Айрат Фаррахов: «Депутатские каникулы — это не отдых, а время для работы с избирателями»

Депутат Государственной Думы от РТ о задачах на осеннюю сессию, решении проблем со строительством второго хосписа в Татарстане, перспективах технологий блокчейн и впечатлениях от восхождения на вершину Эльбруса.
Скоро начнется осенняя сессия Государственной Думы, расскажите, пожалуйста, какие законопроекты наиболее актуальные, наиболее дискуссионные, что будет интересного в эту сессию?

— Государственная Дума нынешнего созыва начинает свой второй год работы. Через неделю стартует осенняя сессия государственной думы 7 созыва. В очереди из наиболее важных законов: рассмотрение исполнения бюджета, принятого нами же в 2017 году. Мы будем обсуждать исполнение бюджета 2016 года. По 2016 году мы будем принимать отдельный федеральный закон, и еще три федеральных закона по каждому из внебюджетных фондов — это пенсионный фонд, ОМС, и фонд социального страхования. Ну и конечно же, эти законы будут обсуждаться накануне обсуждения проекта закона о федеральном бюджете на 2018 год и плановый период. Основные направления налоговой, бюджетной, таможенно-тарифной политики на соответствующий период мы уже обсуждали на правительственном часе. Предполагаем, что будем развиваться примерно в таких параметрах. Но экономика в мире очень волатильна, цены на нефть, кажется, устоялись, но с другой стороны — всегда есть риск того, что они резко снизятся и вряд ли резко повысятся. Наша экономика очень и очень медленно подает первые признаки выхода из стагнации, поэтому нам будет, что обсуждать.

Какие-то параметры можно раскрыть или они примерно на том же уровне?

— Пока параметры те же. Но обсуждая исполнение бюджета 2016 года, мы будем рассматривать новый прогноз социально-экономического развития. В самое ближайшее время его должно внести Правительство РФ. Соответственно в Правительстве за данный документ отвечает министерство экономического развития. 

Какие еще будут важные законопроекты?

— Ну это самые ключевые законопроекты. Также, Государственная дума должна рассмотреть все законопроекты, которые были определены в послании Президента РФ Госдуме. Вы знаете, что Президент поставил достаточно много важных задач — диджитализация и развитие цифровой экономики, конкретные вопросы по отраслям. Если я не ошибаюсь, план предусматривает рассмотрение около 92 федеральных законов. Примерно 52 федеральных закона уже принято или находится в обсуждении, поэтому принятие еще около 40 федеральных законов будет предусматривать исполнение плана. Осенняя сессия будет интересна тем, что это одна из последних сессий перед крупнейшим электоральным событием в Российской Федерации за последние годы — выборами Президента. Обсуждение бюджета и любого закона будет сопровождаться серьезными дебатами, поскольку многие кандидаты и политические партии будут пользоваться ситуацией, которая сейчас есть — небольшим промежутком времени, оставшимся до выборов Президента РФ.

Может быть, вы расскажете какие-нибудь подробности об этих законопроектах?

— Вы знаете, я пока не знакомился с этими законопроектами. Когда мы уходили на каникулы, они не были официально внесены в Государственную Думу. Эти законопроекты, в основном, вносятся Правительством РФ — поскольку это послание Президента. Есть законопроекты, которые будут видимо внесены депутатами Государственной Думы, например, в части полномочий Центрального Банка. Как Вы знаете Центробанк не имеет права законодательной инициативы.



Скажите, пожалуйста, на что обычно тратят депутаты свои каникулы?

— Депутатские каникулы понятие условное, переходящее в региональную неделю. Постоянный контакт с избирателями никогда не исчезает — телефон никогда не выключается, аппарат все время работает, письма идут, запросы и ответы готовятся. Поэтому каникулы — это лишь возможность официально не прийти на работу к 8 часам и куда-либо выехать за свой счет, не предупреждая никого. А основная работа с избирателями идет, ты постоянно следишь за своим сайтом, за количеством электронных обращений, созваниваешься с министрами, с аппаратом.

Продолжая тему работы с избирателями. С какими законопроектами вы планируете выйти на сессию? Можете какие-то ключевые из них озвучить?

— Хороший вопрос. Очень много интересных предложений. За прошлый год я был автором и соавтором 34 федеральных законов. Уже целый ряд законов принят, они достаточно интересные, мы их обсуждали. Впереди много разных вопросов, могу только сказать о тех, которые уже внесены и их предстоит рассматривать. Я не знаю, какой будет результат, потому что предстоит получить положительные заключения Правительства РФ, Государственно-правового управления администрации Президента. Вы знаете, что во время моей работы в Минздраве РТ был дан старт развитию хосписной помощи.

В итоге благодаря поддержке Президента РТ Р. Н. Минниханова и большого количества благотворителей был построен первый Детский хоспис. Благодаря его коллективу и в первую очередь Владимиру Вавилову ситуация в Татарстане сдвинулась с места, мы имеем современную сеть хосписной помощи.

Все прекрасно понимают насколько это актуально, это определенная надежда и качественное обезболивание для тяжелобольных детей, взрослых людей, серьезная опора и надежда для семьи и родственников, которые оказались в сложнейшей ситуации. И поэтому мы вырастили целую плеяду профессиональных людей, уровень обезболивания в республике стал совершенно другой. Но в других субъектах ситуация осталась на том же уровне. Хосписов в нашей стране не хватает, и мы хотели бы найти возможность каким-то образом помочь сдвинуть ситуацию, чтобы количество хосписов в нашей стране стало больше. Один из вариантов — предоставления безвозмездной бесплатной земли тем категориям фондов, которые могли бы аккумулировать финансовые ресурсы и строить хоспис. Законопроект разработан нами, я много консультировался, в том числе с ведущими специалистами по земле, данный проект мы внесли совместно с Ильдаром Гильмутдиновым, будем его продвигать, лоббировать. 

Какова вероятность того, что законопроект про землю под хосписы будет рассматриваться в эту сессию?

— Вы знаете, все зависит от того, как быстро мы получим положительное решение Правительства, потому что этот вопрос не регламентирован. В Государственной Думе мы рассматривали законопроекты, которые были внесены и два, и три года назад. Поэтому очень многое будет зависеть от отзыва Правительства. Еще очень важный законопроект — внесение изменений в № 44 ФЗ — «Закон о контрактной системе». Он тоже очень важен, хотя это знаменитый закон, который известен тем, что в него уже вносилось почти 400 поправок, но не все они приняты. Наша поправка достаточно серьезная, мы с Вами ее обсуждали. Она была инициирована молодым юристом из Азнакаево Айгуль Муртазиной. Она стала победителем конкурса «Политзавод» в Республике Татарстан, предложив законодательное регулирований правового пробела, который имеется в ФЗ-44. Я с ней сегодня встречался и предложил стать моим помощником. Мы запускаем официальный процесс, чтобы она стала помощником депутата на внештатной основе, поскольку она действительно прекрасный, подающий надежды юрист. Я абсолютно уверен в этом.

Мы доработали предложенную ей идею, провели экспертное обсуждение, провели коррекцию некоторых его частей и, в целом, этот закон уже поддержан экспертной комиссией. Будем смотреть, каким образом на него отреагирует правительство и государственное правовое управление. Ещё одна инициатива: есть желание рассмотреть возможность внедрения так называемого фриланса в здравоохранение. Чем обусловлена моя идея? Она обусловлена невысокой эффективностью здравоохранения в нашей стране. Парадокс — отраслью одинаково недовольны и медицинские работники, и потребители услуг.

Концепция, над которой я работаю — это развитие фриланса в отрасли. Фрилансер — это свободный работник, который не является наемным, но он также не является и индивидуальным предпринимателем. То есть, это возможность для высококлассных специалистов, которые обучаются, нацелены на развитие, являются лидерами своих направлений свободно передвигаться из одной клиники в другую, работая на договорных основах.

Это принесет много пользы для клиник, поскольку они будут иметь договорные отношения с ведущими специалистами, оплачивать не за часы, проведённые на работе, а за конкретную работу, возможна существенная экономия фонда оплаты труда, да и снижение потребности в персонале.

С другой стороны, это будет способствовать реальной конкуренции в отрасли. Для нас, потребителей — это будет возможностью иметь выход на реального лидера в отрасли, а не на того, кого назначали. А для специалистов — это шанс уйти от фиксированной заработной платы, дополнительные возможности для обучения, поездок, участия в конференциях и так далее. Следующий этап после реализации этих предложений — страхование ответственности. За то или иное осложнение будет отвечать уже не юридическое лицо, как сегодня, а конкретно этот специалист, который заключил договор и выполнил операцию. Это нормальное правовое поле для рассмотрения вопросов. Еще раз хочу сказать, это пока идея, которая обсуждается. Многие страны пошли примерно по такому направлению. Сегодня в нашей стране существует парадокс: количество выпускников с дипломами об окончании медицинских вузов в нашей стране огромное, на порядок больше чем в других странах, при этом мы каждый раз сталкиваемся с недостатком врачей особенно в государственных учреждениях. Этот дисбаланс абсолютно не понятен и очень важно найти правильное решение.

Когда эта инициатива может обрести форму законопроекта?

— Мне бы хотелось провести обсуждения в осеннюю сессию, произвести основные наброски не только по концепции закона, но и по вариантам правового регулирования.

Вы обсуждали данную инициативу с Министерством здравоохранения и профильными структурами?

— Нет, это пока только инициатива. Но, на мой взгляд, она должна системно поменять отрасль.



Какие задачи стоят перед группой депутатов Татарстана на предстоящую сессию? Что будут лоббировать наши представители?

— Этимология слова депутат — посланный, уполномоченный. Всесторонне защищать любые интересы, которые обозначают наши избиратели — наша задача. Каждый наш избиратель, каждый житель Республики Татарстан может быть уверен в том, что любой депутат будет отстаивать и защищать их интересы.

Существуют множество текущих, стратегических проектов Республики Татарстан, Правительства РТ, отдельных министерств, отдельных предприятий, требующих лоббирования. Есть конкретные задачи. Например, в прошлом году мы активно занимались дополнительными преференциями для компании «Татнефть» по добыче сверхвязких нефтей. В целом очень успешно.

Вопрос лоббирования интересов Республики для нас ключевой. Поэтому, как только сессия начнется, появятся уже более конкретные задачи.

Требует, например, серьезного обсуждения вопрос межбюджетных отношений. Ситуация здесь далеко не идеальна. Количество регионов-доноров т. е. регионов доходы которых позволяют исполнять собственные полномочия ежегодно уменьшается. Регионов, которые получают дотации, поскольку им недостаточно собственных доходов для исполнения полномочий — почти 80 процентов. В этой ситуации РТ, как регион-донор, должна иметь дополнительные возможности, чтобы наращивать свой потенциал в ситуации, когда 70 процентов доходов, получаемых на территории республики, зачисляется в федеральный бюджет. Это затрудняет и усложняет дальнейшее развитие. Следовательно, это усложняет задачу, поставленную Владимиром Путиным, по достижению экономического роста выше, чем среднемировой. Поэтому надо искать варианты решений межбюджетных отношений, которые бы устраивали все стороны.

Можно ли обозначить еще какие-то направления работы, о которых уже сегодня известно?

— Пока я думаю те, которые мы обсуждали. Я хочу сказать за себя, потому что я работаю в Комитете по бюджету и налогам. Это близкая мне работа.



Возвращаясь к каникулам. Вы совершили восхождение на Эльбрус. Почему решили подняться, с чем это связано? Вы водрузили флаг на вершину, насколько это тяжело? Какой был маршрут?

— Это мечта со студенческих лет. Тогда не было возможностей, затем не было времени. И вот сейчас каникулы так совпали, что появилась и возможность, и время позволило. Мы достаточно серьезно готовились к этому, конечно же меня консультировал наш общий товарищ, депутат Госдумы Александр Сидякин. Он когда-то тоже начинал с этого, но эта идея у меня возникла в студенческие годы. Очень много моих коллег-депутатов тоже собирались (пойти в поход на Эльбрус, — прим. Т-и), просто у них по разным причинам не нашлось времени, и я пошел со своими друзьями. Это 4 человека, мои старые добрые друзья. Было очень сложно, очень тяжело, но мы преодолели трудности и достигли цели. И поэтому, в целом, если следовать всем инструкциям, детально пройти акклиматизацию, если повезет с погодой, то это вполне возможно.

Сколько Вам потребовалось времени?

— Семь дней. Два дня мы акклиматизировались на высоте примерно 2,5-2,8 тыс. метров, это были длительные пешие прогулки. Прекрасный Кавказ, прекрасные места. Еще три дня мы акклиматизировались уже на высоте 3,8 тыс. метров, там уже поднимались с профессиональным оборудованием, в снегах. Потом один день поднимались еще выше. В ночь «штурма» мы вышли где-то в два часа ночи, и в 8:45 мы были на вершине. Спускаться тоже очень тяжело, потому что силы и эмоции тебя уже оставляют. Вообще спуск не менее сложен чем подъем.

Почему Вы решили взять с собой флаг?

— По-моему, это естественно. Во-первых, хотелось лишний раз подтвердить, что мы из Татарстана. Основное время, когда поднимаются на Эльбрус — это июль-август. В день пытаются подняться примерно 80-100 человек. И вы знаете, ночью все идут с фонариками, в обмундировании, и иногда такое ощущение, что поднимается такая вереница фонариков. Конечно же, статистика интересная, непростая. На Эвересте за все время подъемов погибло 258 человек. На Эльбрусе — гибнет от 25 до 46 человек ежегодно с учётом того, что А. В. Пастухов впервые поднялся на Эльбрус в 1890 году.

При этом на Эльбрусе гибнет больше, чем на Монблане и Килиманджаро, это примерно равные высоты. Потому что, с одной стороны, есть возможность подняться даже для непрофессионального альпиниста, а с другой стороны — достаточно много рисков. Этих риски можно избежать. Возможно, в этом есть мнимая простота, которая привлекает огромное количество неподготовленных людей, в этом и причина высоко уровня несчастных случаев. На Эверест никогда никто не идет неподготовленным. В основном идут профессиональные альпинисты, люди, которые много раз восходили. Эльбрус, конечно, привлекает своей потрясающей красотой, при этом я был поражен количеством иностранцев из США, Франции, Италии, Германии, Андорры, Ирана, Словакии, Словении, Украины. В общем, примерно половина на половину. Много иностранцев приезжают в Россию, именно на Кавказ, для того, чтобы посмотреть эту красоту. Я был просто потрясен. И, всюду речь на английском языке, на всех уровнях подъема, кто-то адаптируется на первом уровне, кто-то дальше. Все спрашивают, ты уже был, или ты уже обратно. И потом все присылают друг другу фотографии с высоты. Вот вы меня спросили про флаг. Все иностранцы со своим флагом. Поэтому, у любого человека, наверно, мечта, сопутствующая подъему — это сфотографироваться с флагом своей родины на вершине.

Как отмечали прошедший День Республики?

— Времени было очень мало, а площадок и информации — много, поэтому я воспользовался этим временем и навестил своего папу. Он у меня участник Великой Отечественной Войны, живет в Высокогорском районе. Ему 89 лет, ведет большое хозяйство. Мы с ним пообщались. Так я и отметил День Республики. Конечно же, собрал подарки, поздравил папу. Он не одобрял мой поход на Эльбрус, правда потом много расспрашивал. 



Как вы оцениваете перспективы развития блокчейн-технологий? Кто прав — Дуров или Минфин?

— Вы имеете в виду интервью Моисеева (заместитель министра финансов, — прим. Т-и), это мой бывший коллега. Я бы не делал из этой дискуссии сенсацию. Постараюсь объяснить. С одной стороны, Дуров — медийная личность он создал потрясающие продукты, имеющие успех во всем мире. Безусловно, он нацелен на то, чтобы все новые продукты имели максимально быстрое распространение, при этом он такой же патриот Российской Федерации, я в этом уверен. С другой стороны, коллега Моисеев не сказал ничего крамольного. Он сказал буквально следующее: эти продукты криптовалюта — высокорискованные инвестиции. А разве это не так? Если сегодня даже депозит в банке является высокорискованной инвестицией.

К сожалению, банки у нас один за другим теряют лицензию. Это высоко рискованная инвестиция, и это надо признать.

Второе, что он сказал: наша позиция заключается в том, чтобы этим занимались квалифицированные инвесторы, и здесь тоже ничего плохого нет. Если вопросы депозита решает каждый человек, то вопросами об акциях, бумагах и т. д. на сегодняшний день занимаются чаще квалифицированные инвесторы. И третье: безусловно, Минфин является федеральным органом исполнительной власти, полномочие которого — бюджет, налоговая политика, и целый ряд других вопросов.

Мы не можем сегодня признать сразу биткойн, другую криптовалюту, платежным средством, не разработав законодательное и нормативное регулирование этого вопроса.

Почему? Потому что мы не можем завтра обвалить наш бюджет, найдя другое платежное средство и не решив, каким образом мы будем развивать налогообложение. Это чрезвычайно важный вопрос. Поэтому я не вижу ничего плохого в этом споре. Просто каждая сторона в этом споре определяет то, что необходимо нам в ближайшее время решить — законодательное регулирование криптовалюта, определение, что же это за валюта и каким образом она должна легально работать и развиваться в нашей стране. Я уверен после задач, которые поставил президент, самое пристальное внимание будет уделяться развитию этой темы. Наши граждане традиционно активны и инновационны. Мы всегда были в лидерах в мире по компьютеризации. Учитывая, что развитие криптовалют серьезно связано с развитием компьютерных мощностей, я уверен, что в ближайшую осеннюю сессию будет рассмотрен базовый закон, другие акты регулирующие эту сферу. Этот вопрос уже вышел за рамки просто любительского, и он требует регулирования.

Можно уточнить несколько вопросов по позиции Моисеева? В частности, предложение о том, чтобы это было только на Московской бирже, и этим занимались квалифицированные инвесторы. Но мы видим, что уже сейчас с рынка исчезли видеокарты (они необходимы для добычи криптовалюты, — прим. Т-и) и в этот бизнес уже вовлечено огромное количество людей. Получается, что этих людей просто отсекут?

— Моисеев обозначил необходимость регулирования этого вопроса, и, если это необходимо — установление форм государственного надзора. По-моему, это государственная позиция. Но конечно же важны детали. Мне кажется, что сказанное Моисеевым несколько передергивают и усугубляют. Сегодня мы должны понимать, каким образом организовать претензионный процесс в условиях работы с криптовалютами — этого пока нет. Мы должны понимать, каким образом получать налоги с этих доходов, это нормальная государственная позиция потому что оно должно развиваться. Эти вопросы на сегодняшний день не проработаны, Моисеев и говорил об этом. Он говорил о том, что за этим рынком необходимо профессионально наблюдать, но я не нашел в его словах фраз о том, что это необходимо запретить, обуздать, снизить объемы и так далее. У нас нет желания отставать от всего прогрессивного мира.

Еще один уточняющий вопрос. Он говорил, что легализация криптовалют ведет к исчезновению эмиссионных центров, вот этот момент можете прокомментировать?

— Мы должны все понимать, что входим в совершенно новую фазу развития. По финансам традиционно был эмиссионный центр, регулятор, факторы, определяющие волатильность. Здесь такого нет. Впрочем, нет и уверенности, что волатильность будет на таком же уровне, потому что устойчивость курса зависит от иных факторов. И поэтому для нас это совершенно новая ситуация, которая на сегодняшний день стала данностью, она никуда не уйдет, нам с ней придется жить. Сейчас мы должны найти исчерпывающие варианты регулирования этой ситуации, чтобы избежать максимальных потерь, а с другой стороны — получить максимальную прибыль для своей страны.

Другая сторона вопроса о крипто валюте — блокчейн технологии. У нас состоялась конференция, Министерство связи уже активно заявляет о том, что эти технологии готовы применять в государственных органах. Что это такое, как это будет работать и в чем преимущества этой технологии?

— Это фундаментальная технология, которая в ближайшем будущем серьезно изменит мир и, следовательно, разные отрасли — начиная со здравоохранения, заканчивая финансами. Эта совершенно другая технология, которая делает мир открытым, процедуру — абсолютно прозрачной, исключает любое вмешательство и подтасовку фактов. Это огромное достижение. Такая технология есть, она выстраивается и работает.
Второе — я был чрезвычайно рад и горд за Татарстан, потому что на высоком уровне прошла конференция с участием Президента Татарстана Минниханова Р. Н, Виталика Бутерина, главы ВЭБа. Блокчейн сегодня привлекает внимание всех правительств. Татарстан активно развивает эту технологию, особенно в Иннополисе. Я абсолютно уверен, что в самое ближайшее время она будет находить разные варианты своего развития, и это будет менять мир к лучшему и повышать качество жизни. Будет много трудностей, мы потеряем много специальностей это и есть четвертая промышленная революция. Наверное, базовая вещь четвертой промышленной революции — это блокчейн.

Можете объяснить, что это? То есть это расчеты между ведомствами будут проще проходить?

— Это дальнейшее внедрение компьютерного интеллекта в любые процессы, которые на сегодняшний день существуют между людьми, ведомствами, человеком и обществом, внутри государства. Эти технологии позволяют сделать эти процессы в сотни раз быстрее, при этом максимально открытыми, не оставляя сомнений в их прозрачности. А это меняет отношения общества и государства. Те, кто раньше пытался где-то подтасовывать, тратил большие деньги, чтобы сохранить процессы, — эти деньги будут освобождаться. Это совершенно новый шаг, сравнимый перелетом с первого на сотый этаж. Я думаю, что внедрение этих процессов открывает абсолютно новые возможности перед государствами, обществом, избирателями, перед нами всеми.

В какой сфере это может быть использовано?

— Вы знаете, по-моему, нет сфер, где бы это не могло быть использовано. Например, в здравоохранении. Мы говорим — низкая эффективность. Мы не имеем много денег, но даже те, которые есть, мы тратим неэффективно. К примеру, мы приходим первый раз в поликлинику. Врач тоже видит нас впервые и направляет на общий анализ крови, мочи, биохимию и т. д. Сделали, поставили диагноз, хотим его проверить — приходим в другую поликлинику. Но и этот врач нас видит в первый раз — он не доверяет этим анализам! Он снова назначает анализы. Это государственные деньги.

Мы не можем сегодня сохранить все базы данных по одному человеку и это стоит огромных денег. А эти технологии решат проблему. Нам не понадобится столько врачей, столько зданий, столько поликлиник. Может быть, нам не понадобится даже приходить столько раз к медицинским работникам.

А дальше уже дистанционные услуги. У врачей появится больше конкуренции и больше возможностей учиться. Задумаются те врачи, которые привыкли только перенаправлять и, по большому счету, не думать и не учиться. Посмотрите, какие это большие ресурсы. Я могу привести в пример интервью Германа Грефа, который говорил о том, что дальнейшее внедрение блокчейна сделает так, что не в два, а в четыре раза уменьшится количество сотрудников банков, потому что они уже не нужны. Мы должны понимать, что очень много людей будут оставаться без работы, потому что эти технологии будут выполнять их функции. Но зато будут появляться новые профессии и для нас будет появляться дополнительный стимул разрабатывать новые технологии и новые направления, где каждый мог бы быть занят.

Не знаю в курсе вы или нет, в Казани сейчас планируются строить второй хоспис и идет сбор средств, вы в курсе этой ситуации?

— Я активно занимаюсь этой ситуацией, мы в контакте с Владимиром Вавиловым и, мы приняли решение, что флаг Татарстана, который мы водрузили на Эльбрусе, передадим детскому хоспису. Для чего? Во-первых, чтобы привлечь внимание к проблеме хосписов, их недостаточно. Во-вторых, мы хотели бы, чтобы этот флаг, находясь хосписе, давал надежду всем людям, которые туда попадают и каким-то образом передавать энергетику Эльбруса. Это будет возможность утешения для родителей детишек, которые там лежат в очень тяжелом состоянии. Именно поэтому мы приняли это решение, этим жестом мы хотели хоть как-то привлечь внимание.

Позавчера была пресс-конференция с Владимиром Вавиловым, на ней говорили о том, что ещё не определено здание для нового хосписа, и в данный момент рассматриваются два варианта. Можете рассказать об этом?

— Я всю предысторию не могу рассказать, но одно из зданий я лично с Владимиром Владимировичем осмотрел. Здание достаточно дорогое, в нем потребуется проделать существенную переделку, так как для хосписа требуется очень специфическое здание, и для этого требуются дополнительные инвестиции. А вторая площадка — строительство здания с нуля, это пока под вопросом. Безусловно, на данный момент требуется хосписная помощь и ее организация на юго-востоке Татарстана, тем более накоплен хороший опыт и есть хорошие специалисты. Поэтому очень многое зависит от того, какие будут возможности и инвестиции, все-таки мы говорим не о бюджетных деньгах, а о тех финансовых ресурсах, которые мы могли бы собрать и вложить.

Возникший вопрос с землей для хосписа как-то связан с законопроектом?

— Да, совершенно верно. Потому что во многих субъектах вообще нет никакого вида хосписной помощи, ведь подобная помощь не является прямой гарантией государства, понимаете? Но в целом — это один ключевых факторов качества жизни, и мы хотели, чтобы благотворительные организации, которые могут собрать определенные ресурсы, имели возможность бесплатно получить землю, сегодняшний земельный кодекс такого не предполагает.

То есть если законопроект проходит, то для второго хосписа будет рассматриваться возможность поиска земельного участка?

— Совершенно верно, и не только в Республике Татарстан, это в целом направлено на Российскую Федерацию.

И еще вопрос по поводу хосписа. На его постройку нужно 250 млн рублей, сейчас собрано 16 млн, а, чтобы начать работу нужно хотя бы 50 млн рублей. Как вы оцениваете сбор средств, и когда вашему мнению, будут накоплены эти деньги? 

— Когда первый хоспис начинали, если вы помните, то мы привлекли Фонд Анжелы Вавиловой в действующую медицинскую организацию в составе Минздрава РТ и базовым вложением в новый хоспис как раз была организация с ее землей. И затем получился прекрасный хоспис в его сегодняшнем виде. Поэтому надо всегда начинать, всегда верить в то, что все получится, а потом уже находится решение.