5 неизвестных фактов о Болгаре и Свияжске: Минтимер Шаймиев раскрыл Сергею Брилеву новые тайны татарстанских памятников культурного наследия

В начале февраля Республиканский фонд «Возрождение» объявил о завершении масштабного проекта по восстановлению двух культурных святынь Татарстана — Древнего Болгара и острова-рада Свияжска. Как за 9 лет работ изменился внешний облик памятников и вместе с ним сознание татарстанцев, в беседе с Госсоветником РТ Минтимером Шаймиевым рассказал заместитель генерального директора телеканала «Россия-1» Сергей Брилёв.


Татарстан — рекордсмен по объектам ЮНЕСКО

В начале репортажа Сергей Брилев отметил: завершение восстановительных работ в Болгаре и Свияжске придали Татарстану новый статус. Теперь республика — единственный регион России, где есть сразу три объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

К Казанскому кремлю прибавились объекты, восстановлением которых занимался Фонд «Возрождение» под покровительством Госсоветника РТ Минтимера Шаймиева: Древний Болгар и остров-град Свияжск.

Брилев лично посетил Татарстан, осмотрел мусульманский и православный исторические памятники и побеседовал с причастными к возрождению спикерами.


Свияжск: из концлагеря — в жемчужину туризма

Свияжск в советские времена представлял собой татарстанский ГУЛАГ, отметил Госсоветник РТ Минтимер Шаймиев. По его словам, до восстановления Фондом «Возрождение» на территории населенного пункта не было электричества и дорог, а имевшееся жилье находилось в ужасном состоянии.

«Остров-град Свияжск — это ГУЛАГ. Его коренное население, люди, которые остались там к началу восстановления, они ничего хорошего в жизни не видели, абсолютно. Когда мы построили им жилье, у меня самого наворачивались слезы», — заметил Шаймиев.

К началу восстановительных работ в Свияжске проживало 196 коренных жителей. «Они не знали, как пользоваться раковиной. Я сам ходил и показывал старушке, как пользоваться санузлом. Там не было электричества, транспорта», — с горечью отметил Госсоветник РТ.

Сегодня Свияжск совсем другой, подчеркнул Сергей Брилев. В нынешнем виде он совмещает в себе духовное и светское начало — возрожденный древний монастырь и современный туристический кластер. Последний привлекает все больше гостей благодаря уникальному Музею археологии дерева. В основе музея — пень, срубленный еще при Иване Грозном, сохраненный реставраторами и выставленный на всеобщее обозрение.

Но самым оригинальным экспонатом музея, по словам Брилева, являются фундаменты старинных деревянных построек, подвешенные на высоту культурного слоя — на несколько метров над полом музейного помещения.

«Это русские деревянные Помпеи», — резюмировал Брилев.


самая необычная фреска

Также ведущий привел интересный факт — в Успенском соборе Свияжска есть уникальная фреска с росписью святого Христофора. После решения Святейшего Синода 1722 года большинство икон с Христофором были переписаны (с заменой головы на человеческую — прим. Т-и), и сохранившаяся в Свияжске фреска — одна из немногих уцелевших.

Христофор был канонизирован до всех церковных расколов, поэтому его почитают как православные, так и католики.

«Такому образу есть два объяснения. По одной из версий, у Христофора была безобразная внешность, но ее компенсировала любовь к Богу. По другой версии, он был настолько хорош собой, что ему не давали проходу женщины, и он маскировался», — рассказал Сергей Брилев.


Болгар — оплот мирного ислама

Другая восстановленная святыня — Древний Болгар. Он не только привлекает туристов красотой Белой мечети, но и занимается крайне важным для современной России делом — воспитанием молодого поколения исламских богословов, подчеркнул Брилев.

«Мы даем глубокие исламские знания, чтобы они (студенты — прим. Т-и) за три года обучения прослушали лекции ведущих исламоведов», — отметил ректор Болгарской исламской академии Рафик Мухаметшин.

Академия служит оплотом российского ислама, который не несет в себе радикальных, террористических идей.

«Исламский мир очень противоречив. Это вещи, до которых нельзя дотрагиваться неумелыми руками, иначе эти действия будут иметь очень далекие последствия», — подчеркнул Минтимер Шаймиев.

Обучение за рубежом молодых и неопытных юношей из республики привело к тому, что в Татарстан начали проникать опасные идеи и силы, отметил Президент РТ Рустам Минниханов. Для преподавания мирного ислама, который бы органично развивался на территории России не одну сотню лет, и была создана Болгарская академия.

«Когда мы начали восстанавливать и строить мечети, то поняли, что у нас нет подготовленных людей. Молодежь уехала за границу (на обучение — прим. Т-и), и некоторые из них вернулись с другими понятиями», — объяснил причины создания исламской академии Рустам Минниханов.

По словам ректора Российского исламского института и Болгарской исламской академии Рафика Мухаметшина, в данный момент получать исламское образование за рубежом можно, но сначала нужно сделать это в России. Это необходимо, чтобы обучающиеся могли критически воспринимать даваемые им знания, заключил Мухаметшин.

Сергей Брилев подчеркнул несколько «говорящих мелочей» в повседневной работе учебного заведения. Он привел в пример стандартный номер общежития исламской академии, где есть и телевизор без всяких фильтров на каналы, и Wi-Fi.

«Никакой непонятной для России аскезы», — заметил журналист.

Главные меценаты — обычные татарстанцы

Возрождение двух святынь потребовало не только упорства, но и финансовой поддержки. Огромную роль здесь сыграли благотворители — от миллиардеров до самых рядовых граждан. Именно они пожертвовали две трети средств Фонду «Возрождение», необходимые для восстановительных работ.

«Для кого-то и 100 рублей — как миллион», — подчеркнул Госсоветник Татарстана Минтимер Шаймиев.

Он отметил, что по ходу восстановления духовных святынь возрождалась и нравственность людей.

«Мы сами становимся лучше. Глаза уже блестят по-другому», — объяснил Шаймиев активное финансовое участие крупных благотворителей и обычных татарстанцев в деле восстановления исторических мест. 

В заключение он продемонстрировал около десятка томов, в которых поименно переписаны имена тех, кто внес какие-либо пожертвования.