«За чистые выборы» в РТ о самообложении: Люди могут решить инфраструктурные вопросы

По воскресеньям с 17 ноября по 8 декабря в Татарстане проходят референдумы по самообложению. О подготовке наблюдателей, промежуточных итогах и мотивации граждан голосовать «за», в интервью ИА «Татар-информ» рассказал руководитель штаба Корпуса «За чистые выборы» в РТ Марсель Гараев.
В Татарстане сейчас проходят референдумы по самообложению. Как шла подготовка наблюдателей? Какое их общее число, сколько будет присутствовать на каждом участке? На что они должны обращать внимание? Да, с 17 ноября по 8 декабря у нас проходят референдумы по самообложению. Корпус «За чистые выборы» в РТ уже не первый раз участвует в таком событии, поэтому у нас есть подготовленные активисты. Буквально недавно мы прошли через Единый день голосования 8 сентября, и тогда наши активисты смогли показать свою работоспособность. От них оперативно поступала информация в ситуационный центр со всей республики, мы ее обрабатывали и давали соответствующую правовую оценку. Основная подготовка наблюдателей у нас проходила еще летом, до выборов. Перед референдумами мы также проводили с ними дополнительную подготовку. Могу сказать, что процесс референдумов проходит довольно успешно, все идет в штатном режиме и каких-либо нарушений пока не выявлено. Наша основная задача — следить за легитимностью процесса проведения референдума. Поэтому в случае каких-то сомнений или тем более нарушений наши активисты все фиксируют и отправляют в наш ситуационный центр. Там у нас работают профессиональные юристы и специалисты в области избирательного права. Благодаря этому мы можем дать оперативную оценку тем или иным действиям на избирательных участках. Наши наблюдатели — неангажированные, не принадлежат политическим партиям и движениям. Например, 8 сентября мы столкнулись с огромным количеством фейковых новостей в Интернете. На все мы оперативно реагировали, созванивались с нашими наблюдателями на конкретном участке и получали реальные данные о происходящем. В 90% случаев эти новости были фейковыми. Были ли такие провокации на нынешних референдумах? Нет, пока ничего такого не было. Специфика этих референдумов такова, что люди знают друг друга и совместно решают вопросы местного значения. В большинстве случаев жители сами заинтересованы в решении каких-то инфраструктурных задач, поэтому все проходит спокойно. Наши наблюдатели отмечают там позитивную атмосферу, люди идут как на праздник. Референдумы — это действительно хорошая инициатива со стороны республики. На федеральном уровне фактически принято решение о том, чтобы этот опыт Татарстана масштабировать на другие регионы страны. Сколько всего наблюдателей у вас работает сейчас? Сейчас у нас 115 участков, на каждом из которых находится минимум один наблюдатель. Референдумы пройдут в 54 поселениях — это 33 муниципальных района. Вы сами посещаете районы, чтобы наблюдать за работой корпуса? Да, конечно. У нас есть мобильная группа, которая в любой момент готова выехать в район и уже на месте изучить обстановку. Пока такой необходимости не возникало. Уже есть районы, где референдумы не состоялись. С чем вы можете это связать? Пока нельзя дать объективную оценку. Мы обязательно пообщаемся с гражданами, чтобы понять, почему местный референдум не состоялся. Напомню, что для процедуры референдума необходима явка в размере 50% от числа избирателей. А для принятия решения о самообложении необходимо более половины голосов всех, кто пришел на избирательные участки. На сегодняшний день в наших избирательных списках числится более 120 тыс. человек. Это те, кто будет голосовать в период с 17 ноября по 8 декабря. Поселений, где референдумы не состоялись, очень мало. После окончания всех референдумов нужно поговорить с гражданами. Может быть, их не устроила форма, сумма финансирования, был неудобный для них день, может, население не заинтересовано в инфраструктурных изменениях или они не смогли прийти к общему мнению. Но точно могу сказать, что причина не в плохой организации. Будем смотреть, разбираться, уточнять мнение. Нам интересно узнать, почему референдумы не состоялись. Что заставляет людей приходить, голосовать и впоследствии скидываться? До референдума проходит сход граждан, на котором они определяют, какие именно проблемы хотят решить. Не всегда на федеральном уровне могут знать, какие вопросы стоят на селе, граждане лучше знают свои потребности в том или ином инфраструктурном проекте. Очень важно, чтобы люди понимали, что они могут повлиять на улучшение своей инфраструктуры. Мы видим пропорцию 1 к 4 [размер предоставляемых из бюджета республики денежных средств установлен в соотношении 4 рубля к 1 рублю средств самообложения граждан], то есть республика и так берет на себя всю основную нагрузку по финансированию этих инфраструктурных проектов, а граждане помогают региональным властям определиться с тем, куда они хотели вложить эту сумму. Люди сами определяют сумму? Да, до референдума на сходе граждан. На референдуме вопрос стоит «да» или «нет». По опыту прошлых лет в районах, где референдумы состоялись, люди реально следят за ходом реализации инфраструктурных проектов? Мы общались с гражданами по этому вопросу. В основном референдумы проходят в небольших поселениях, где все друг друга знают, знают местное руководство района. Люди чувствуют ответственность перед тем, куда пошли их деньги. Они чувствуют, что должны проконтролировать, узнать, решится ли их инфраструктурный вопрос. Граждане сами все это очень жестко контролируют. Нет проектов, когда население приняло решение по самообложению, а в дальнейшем они не были реализованы. Эффективность фактически 100%. Если, допустим, человек проголосовал «против», но большинство населения «за». Его обяжут платить? Нет нормативно-правовых актов, предусматривающих санкции за неуплату этих взносов. С точки зрения закона мы не имеем права кого-то наказывать за то, что он не оплатит. Этот вопрос недавно обсуждался в Госсовете РТ, но в большинстве люди сами заинтересованы в том, чтобы решить свои инфраструктурные вопросы. Массовых проблем, что люди не платят после принятого решения, нет.