«Остается надеяться на детей»: как татары Волгоградской области пытаются сохранить родной язык

Гость проекта ИА «Татар-информ» «Җанисәпле сөйләшү», посвященного предстоящей переписи населения, — руководитель Региональной национально-культурной автономии татар Волгоградской области Анвар Булатов.

По итогам последней переписи численность татарского населения в вашем регионе сократилось почти на пять тысяч человек (29 тысяч — в 2002 году, 24,5 тысячи — в 2010-м). Такая тенденция наблюдается во многих других регионах. С чем это связано, как вы считаете?

Это не связано ни с переездом татар из Волгоградской области, ни с какими-либо другими причинами. В основном численность татар сокращается из-за ассимиляции. Этот процесс всегда был, он привел к исчезновению одних национальностей и восстановлению численности других. Этот процесс не остановить. Но мириться с ним тоже неправильно. Татары должны осознавать, что они татары.

Я не историк, но замечу, что сокращение численности татар происходит с давних времен. После падения Казани татары уничтожались физически и также ассимилировались. Царская власть многое делала для сокращения числа татар — например, насильственное крещение. Много разных негативных событий было и в советское время. Все это сыграло свою роль.

Я вырос в небольшом поселке Нариман в Волгоградской области. В свое время это был чисто татарский поселок. А эти татары, в свою очередь, перебрались сюда из Пензенской губернии. Известно, что в тех краях жили татары, бежавшие от насильственного крещения. Поэтому хочу сказать, что это проблема не только нашего века, здесь надо смотреть глубже, в историю.

Если взять мою семью, то третье поколение моих дедушек и бабушек русского языка не знали. Читали на татарском, писали на арабице. А наши родители — это уже люди XX века. Это время индустриализации, ассимиляции. Чего только там не было… И все это, конечно, плохо отразилось на судьбе татарского народа.

В вузе нам говорили: «Рано или поздно будет единая нация — советский народ». Конечно, это утопическая идея. Но она привела к негативным последствиям. Эта идея повлияла не только на татар, но и на другие национальности. Татары поверили в эту идею. Результат мы видим…

Чего ожидать от нынешней переписи?

В Волгограде нет такой проблемы, что татары себя запишут мишарами или кряшенами. Этнический состав относительно однородный. Перед нами стоит задача сохранить тех, кто есть. Конечно, мы по мере своих сил будем работать перед переписью. Но если семья смешанная, то татары уже не указывают себя татарами.

Почему?

Эта проблема тоже идет еще с советских времен. Была коммунистическая партия. В то время, хоть мы все были равные, кто-то был «равнее». Хотя это не провозглашалось как государственная политика, однако на практике демонстрировалось отчетливо. Нацменам подниматься по карьерной лестнице было намного сложнее. Возьмем, например, евреев. Они меняли имена и фамилии на русские, чтобы получить больше возможностей. Мой отец тоже называл себя Алексеем, хотя по паспорту он Амин. Вот так хоть немного смог подняться.

«Знаем татарский только благодаря бабушкам и дедушкам»

Удалось вам дать своим детям родной язык?

К сожалению, я сам владею родным лишь на бытовом уровне. Я рос в советское время, тогда не было никакой возможности учить татарский, учиться на родном языке. Если мы сегодня чуть-чуть знаем татарский — это только благодаря стараниям наших бабушек и дедушек. Татарская речь у нас звучала в семье. Спасибо им!

Согласен, большая роль в сохранении языка возлагается на семью. В нашей мы татарский используем хотя бы на бытовом уровне. Стараемся учить детей. Но среда полностью русскоязычная.

Дети в маленьком возрасте говорили только на татарском, другого языка вообще не знали. Но пошли в садик, затем в школу — и все на русском. Когда везде русский, дети думают, что его достаточно. Они еще не понимают, что родной язык нужен, что он важен. И вырастают не владеющими родным языком.

«Нет учителей татарского, учебников, пособий»

Сейчас по закону можно просить школу организовать изучение родного языка.

Мы стараемся организовать курсы по татарскому языку, школу. Но думаю, что этого недостаточно. Волгоград тянется на 100 километров, татары живут в разных частях города. Собирать их для изучения языка сложно.

Конституция гарантирует изучение родных языков. Да, в школе можно написать заявление с просьбой организовать изучение языка. Но сам механизм не налажен. Если родители напишут такое заявление, то перед школой встает большая проблема. Нет учителей татарского языка, нет учебников, пособий. Что делать директору школы? Опять вспоминаем советское время. Тогда не было возможности изучать родные языки. Сейчас надо сделать обратное — создать все условия для преподавания родных языков. Нужен какой-то стимул, толчок. Работа должна быть не на уровне курсов, а более масштабная.

«Наше поколение упустило свои возможности»

Куда сегодня может обратиться татарин, желающий пообщаться на родном языке, услышать родную речь?

Только в другую татарскую семью. Где еще ему общаться?

А ваша автономия?

Конечно, можно прийти и к нам. Каждый год проводим Сабантуй. Это не просто татарский праздник, а мероприятие областного уровня, межнациональный праздник. Приходят и казахи, и калмыки, белорусы, все. В 2014 году у нас проходил федеральный Сабантуй. Проводим конкурсы «Татар кызы», Тукаевские чтения, татарский Новый год.

Если честно, вся надежда теперь на детей. Наше поколение уже упустило свои возможности. Теперь мы стараемся дать родной язык еще в детском садике. Министерство образования и науки Татарстана готово помочь нам в этом. Надеюсь, они будут готовить учителей, обеспечат учебниками и пособиями. Действительно, Татарстан оказывает большую помощь. Но такая помощь должна быть не только от Татарстана, но и федеральная. Эта проблема касается и других национальностей.

Еще какие проблемы могли бы назвать?

Они есть. Не такого глобального масштаба, как в сфере образования. Например, мы хотели бы вернуть татарской общине здание медресе, построенное татарским купцом, меценатом Амирханом. У него был большой дом, при нем медресе. После революции все это было национализировано и перешло государству.

До этого много лет медресе было в ведомстве Министерства обороны. Мы несколько раз обращались в министерство с просьбой вернуть здание. Сейчас оно перешло организации «Дом.РФ». Татарская община просит передать это здание под татарский культурный центр хотя бы на условиях аренды. В культурном центре можно было бы сделать музей, школу, также и представительство татарской автономии. Это очень важно для татар. Если государство передаст здание татарам, это был бы очень большой, правильный шаг в сторону общественности. Мы надеемся, что старинное здание медресе удастся вернуть.

Автор: Адель Ахметзянов