Не по регламентам: эксперты недовольны реставрацией склепа купца Шамова, которую на свои деньги провели старообрядцы

В то время как турецкая компания «Полимекс» завершает в Казани реставрацию и приспособление под SPA-отель здания Шамовской больницы, богато декорированный склеп самого купца, хлебопромышленного магната Якова Шамова остался в стороне от интересов инвестора.

Одобрив превращение некогда общественной лечебницы в заведение класса «Люкс», градостроительные советы и комиссии не нашли возможности вменить новому пользователю в качестве социальной нагрузки реставрацию усыпальницы купца, подарившего в 1910 году эту больницу городу.

Восстановлением склепа Якова Шамова на Арском кладбище по своей инициативе и на свои средства занялось старообрядчество Казани, представителем которого был коммерсант. В течение двух последних лет по архивным документам и с привлечением квалифицированных специалистов был обновлен металл конструкции; заготовлены на замену проржавевших мелкие декоративные элементы – цветы и листья.

Несколькими годами раньше, к слову, община самостоятельно взялась за восстановление старообрядческой часовни в честь Спаса Всемилостивого и Святого образы Богородицы Седмиезерной в нескольких шагах от склепа Шамова. Небольшое, богато декорированное здание было построено, по разным данным, в середине XIX века или в начале XX. В настоящее время реставрация этих двух пришедших в упадок объектов – в финальной стадии (ни один из них к настоящему времени не признан объектом культурного наследия). И хотя оба они невелики, на реставрацию потрачено уже более 5 млн рублей.


«Очень большую сумму потратили для такой маленькой общины. Когда уже община вложилась и деньги нашла, все сделала, они (Татарстанское региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ТРО ВООПИиК – прим. Т-и) захотели это все включить без спроса общины в перечень объектов культурного наследия. И во время процесса (реставрации – прим. Т-и) нам сообщили об этом. Получается, чтобы наварить оставшиеся детали, нам надо будет в Минкульте спрашивать разрешение?!.» – недоумевает член старообрядческой общины Казани Роман Царевский.

Инициатива ТРО ВООПИиК по внесению в список объектов культурного наследия захоронений видных деятелей на территории РТ активно обсуждается с прошлого года.  За это время были каталогизированы захоронения двух исторических кладбищ Казани, а в феврале этого года были отобраны первые 12 могил для прохождения обязательной предварительной процедуры госэкспертизы. В их числе и захоронение-склеп Якова Шамова.

Между тем на одном из собраний ТРО ВООПИиК о самостоятельном восстановлении старообрядцами склепа купца постфактум нелестно отозвалась заместитель председателя общества Фарида Забирова. Как эксперт Государственной историко-культурной экспертизы она подчеркнула, что работы проводились самовольно, без проекта реставрации, экспертизы и согласований с кем-либо. Такие требования, однако, применяются только к уже обладающим статусом культурного наследия объектам.

– Это город в благодарность Шамову поставил ему такой склеп. Клеймо мастерской Ивана Новикова. У старообрядцев были различные мастерские, эта находилась в Москве и была самой лучшей в России по изготовлению таких склепов, – обратил внимание на штемпель во время осмотра захоронения купца Роман Царевский. – Сейчас у нас большие опасения, как бы не разрушили то, что уже сделали мы (после присвоения склепу статуса объекта культурного наследия – прим. Т-и). Столько лет здесь никто не приходил, не восстанавливал этот склеп Шамова и вот… Теперь я должен идти и просить экспертизу, потому что только сейчас они эту самую могилу, в которую мы вложились и сделали ее с помощью специалистов, решили поставить на госохрану?..

При этом собеседник агентства заявил, что работы выполняли не просто сторонние люди, которые «пришли, затылок почесали и топором начали рубить». Скрупулезно были изучены архивные материалы, проводились консультации со специалистами в области реставрации. В том числе, например, были задействованы реставраторы, которые работали над крышей Свияжского монастыря.

«Да мы и сами все с образованием, не просто так. Нас в другом случае ведь не звали бы в историческую комиссию при Академии наук (для каталогизации захоронений исторических кладбищ Казани – прим. Т-и), если бы мы ничего из себя не представляли в этом плане. Значит, мы знаем, как работать с архивами. А если сейчас у захоронения появится статус объекта культурного наследия, заготовленные нами на замену металлические детали будет просто так не установить, нужно будет идти на поклон в Минкульт», – констатировал Царевский.

При этом, как ранее сообщали СМИ, ремонтно-восстановительным работам в склепе Шамова содействовали не только меценаты, но и директор Государственного музея изобразительных искусств РТ Розалия Нургалеева. В целом восстановление сохранившихся святынь старообрядцев община осуществляет при поддержке Президента Республики Татарстан с 2013 года. Здесь же, на Арском кладбище 19 июня 2015 года на часовне был торжественно установлен новый крест.


Сами старообрядцы с предложением присвоить склепу Шамова статус объекта культурного наследия, как рассказывает Роман Царевский, обращались в региональное Министерство культуры еще лет пять назад. Тогда на имя заместителя министра культуры РТ, курирующего область охраны наследия, Светланы Персовой было направлено официальное письмо. Однако, как вынужден был констатировать Царевский, «интереса оно не вызвало».

Я хочу этим людям сказать: где они были тогда, когда там все уже столько лет разваливалось? На часовню и склеп Шамова мы вообще все свои затраты бросили два года назад и переключились сюда. Половину денег нам дал очень известный и влиятельный человек из Казани. Если бы еще одну зиму часовня простояла в прежнем состоянии, она бы сложилась внутрь, и уже вряд ли бы вообще кто-то ее восстановил. Соседняя полностью разрушенная уже стоит на Арском кладбище. Так что пусть статус пока не придают, пока мы не закончим», – поделился переживаниями попечитель казанской старообрядческой общины старо-поморского согласия (беспоповцев) Павел Звездин.

Как акцентировал Роман Царевский, приводя в порядок склеп Шамова, главной задачей старообрядцы видели именно возвращение ему первоначального облика. Все работы выполнялись без каких-либо изменений и с оглядкой на старые фотографии, сохранившие вид склепа.

«Так же мы и часовню восстанавливали – в точности повторяли все, что на фото. Нам помогали эксперты, в том числе Сергей Павлович Саначин. Он предоставил фото часовни Арнольда Бренинга. Лепнину восстанавливали те же специалисты, которые восстанавливали Свияжский монастырь. Более того к нам обращаются специалисты музеев, мы ищем для них документы по восстановлению и реконструкции, а они нам консультации дают по интересующим нас темам», – подчеркнул Царевский.

Старую фотографию часовни (моленной) поминовения усопших казанской старообрядческой общины старо-поморского согласия (беспоповцев), выполненную еще на стеклянной пластине, нашли на чердаке одного из старых домов Казани. Так удалось восстановить несколько утраченных декоративных элементов лепнины.

«Все происходит медленно, но в этом году строители обещали закончить. Еще прошлой осенью было практически все готово, но из-за погоды мы не успевали. Восстановлена кровельная часть, оставалось закончить с лепниной. Если элемент был утерян, его слой за слоем наращивали, затем вытачивали. Сейчас осталось доточить форму, покрыть ее защитными слоем. Еще нужно будет, поставить рамы, чтобы внутрь не попадала влага. На старинных фотографиях, если присмотреться, видно, что за дверями стоит стеклянная дверь. А там настолько сильный конденсат – я такого никогда не видел. За одну ночь осенью, когда перепады температуры, дожди, там собираются на стенках внутри капельки размером с горошину», – пояснил Павел Звездин.

Старый купол часовни, сквозь который за годы советского периода, успели прорасти деревья, сейчас находится в старообрядческом храме. До 1960-х годов около часовни тайно еще собирались и молились старообрядцы. Однако позже постройка, до революции отделанная белым мрамором, не только пришла в запустение, но и стала местом разведения костров и прочих оскверняющих действий.. Силами общины за последние годы для моленной, построенной на средства прихожан казанской общины еще в 1870-х годах (предположительно архитектор Петр Тихомирнов – прим. Т-и, по другим данным в 1909 году), был создан новый медный купол, окрашенный по пескоструйной технологии специальной краской. Благодаря найденной фотографии выяснили, что внешние ниши часовни были заполнены не иконами, как предполагалось, а заповедями Блаженства по углам и выдержкой из Евангелия над входной группой:

«В нишах часовни было написано “Придите ко мне вси труждающиеся и обремененные и Аз покою вы (Евангелие от Матфея – прим. Т-и)”. Часовня передана общине, но также, как и склеп Шамова, не имеет статуса объекта культурного наследия сейчас. И нам хотелось бы, чтобы все действия по старообрядческому кладбищу обговаривали с общиной», – особо подчеркнул, резюмируя, Роман Царевский. 

Благоустройством территории захоронений своих предков на Арском кладбище Казани в целом, а не только реставрацией склепа Шамова и часовни, старообрядчество Казани активно занимается в течение нескольких последних лет. Так, инициирована процедура перевода части Арского кладбища и других муниципальных погостов с могилами старообрядцев в статус обособленных – вероисповедальных кладбищ. Уже передано Русской Православной старообрядческой церкви здание пустовавшей сторожки на Арском кладбище. Поле восстановления здесь будет открыта часовня для поминовения усопших. Значительная часть старообрядческих захоронений погоста станет экспонатами под открытым небом, которые будут дополнять формирующийся сейчас в подвальной части Казанского Богородицкого храма (центрального собора Казанско-Вятской епархии известного как Кафедральный Покровский Собор РПсЦ на Ульнова, 11/17 – прим. Т-и) Музей старообрядчества

Как сообщил Минкульт РТ в ответ на редакционный запрос о присвоении статуса объекта культурного наследия склепу Шамова еще 27 апреля, «по историческим захоронениям, заявленным ТРО ВООПИК к постановке на государственную охрану, министерством организована работа по установлению их историко-культурной ценности, с привлечением специалистов – историков, краеведов, специалистов в области охраны объектов культурного наследия». Отмечалось, что согласно статье 16.1, п. 3 максимальный срок для этой работы составляет 90 рабочих дней.

«По завершении оценки заявленных объектов министерством будет принято решение о присвоении им статуса выявленных объектов культурного наследия. Выявленные объекты подлежат государственной охране», – акцентировали в ведомстве.

Однако, как стало известно «Татар-информ», по ситуации на конец июля и до настоящего момента, когда указанный регламент выполнения работ Минкультом РТ уже истек, процедура так и не получила своего завершения. Решения по статусу могилы-склепа Шамова и захоронений других видных деятелей до сих пор нет.


«Насколько я понимаю, тут в какой-то степени виноват Институт истории [Марджани], потому что они до сих пор не представили необходимые материалы. Мы-то свои давно представили, а они затянули. А ведь еще экспертиза должна быть. И пока, в общем, ничего неизвестно, поскольку экспертиза еще даже не начиналась. Плюс затыка возникла в связи с тем, что возникло новое ведомство (Комитет РТ по охране объектов культурного наследия – прим. Т-и). Так что это все очень долго, масса формальностей…», – прокомментировала инициатор и куратор общественного движения «Казанские некрополи» (вышедшего с идеей пополнить список могил в статусе объектов культурного наследия) Любовь Агеева.

Комментируя ситуацию для «Татар-информ» председатель Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Иван Гущин рассказал, что сейчас вопрос присвоения статуса объекта культурного наследия находится в ведомстве нового органа. Однако соответствующей инициативы по захоронениям видных деятелей вообще не поступало.

Постановка на госохрану в качестве объекта культурного наследия (окн) возможна, но соответствующие материалы не подавались – ни в Минкульт, ни в Комитет. Решение может быть принято после рассмотрения таких материалов», – констатировал Гущин.

При этом руководитель ведомства подчеркнул, что поскольку в настоящее время склеп Шамова не обладает таким статусом, то работы по его обновлению не только не требуют согласований сейчас, но и не будут переоцениваться в случае внесения в список объектов наследия.

«Закон обратной силы не имеет. Если собственники или иные лица вкладывают в сохранение – это тоже хорошо», – заключил Иван Гущин.