов.

Учитывая масштабы распространения коррупции, которая подрывает доверие граждан и наших государственных партнеров, время требует принятия дополнительных мер противодействия данному явлению в сфере бизнеса. Необходимы радикальные меры и жесткие стандарты, которые включают в себя, как уголовно-процессуальные, так и административные методы воздействия, где проверяется выполнение обязанностей руководителями крупных предприятий с государственным участием. Мы в Татарстане такую работу начали путем внесения изменений в уставы предприятий и трудовые договоры руководителей. Кроме того, крупные компании республики приняли антикоррупционные стандарты», — подчеркнул Президент Татарстана.

По словам Ильдара Шамилова, заместителя генерального директора по безопасности «Камаза», борьба за правильный баланс цена-качество позволила за последние 4 года достигнуть экономического эффекта на предприятии около 9 млрд рублей. Система комплаенс, которая была внедрена совместно с аудиторами компании PwC, работает на «Камазе» с 2012 года. В результате в 2016 году был выявлены экономический ущерб более чем на 30 млн рублей и свыше 242 млн рублей — упущенной выгоды. За халатное отношение к своим обязанностям применены меры дисциплинарного взыскания почти к 40 работникам подразделений «КАМАЗа», из них 19 — руководители среднего звена управления.

«Это были нарушения в основном в работе с договорами, и они были выявлены системой комплаенс. Допущенные сотрудниками нарушения не позволили нам дополучить прибыль. По большей части здесь участвовало среднее звено менеджеров предприятия, потому что комплаенс-система по топ звену у нас жестко регулирует все риски. В этом плане тендерная комиссия работает основательно, где есть комплаенс-офицер и замы генерального директора по закупкам, безопасности и финансам. До этого на рабочих группах тоже детально рассматривают все договорные отношения. Поэтому по закупкам по материнской компании у нас сегодня в чистом виде не фиксируются случаи нанесение ущерба. Но есть проблемы на дочерних предприятиях. Потому что у нас их 49 и они также самостоятельно занимаются закупкой. Там сегодня идет работа по внедрению закупочных процедур, в том числе, комплаенс-правил», — сказал Шамилов.

Некоторые руководители, по словам Шамилова, в особенности среднего звена пытаются работать по старинке и заключают договора с предприятиями, которые зачастую не отвечают всем требованиям. А там есть комплаенс-риски: признаки фирм-однодневок, подозрительный баланс или проблемы в налоговой инспекции. Могут быть и другое несоответствие отчетных данных открытым источникам и реалиям.

«Возможно такое, что на сайте говорится – на предприятии работает 150 человек. Мы приезжаем, проверяем и видим, что на самом деле там даже задание такого количества сотрудников не может вместить, и тоже самое с оборудованием. Часто потом они перезаключают договора с другими компаниями, субподрядчиками, но это тоже риски, удорожание в виде посредников, при этом мы, конечно, не можем знать, а сможет ли фирма-однодневка, которая не платит налоги выполнить свои обязательства?», — подчеркнул эксперт в сфере безопасности.

Стоит отметить, что в числе основных направлений повышения прозрачности госуправления стала цифровизация большинства государственных и муниципальных услуг и привлечение жителей к общественному надзору и контролю за деятельностью органов власти. Основной упор в реализации этой политики сделан на электронные технологии, в частности на информационную систему «Открытый Татарстан». Она помогает придать гласность проблемам Татарстанцев, выявлять коррупционные риски, предотвращать негативные последствия правонарушений. Ключевым элементом этой работы остается участие населения. На повышение правовой грамотности граждан, обучение, пропаганду и привлечение общественности к противодействию коррупции предусмотрено более 20 млн рублей в бюджете до 2020 года. На соответствующие социологические исследования направляются 6 млн.

«На данный момент ведется антикоррупционный мониторинг, где результаты социологических опросов играют значимую долю как информационный ресурс», – комментирует представитель комитета РТ по социально экономическому мониторингу Фарида Файзрахманова.

Результаты сейчас отражают то, что население в настоящий момент знает об антикоррупционных мерах, и в частности, о мероприятиях антикоррупционной пропаганды в СМИ. Основная масса населения считают себя защищенными от административного произвола или же защищенными в некоторой степени. Считают себя незащищенными от возможного административного произвола, по данным на 2016 год — 26 процентов респондентов. Здесь процент не так быстро поднимается. Средний балл доверия к главе муниципалитетов — более 4 баллов из пяти возможных в течение 4 лет последних лет – показатель достаточно высокий. Каждый десятый респондент попадал в коррупционную ситуацию», — рассказала Файзрахманова.

Добавим, что и независимые эксперты дают такую же оценку, тогда как 5–6 лет назад каждый пятый сталкивался с поборами. В рейтинге проблем коррупция в Татарстане занимает 11 место, при этом процент здесь стабильно сокращается в течение последних пяти лет и составляет по последним исследованиям 9,5 процентов. В 2012 году 13,5 процента респондентов поставили проблему коррупции в список основных проблем.

«Мы раньше других начали эту работу. В то время, поле законодательное было свободно (2005 год), и мы могли делать то, что считали целесообразным и возможным. Только потом были приняты соответствующие федеральные документы. Мы были вынуждены несколько скорректировать свои законы впоследствии, но тот объем работы, который мы сегодня выполняем, этого достаточно, чтобы четко отслеживать ситуацию по противодействию коррупции и фактам ее проявления в республике», — подытожил заместитель председателя Государственного совета Республики Татарстан Юрий Камалтынов.

Поскольку эта сфера сейчас стремительно развивается, специалисты отрасли отмечают, что проявлений взяточничества — множество, также же, как и способов борьбы с этим пороком. Поэтому антикоррупционная компания – это не разовая акция, а постоянная работа.