«Женщина на селе работает с раннего утра до ночи»: как относятся сельские жительницы к инициативе Минтруда увеличить рабочую неделю?

Для женщин в селе законом установлена 36-часовая рабочая неделя, однако в будущем ее продолжительность может быть увеличена. Министерство труда РФ сообщило о планах довести рабочую неделю для женщин в сельской местности до 40 часов. Причины отмены укороченного рабочего дня пока никто не объясняет. ИА «Татар-информ» спросил у жительниц села об их отношении к этим изменениям.
Вопрос увеличения продолжительности рабочего дня для женщин в сельской местности внесен в план мероприятий трехсторонней комиссии России на первое полугодие 2019 года. Работники агропромышленного комплекса выступают против данной инициативы. Они считают, что жительницам села для выполнения работ по хозяйству нужно дополнительное время. По словам заместителя председателя профсоюзной организации Галины Юровой, сотрудники министерства занимаются отменой устаревших норм. “Мы считам, что льготы можно отменить только после того, как качество жизни в селе существенно улучшится», – сказала она. Депутат Госдумы РФ, координатор федерального проекта «Российское село» Айрат Хайруллин высказался против увеличения рабочего дня для женщин, проживающих и работающих в сельской местности. «Эти четыре часа могут дать очень незначительный экономический эффект и не дадут должного результата. Наоборот, могут дать обратный негативный: в виде массовых увольнений с сельхозпредприятий. Кроме того, по факту сельские женщины на самом деле работают не 36 часов, отраженных в статистике, а гораздо больше и зарплату за свой труд в среднем получают в два раза ниже, чем в городе, из-за более низкой доходности сельского хозяйства и нескончаемого диспаритета цен», – сказал Айрат Хайруллин. «Молодежь еще сильнее озаботится тем, чтобы уезжать из деревень и искать более легкую жизнь в городе. Мы сейчас говорим о привлечении молодых специалистов на село, о том, чтобы они оставались в родных краях, о создании условий в сельской местности. И вдруг такое заявление», – отметил парламентарий. «Это идет вразрез с той работой, которая сегодня ведется нами и государством и на сегодня является приоритетной. Наша первостепенная задача – работа над программой по развитию сельских поселений и улучшению социальной жизни. Мы должны думать прежде всего над тем, как выровнять уровень зарплат в городе и в деревне. А эти часы, во-первых, посчитаны не совсем объективно, не учитывают времени в дороге и не дадут должного экономического эффекта. Сельским женщинам, у которых и без того труд тяжелый, условия жизни хуже и еще есть домашнее хозяйство, даже там, где есть разница в часах, они дают возможность управляться со всем этим, а иногда дают возможность просто отдохнуть. Я думаю, они это заслужили», – считает Айрат Хайруллин. Продолжительность рабочего дня для женщин, проживающих в сельской местности, регламентируется Постановлением Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 года № 298/3-1 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе». Пункт 1.3 Постановления устанавливает 36-часовую рабочую неделю, при этом оплата труда производится как при полной рабочей неделе. Нужно ли увеличивать рабочие часы женщинам на селе? Как это может отразиться на их жизни? Корреспондент «Татар-информа» задала эти вопросы жительницам села. «Каждый день с половины четвертого утра на ногах» Флюза Сафина вышла замуж и переехала из Казани в деревню в Мамадышском районе РТ. Вот уже 36 лет она работает дояркой. Награждена почетным званием «Заслуженный животновод Татарстана». «Работниц сельскохозяйственной отрасли подобные изменения не пугают. Мы уже привыкли к тяжелой работе, радуемся, что хоть такая есть на селе. На зарплату не жалуемся, получаем вовремя. Самое сложное – круглый год каждый день с половины четвертого утра на ногах. Нагрузка большая – у каждой доярки по 100 – 150 коров, два раза в день их надо доить, еще и убирать за животными, накладывать корм, обучать первотелок… Если честно, к концу дня такая тяжесть в теле, что едва двигаешь руками и ногами. А деваться нам некуда, в деревне другой работы нет, вот и держатся люди за ферму. Придешь с работы – полный двор живности в собственном хозяйстве: ухаживай за ними, корми, убирай. Времени на себя и не остается. В молодости и уезжать хотелось, в городе ведь намного легче, а деревня сейчас вымирает. Но так и не решилась уехать. А детям своим такой жизни не желаю, пусть едут в город», – поделилась Флюза Сафина. По словам собеседницы, у доярок в селе нет ни выходных, ни праздников. Работа тяжелая, поэтому, несмотря на нехватку рабочих рук, никто не торопится идти на ферму. «Доярка – труд неблагодарный, непочетный. Я сама еще держусь, лишь бы доработать до пенсии. Я считаю, что рабочую неделю увеличивать не надо, а наоборот, сокращать, облегчить труд женщины. При этом не срезать ей зарплату. Но, к сожалению, руководство нашей страны особо не волнуют проблемы безработицы, безденежья на селе, ухудшения условий жизни сельчан, как результат – исчезновение самих деревень. Поэтому я особо и не удивилась, когда заговорили об увеличении рабочего дня женщинам на селе», – отметила Флюза Сафина. «Деревенский житель плохо знает свои права» Жительница села Мульма Высокогорского района РТ Фания Сабирзянова (имя изменено. – Ред.) считает, что ухудшение условий труда и оплаты женщинам в селе происходит из-за правовой неграмотности населения. «В большинстве случаев жители деревень не знают новых законов, поэтому те, кто “наверху”, делают что хотят. На деревенского человека испокон веков смотрели как на безграмотного, темного и второсортного. Недавно пожилая учительница в нашей школе сказала моей дочери: “Ты что, хочешь как твоя мать остаться в деревне и работать на ферме? Хорошо учись, старайся”. Понятно, что пока существует в обществе такое отношение к селу и деревенским женщинам, ничего поделать нельзя», – считает она. «Вспомнила анекдот. У одного человека спросили: “Где и кем ты хочешь работать?” Он не растерялся: “Зимой пасечником, летом учителем”. Но в деревне так не проживешь. Ради того, чтобы обеспечить хоть какой-то достаток, чтобы дети не чувствовали себя хуже других, всю жизнь работаешь не разгибая спины. Мы и так сутками на ферме, с утра до вечера. Рабочие часы и минуты мы не считаем, сколько скажет заведующий фермой, столько и работаем. Доение идет посменно. Бывает смена утренняя, иногда выхожу на работу после обеда. Весь день ходишь от дома до фермы и обратно, к вечеру так устаешь, что ноги будто отваливаются. У меня 23-летний стаж доярки. Бывали времена, что и фураж сами таскали в коровники, и молоко ведрами носили. Сейчас легче – есть техника, доильное оборудование. Но все равно работа тяжелая. А дома тебя ожидает свое хозяйство – мы разводим птицу, бычков на мясо. Более ста голов кроликов», – рассказала Фания Сабирзянова. «Увеличивать рабочий день неразумно» Как отразится увеличение рабочего дня на жизни представительниц других профессий на селе – учителей, врачей? Много лет проработавшая учителем в школе жительница села Чиканас Арского района Халида Вафина этот шаг Минтруда назвала «неразумным». Сейчас на плечах учителя лежат и обязанности по хозяйственной части, говорит она. В некоторых сельских школах учителей отправляют на заготовку сена, уборку картофеля или свеклы. Также большинство учителей выполняют роль агитатора во время выборов или проведения референдума, активно участвуют в общественной работе. «Увеличение часов в рабочей неделе для женщин села считаю очередным неразумным решением. На селе у каждого в хозяйстве скот. В селе женщина еще до своей основной работы с утра трудится в своем хозяйстве. А придет после работы – снова дела по дому, и готовить надо, и детьми заниматься», – говорит она. Халида Вафина считает, что с увеличением количества часов рабочего дня у женщин в селе вообще не будет времени ни на сон, ни на себя и семью.  «Я сама в сельской школе преподаю с нагрузкой 24 часа в неделю. У учителя часть работы приходит с ней домой – надо составить план, проверить тетради. Ладно мы уже взрослые, а молодежи приходится тяжело. В некоторых деревнях нет даже детских садиков. Даже если есть, большинство работает лишь до пяти чесов. Если женщина днем и ночью на работе, куда ей девать детей? Такая проблема тоже есть», – отметила собеседница. «Надо часы увеличивать в зависимости от физической нагрузки» Работа сельского фельдшера тоже не ограничивается приемом в медпункте. Помощь жителям села может понадобиться в любое время суток. Фельдшер – единственная надежда в селе, он одновременно и «Скорая помощь», и акушер-гинеколог, и окулист, и хирург, и педиатр. Жительница села Нижний Наратбаш Буинского района РТ Нурдания Низамова много лет проработала фельдшером, сейчас на пенсии. Она не поддерживает инициативу Минтруда РФ. Когда человек живет настоящей сельской жизнью, работает в колхозе, рабочий день у него и так длится с утра до вечера, говорит она. «Сорок лет проработала фельдшером, обслуживала две деревни. Более 1200 человек населения. Мне вообще незнакомо понятие «рабочие часы». Сельский фельдшер круглосуточно на дежурстве. Приходишь с работы, и как будто начинаются вторая, третья смены. В любое время суток вызываю. Пока осмотришь больного, при необходимости сопровождаешь в центральную больницу, бывало, что домой попадаешь только на рассвете. Летом и осенью на колхозном поле, обрабатываешь свеклу. А дома полный двор скотины, птицы. И за детьми надо успевать ухаживать. Не знаю, как у нас получалось, но жили, работали, из деревни не уехали», – рассказывает она. «Слава Аллаху, сейчас я на пенсии. А мое мнение насчет увеличения рабочих часов – это надо сделать в зависимости от физической нагрузки на работе. В селе человек не выбирает, делает ту работу, которая есть. В то же время стоит отметить, что не все жители села держат в хозяйстве скот. Но у женщины все равно забот по дому хватает. Сейчас многие водят детей на дополнительное образование, к репетитору. Это очень хорошо. За другие села не могу сказать, у нас такое есть. Мы живем рядом с городом. В деревне сейчас молодежи много, но колхоза уже нет. Если человек живет настоящей деревенской жизнью, и скот держит, и на колхозе работает, то он и так занят с утра до вечера», – говорит Нурдания Низамова. «Работники культуры трудятся круглый год» Сотрудница Дома культуры села Атрякле Мензелинского района РТ Айгуль Хуснутдинова также не поддерживает идею увеличения рабочих часов для женщин в сельской местности.  «Мой рабочий день длится 7 часов. Но работники культуры заняты на своей работе круглый год. Мы проводим национальные праздники, спортивные соревнования, различные мероприятия в учреждениях. Кроме того, надо вести документацию, организовать кружки и выставки. Не всегда наша работа на виду. Женщине на селе тоже хочется больше времени проводить с семьей, близкими. Поэтому я против увеличения числа рабочих часов», – говорит она. С коллегой согласна и работник Дома культуры села Нижний Тегермянлек Рыбно-Слободского района РТ Гульназ Галеева. «Встаю в пять утра. Дою корову, кормлю скот, детей отвожу в садик. Затем бегу на работу. После работы надо приготовить ужин, и в хозяйстве сколько работы по мелочи. Иногда приходишь с работы в 11 ночи. Поэтому я не согласна с желанием Минтруда сделать рабочий день женщины на селе более длинным. Кто сам не жил в деревне, он не поймет положения жителя села. В селе у женщины работы очень много. Она бедная от зари до зари работает до седьмого поту. Это неоплачиваемая и непочетная работа», – рассказала она. «Освободила бы женщин от работы» Библиотекарь из Атнинского района Фарида Мусина (имя изменено. – Ред.) считает, что в возникновении такой ситуации женщины виноваты сами. По ее мнению, большинство женщин сегодня стремятся зарабатывать, соперничая в этом с мужьями, и ставят карьерный рост на первый план. «Лично у меня ненормированный рабочий день, поэтому этот закон меня не коснется. Сейчас в селе в библиотеку ходят мало, поэтому у меня график свободный. Целый день в библиотеке не сижу, привожу в порядок важные документы и ухожу домой. Была бы у меня возможность, я бы освободила женщин от работы вообще. В других странах женщины с удовольствием сидят дома и ухаживают за мужем и детьми. Их главная обязанность – сохранять семейный очаг. Это только у нас в стране существует другое отношение, женщины разрываются между семьей и работой. Кто-то хочет зарабатывать больше мужа, карьеру ставит на первый план. Именно поэтому Минтруда хочет увеличивать рабочие часы, я считаю, что женщины виноваты сами. С одной стороны, женщины в городе делают ту же работу. Поэтому женщинам в сельской местности не надо прибедняться. Сейчас и в деревне многие предпочитают не возиться с коровой и скотом. Не так уж тяжело им живется. В домах газ и вода, живем не хуже, чем в городе», – говорит Фарида Мусина.