Дочери Хании Фархи: «Как последнюю память храним цветок, сорванный мамой в саду»

Алия Гараева и Алсу Валик дали «Татар-информу» свое первое после кончины матери совместное интервью.

27 июля исполняется год со дня ухода из жизни народной артистки Татарстана и Башкортостана Хании Фархи. Ее уход стал настоящим потрясением для поклонников и для тех, кто с ней был близок. Но, пожалуй, самое тяжелое горе выпало на долю дочерей певицы – ничто не сможет восполнить им потерю родной матери.

На первый межрегиональный вокальный фестиваль имени Хании Фархи, проходивший в Доме культуры села Верхние Татышлы Татышлинского района Республики Башкортостан, приехали обе дочери певицы. Алия Гараева и Алсу Валик дали «Татар-информу» свое первое после кончины матери совместное интервью.

– Алсу, обычно младшая дочка растет любимицей всей семьи, ее все балуют. Какой Хания апа была для тебя мамой?

– Мама была мягкой и доброй, не только со мной, со всеми нами. Никогда нас не ругала. Характер у нее такой, что детей она понимала и любила. Даже когда приходили поздно или получали плохие оценки, не сердилась, не упрекала. Если случались неприятности, проблемы – всегда находила нужные слова, подсказывала выход из этой ситуации. Она не только с нами, со всеми находилась в таких добрых отношениях.

– Когда ты вышла замуж, мама на каждом концерте повторяла: «Половина моего сердца уехала в Уфу...»

– Уезжать замуж от мамы в чужой город – это было нелегко, безусловно. Я безумно скучала по ней, с нетерпением ждала встречи. Ее концерты в Уфе становились для меня настоящим праздником. Расставание – настоящей драмой. Папа и мой муж Руслан уже давно вышли, а мы с мамой все еще не можем оторваться друг от друга, заливаемся слезами. Мама хотела перевезти нас в Казань – это была ее большая мечта. Эта мечта сбылась, но только не при жизни мамы. Даст Всевышний, в августе переедем в Казань, в дом родителей. До этого переезд был невозможен, потому что Руслан учился в системе МВД. Вот он диплом получит, и мы переберемся в Казань.

– Этот вопрос, возможно, и неуместен. Но все же – насколько тебе ее не хватает сейчас?

– Мамы мне не хватает всегда. «Эх, была бы сейчас мама», – эти слова я повторяю каждый день. С декабря она мне ни разу не снилась. До этого в 26–27-х числах каждого месяца (Хания Фархи ушла из жизни 27 июля 2017 года. – Ред.) видела сны с мамой. Я хотела бы хоть во сне с ней увидеться, пообщаться, но она не отзывается, не говорит со мной.

– Алсу, когда ты в последний раз виделась с мамой?

– К сожалению, мы с ней не виделись долгое время – с конца июня. Каждый день переписывались, разговаривали. Тогда ведь шли выпускные вечера, клиентов у меня было много (Алсу – парикмахер и визажист. – Ред.). Мама – в Татышлы, я в Уфе. Сейчас думаю, все же надо было бросить все дела и поехать к ней! 27 июля она собралась вернуться в Казань. На 1 августа в Уфе у нее был запланирован концерт на теплоходе. Сколько раз ей говорила: «Мама, зачем тебе возвращаться в Казань ради трех дней, приезжай лучше к нам». Она не согласилась: «Нет, поеду в Казань, к вам приеду 29-го». Сказала, что у нас еще целый день остается, чтобы хорошо отдохнуть. Последний раз с ней говорила в районе часа дня. Мама сорвала цветок в саду у дома бабушки, мы его высушили и сейчас храним как последнюю память о ней.

Могла ты заранее чувствовать, что это случится?

– За три дня до смерти мамы со мной что-то произошло. Места себе не находила. Хотела ехать в Татышлы, просто рвалась туда. Но, как уже говорила, у меня была работа, клиенты, я не могла их подвести, отменить заказы. Поэтому не поехала…

– Алсу, кто тебе сообщил о случившемся?

– Фируза апа позвонила, говорить не может, ревет: «Алсу, маме твоей стало плохо, мы ее увезли на "Скорой"». Тут же я по Ватсапу отправила сестре Алие аудиозапись. У мамы такие приступы случались и раньше. Поэтому думали – систему поставят и пройдет. Что умрет – даже в голову не приходило. Думали, если состояние станет еще хуже, успеем перевезти ее в Уфу на вертолете. Пока говорили с сестрой, позвонил шофер, который приехал из Казани, чтобы забрать маму. Сказал: «Кажется, она умерла» – и положил трубку. В доме я была одна. Не знаю, что делать, что думать. Он сказал «кажется», и это дало мне некоторую надежду, что страшное еще не случилось. Позвонила свёкру, сообщила ему, что произошло, и стала собираться в Татышлы. Через некоторое время свёкор перезвонил. Не говорит ни слова, тишина. Я закричала: «Что случилось? Правда или нет?» Он сказал: «Да». В тот момент я словно выпала с 17-го этажа.

– Как себя чувствует ваш папа?

– Папа весь поглощен делами по увековечению памяти мамы. Надо изготовить надгробный памятник, он еще собирается выпустить книгу о ней. Он сейчас большую часть времени проводит в деревне.

–  Алсу, пожалуй, ни у одного артиста нет таких концертных костюмов, как у Хании апа. Что вы собираетесь с ними делать?

– У мамы дома есть гримерная. Там все стоит нетронутое. Даже расческа лежит так, как она ее оставила. Хочется эту комнату превратить в музей. Концертных костюмов очень много! А сколько дипломов, почетных грамот! Не собираемся никому отдавать ни одно концертное платье мамы. О продаже не может быть и речи. До нас уже дошел слух, будто мы живем на деньги от продажи концертных нарядов мамы. Это настолько абсурдно, что даже комментировать невозможно. Пусть Всевышний одарит разумом тех, кто придумывает такие вещи. Интернет весь в слухах и сплетнях. Это показывает, насколько люди невежественны. Чтобы говорить такое, надо быть очень несчастным человеком. Наверное, тут есть и зависть. Видимо, поливая грязью человека известного, любимого народом, эти несчастные люди хоть немного, но получают удовольствие, их душа торжествует.

Старшая дочь Хании Фархи Алия Гараева была членом жюри фестиваля. Она также исполнила песню из репертуара матери – «Китэсен» («Уходишь»).


– Алия, люди замечают, что талант матери продолжается в тебе. Им интересно, станешь ли ты ее преемницей, певицей, как мама, ведь песни мамы могли бы звучать и дальше – уже в твоем исполнении?

– Нет, такого у меня в планах нет. Это я и маме всегда говорила и сейчас повторю. Маме тоже хотелось вывести меня на сцену. Я не певица. На сцене должны петь профессиональные исполнители. Я не профессионал. Если делать что-то, то делать надо хорошо, в совершенстве. Лучше, чем мама, я все равно не спою. Поэтому сцена не для меня. Стоит мне выйти на сцену – я вся теряюсь. А что касается голоса – наверное, есть сходство. Не только у меня, у дочери Нурислама абый Миляуши голос с похожим тембром. Это наследственное. Но чтобы стать певицей, нужен не только голос, ты должен быть артистом. Мама была по-настоящему человеком сцены, настоящей актрисой.

– Алия, наверняка очень жалеешь, что в последний день не смогла быть с мамой?

– В тот день она так хотела ко мне. У нее только-только родился внук. Мама видела его всего два-три дня. Сама всю жизнь мечтала родить мальчика. Когда у меня родился сын, она была на седьмом небе от счастья. И в тот день она стремилась приехать к нам. На Ватсапе до сих пор хранится наша с ней переписка. Я отправила ей фото сына, она ответила: «Ой, джигит». «По детям соскучилась, на свадьбе споем и едем к тебе», – сказала она во время нашего последнего разговора. Я ей: «Мама, тебе ведь плохо, давление скачет, не выезжай, поезжай к Алсу, в Уфу». Наругала ее за такое отношение к себе. Позвонила Алсу, велела уговорить маму. Алсу мне: «Она меня не слушается, говорит, поедет в Казань». Я снова звоню маме. Она: «Дочка, я соскучилась по Казани, не переживай» – и положила трубку. Это были последние слова, которые мама мне сказала.

– Алия, что бы ты сказала тем, кто распускает сплетни о Хании Фархи?

–  Этих людей я понимаю. Очень многие любили маму. Ее уход для них большое горе. И они ищут причины ее смерти, ищут виновных. Я стараюсь их понять, мне хочется думать, что они делают это, пытаясь уменьшить эту боль. Но в аудиозаписи, гуляющей по Ватсапу, правды нет даже наполовину. Мама такой сильный человек, она никогда в жизни не наложила бы на себя руки. Она была счастлива не только как певица, но и как любимая дэу эни (бабушка. – Ред.). Как они могут думать о Хание Фархи как о слабом человеке, способном на самоубийство? Не говорю, что мама жила легко. Проблемы бывают в любой семье. У нее тоже были. Но она не жаловалась ни мне, ни Алсу, никому другому. Никогда не было того, чтобы она приходила к нам и жаловалась на свою жизнь. Она получала огромное удовольствие от каждого момента, проведенного с нами, с внуками и внучками. Не думаю, что всегда у нее на душе было спокойно. У каждой женщины свои мысли, свои проблемы. Она же тоже самый обычный человек. Надо обладать огромной фантазией, чтобы придумывать такие сплетни! Я не собираюсь оправдываться. Могла бы показать последнюю с мамой нашу переписку, свидетельство о смерти. Но мама не заслужила такого. Не собираюсь, оправдываясь, принижать себя перед сплетниками.

***
Звезда татарской эстрады Хания Фархи ушла из жизни 27 июля 2017 года, находясь в гостях в матери в Татышлинском районе Республики Башкортостан. Причиной смерти стала остановка сердца. 31 мая певице исполнилось бы 58 лет.