«Габдулхай гладил ее концертные костюмы, подносил ей туфли»: друзья и коллеги вспоминают Ханию Фархи

30 мая исполнилось 60 лет со дня рождения народной певицы Татарстана и Башкортостана Хании Фархи, скончавшейся почти три года назад. ИА «Татар-информ» собрало самые теплые воспоминания о выдающейся артистке татарской эстрады. В эти дни ее друзья и коллеги по сцене вспоминают о ней с особым трепетом и любовью.

«Провел бы онлайн-концерт памяти Хании»

Близкий друг Хании Фархи, певец Айдар Галимов, Уфа:

«Воспоминаний, связанных с Ханией, очень много. Потому что Хания — одна из редких людей, которые встречаются на этой земле. В быту или на сцене, за кулисами, в автобусе или за столом — она всюду была искренней, простой.

Первую встречу с ней я запомнил в мельчайших деталях. В начале 1990-х годов по городам прошли большие татарские концерты. Шел концерт на стадионе им. Ленина в Казани. И пришла Она, с ансамблем «Байрам». На голову завязала платок. С двух сторон — двое парней, а посередине — молодая, красивая Хания с горящими глазами. В этот день мы познакомились и не могли наговориться, как будто знали друг друга целую вечность. Так началась наша творческая дружба и продолжилась до последних дней Хании.

В те годы мы прошли множество городов — Челны, Уфа, Казань, Оренбург и другие. Это были первые татарские концерты, масштабные, народ принимал их на ура.

Рассказывая о Хании, вспоминаю еще один случай. Это ее юбилейный концерт на сцене театра им. Галиаскара Камала, ей исполнилось 55 лет. Я наблюдал из-за кулис за началом концерта. Она поднялась на сцену из зала, оттуда, где сидели ее зрители. Почему-то в этот момент у меня ком в горле появился. Я с любовью смотрел на Ханию и думал, что она столько раз выходила к публике, столько раз зал осыпал ее овациями и всегда зрители ожидали ее выхода с нетерпением. Я думал, какая она счастливая женщина, если ей суждено стоять на сцене даже в 55 лет, любить искусство, любить свой народ и быть любимицей этого народа. Но почему-то во время концерта на душе было тяжко. Или это ее выступление было ее прощанием со всеми…

Если бы она была с нами, она бы с удовольствием продолжала заниматься творчеством. Даже если она не записывала бы новые композиции, ее репертуара хватило бы на долгие годы. Сейчас, когда ее нет с нами, то и дело выходят новые песни. Мы не слышали их тогда или просто не обратили внимания? Сейчас они звучат совсем по-иному.

Без Хании «Байрам» уже не тот «Байрам». В центре ансамбля должен быть огонь, зажигающий весь коллектив. Ансамбль может и быть, но не будет хватать ее огня, ее света, ее лучей. Говоря «Байрам», мы представляем Ханию. Говоря «Хания», мы видим ансамбль «Байрам». Мне кажется, их нельзя рассматривать отдельно друг от друга.

В эти дни мы должны были провести большие юбилейные концерты Хании Фархи. Мы их перенесли. Парад Победы ведь тоже состоится позже. Конечно, легко перенести событие на другую дату, а как мы его проведем…

В честь Дня Великой Победы я показал своим зрителям онлайн-концерт. Я бы с удовольствием провел такой концерт, посвященный памяти Хании. Но, наверное, там должны звучать ее песни, ее репертуар. Поэтому, мне кажется, было бы правильнее, если бы эту идею поддержал ансамбль «Байрам» и организовал выступление артистов».

Творческий товарищ, певец Анвар Нургалиев:

«Хания апа — легенда татарского и башкирского народов. Боюсь, таких певцов больше не будет. Наше поколение выросло на песнях ансамбля «Байрам», на исполнении Хании Фархи. Позже, слава Всевышнему, и мне довелось познакомиться с ними, общаться близко и даже петь на одной сцене.

Помню, как мы ехали из Москвы после концерта фестиваля «Татар җыры» — Хания апа и Габдулхай абый, Хамдуна Тимергалиева, Зайнап Фархутдинова и я в одном минивэне.

В том году я впервые участвовал в фестивале «Татар җыры». Я в роли журналиста брал у них интервью и заснял это на видео. Рассказывали смешные истории закулисья, много смеялись и очень весело провели время в пути.

Последний раз я видел ее на концерте «Татарча солянка» в Уфе. Я обнял Ханию апа, подарил ей букет цветов. «И, Анвар, ты всегда такой галантный, знаешь, как проложить путь к сердцу женщины. Ты молодец, стараешься, поднимаешь своими силами», — приободрила она меня тогда.

Хания апа, несмотря на то что столько лет была на вершине популярности, никогда не задирала нос, ее не коснулась звездная болезнь. Сейчас через год-другой на сцене у некоторых певиц от гордости грудь так распирает, что аж пуговицы на платье не сходятся. Людей перестают узнавать.

Хания апа была доброй, улыбчивой, с чистой душой. Я бы еще отметил, что на татарской эстраде нет другой женщины-артистки, такой же изящной, с тонким хорошим вкусом, как она».

«Хания научила запекать гуся»

Подруга Хании Фархи Гульшат Мубаракова, Нефтекамск:

«Наше знакомство с Ханией состоялось еще в начале 1990-х годов. Я вышла замуж за татышлинца — одноклассника Хании. Сами жили в городе Агидель. Хания только начала ставить первые концерты, тогда она еще выступала под своей девичьей фамилией Халидуллина. С Рифкатом Сайфутдиновым приехали к нам с концертом. Мой супруг увидел и говорит: «Это же наша Хания!» После концерта мы пригласили ее к нам погостить. После этого случая, приехав с выступлениями, Хания каждый раз останавливалась у нас. Так она стала самой близкой, неразлучной подругой всей жизни. Мы делили и радости, и горе, были опорой на протяжении всего пути.

Наша дружба приносила только радость. Хания никогда не обсуждала людей. Нам, ее подругам, были интересны детали личной жизни артистов — мы то и дело пытались выведать у нее подробности. Но она никого и словом не выдавала…

А ее отзывчивость, ее готовность всегда и всем идти на выручку! Хания никогда не думала о себе. Когда младший брат Нурислам скоропостижно скончался еще в молодом возрасте, Хания была убита горем. И тут она собралась приехать с концертами. «Не езжай, Хания, какой концерт в твоем положении», — говорю я ей. «И, Гульшат, мне не до всего, но как же коллектив? Если они останутся без гроша в кармане перед Новым годом, как я им в глаза буду смотреть?» — сказала она тогда. В первую очередь она всегда переживала за свой коллектив, за свой ансамбль.

Мы с ней готовили невероятные блюда. Как-то раз у нас проходил фестиваль «Песня дружбы». Хания сидела в жюри на этом фестивале. После концерта съездили на рынок в Нефтекамске, купили гуся. На следующий день запекли его, и Хания пригласила на угощение всех артистов, участвовавших в фестивале. Она была великодушна. Если бы это было возможно, она бы помогла всем, приютила бы у себя весь мир. Вот тогда я научилась у нее запекать гуся. Уже столько лет готовлю это блюдо только по ее рецепту.

Помню, как однажды с Ханией встретили Новый год в пути. Глава города Агидель Флера Кабирова пригласила нас к себе на праздник. Едем мы с подругой из Нефтекамска в Агидель, я за рулем. И вдруг машина ломается прямо посередине дороги! Стоим, недоумеваем, как быть. Как назло, ни одной машины в дороге. Это был прекрасный вечер, шел пушистый неторопливый снег. Мы обе свободные, одинокие. Стало очень грустно.

Встретили новогоднюю ночь в неисправной машине. Позже нас все-таки подобрал проезжающий мимо автомобиль и на буксире доставил нас в Агидель. У нас в Башкортостане Новый год встречают дважды — по башкирскому времени и по татарстанскому. И мы успели на ту, вторую, и в два часа ночи были на месте.

В 1994 году я серьезно пострадала в ДТП. Хание не стала об этом сообщать, а сотовых телефонов еще и в помине не было. Тогда наше общение на время приостановилось. Я лежала в больнице в Уфе, все тело болело. Тут пришел брат и говорит: Хания приезжает с концертами. Я так по ней соскучилась сильно: зашла к медсестре, попросила сделать мне инъекцию обезболивающего и ушла на концерт. Увидевшись, Хания чуть не упала — оказывается, она меня потеряла. Расспросив о нас, повела за кулисы: «Давай-ка, я покажу тебе сюрприз», — говорит. Глаза горят, выглядит безмерно счастливой. Смотрю, а там сидит красивый молодой человек с черными усами. «Вот этот парень скоро станет моим, в декабре у нас свадьба», — говорит Хания. Так она познакомила меня с Габдулхаем.

Я была настолько рада их союзу. Люди могут говорить что угодно, но я как человек, тесно общавшийся с Ханией, знающий все ее сердечные секреты, скажу: Хания была счастливой женой. Габдулхай стал для нее опорой во всем. Уже говорила, что, приезжая с концертами, они всегда останавливались у меня. Габдулхай гладил все ее концертные костюмы, готовил к выступлению. Хания тем временем делала прическу, ухаживала за собой. Во время концерта, в перерывах между номерами, он даже подносил ей туфли, готовил для нее чай. Он очень дорожил своей супругой. Я рассказываю вам все это без малейшего преувеличения.

Габдулхай — примерный семьянин. Он не делит обязанности по дому на мужские и женские. То он ходит по дому с пылесосом, то на кухне что-то делает. После концертов он давал Хание возможность отдохнуть, брал на себя все хлопоты по домашнему хозяйству.

С годами наша дружба только крепчала. Моих родителей уже давно нет на этом свете. Как-то раз Хания звонит мне во время плотного графика гастролей: «Гульшат, у нас с тобой одна мама на двоих, слетай к ней, пожалуйста, я пока не могу приехать».

К Фание апа я стараюсь ездить и сейчас. Когда Хании не стало, я поехала к ее маме, привезла с собой все статьи о Хании, все стихотворения, посвященные ей. Терпение и выдержка Фании апа восхищают. Она потеряла стольких детей, хлебнула горя. Наверное, ее терпение передалось и дочери. Пусть Аллах убережет нашу общую «маму» от невзгод и горестей и пусть она проживет долгую жизнь в здравии рядом с близкими.

Хания любила свою родину бесконечно. Во время отпуска она мчалась не на зарубежные курорты, а в родные Татышлы. Одно коробит душу — не увиделись мы с ней последний раз. Перед смертью, по дороге в Татышлы она должна была заехать ко мне. «Приеду на поезде, брат», — говорит. «Не дури, у вас три машины, зачем тебе поезд?» — удивилась я. «Хочу приехать на поезде, вспомнить молодость. Кто встретит с поезда девушку в красивом голубом платье?» — спрашивает Хания. А я в тот день, как назло, не смогла уйти с работы. Ее встретила сестренка Фирюза. Хания обещалась зайти ко мне на обратном пути, когда поедет в Казань. Это был четверг, 27 июля. К обеду Хания должна была приехать. Она любила блюда с рыбой, капустой. Наготовила всего с утра и позвонила: «Дай знать, когда сядете в машину, суп как раз успеет к вашему приезду». «Сходим в баньку и тронемся», — сообщила она. Дорога между селом Татышлы и Нефтекамском занимает не больше часа. Их все нет. Тут зазвонил телефон. Взяла я трубку и с ходу начала говорить: «Опять, что ли, адрес забыла?» А на том конце провода с телефона Хании плачет Фирюза: «Хания апа умерла…» Не заглянула ко мне напоследок, не доехала… Не отведала гостинцев, что я для нее приготовила.

Тяжелее всех детям. Стараюсь их хоть как-то поддержать. Когда у Алсу родился ребенок, ездила их встречать. Чтобы как-то отвлечь, помочь. Пожила с ними кое-какое время, помогала по дому.

Когда я приезжаю в Казань, с Габдулхаем прямиком идем на кладбище. Он постоянно навещает могилу, не дает пылинке осесть на камне. Постоянно говорит о ней, а у самого глаза на мокром месте. Иногда я думаю, это ведь живой человек, пытаюсь перевести тему, заговорить о чем-нибудь отвлеченном.

Не могу поверить. Не может быть, что Хании больше нет. Каждый день думаю о ней. Постоянно снится моя подруга: готовится к концертам, так красиво выступает.

Прошлой осенью в Нефтекамске организовали концерт памяти Хании, в организации помогли певица Зифа Нагаева и руководитель кавер-группы ВИА ХИТ Альбина Хайрутдинова. Концерт получился теплым, душевным, в зале — полный аншлаг. Зрители любили Ханию неистово. Спасибо всем ее зрителям за то, что не забывают ее и остаются верны ее творчеству.

«Не сумели уберечь нашего ангела милосердия»

Ханию Фархи многое связывает и с городом Набережные Челны. Когда она вышла замуж, они с супругом переехали в Челны. Она долгие годы работала в Доме культуры «Энергетик». Младшая дочь Алсу появилась на свет именно здесь. А старшая — Алия училась в гимназии № 2».

Теплыми воспоминаниями делится подруга молодости Хании Фархи в Набережных Челнах журналист Зульфия Галим:

«Мы познакомились с Ханией апа (она старше меня на десять лет, поэтому я обращалась к ней “апа”) в Казани, в мое студенчество. Хамдуна апа Тимергалиева взяла меня с собой, когда шла к ним в гости. Дружба, которая завязалась в этот самый день, продолжалась на протяжении 20 лет. Она не охладела даже когда я жила в Челнах, а она — в Казани. Я заглядывала к ней каждый раз, когда приезжала в Казань, она не оставляла меня без внимания в каждый приезд в Челны.

Вы бы знали, как вкусно готовила и как красиво оформляла столы Хания апа! В начале 2012 года ей сделали сложную операцию на голове. Когда она выписалась из больницы, я приехала ее проведать. Хания апа приготовила вкуснейший балеш, язык можно проглотить. Вкус этого балеша до сих пор ощущаю. За свою жизнь, наверное, мне доводилось кушать множество балешей, но, извините, такого вкусного балеша, как у Хании апа, нет больше нигде. Помню, как однажды в Куюке вдвоем засаливали огурцы. Рецепт был какой-то легкий, и Хания апа справлялась с такими делами на раз-два. Потому что искренний, добродушный, лучезарный был человек, и потому всё, к чему притрагивались ее руки, удавалось на отлично.

Хания апа умела быть благодарной всем. В Челнах они работали с Газинуром Фарукшиным. В концертном зале им. С. Садыковой участвовала в фестивале «Уятмакчы булсаң халык күңелләрен». И тут ей сообщили о трагической смерти ее брата Нурислама. Стоял холодный осенний день. Хания апа была одета легко, без перчаток. Собралась ехать на малую родину. Наверное, в эти минуты у нее мерзли не только руки, но и душа. Я тогда надела на нее свои перчатки и проводила в путь. Казалось бы, незначительная помощь, но Хания апа помнила сей маленький жест всю жизнь и, вспоминая, каждый раз благодарила.

Ее душа всегда была открыта. Она бесконечно любила людей, никогда и никого не обсуждала, не сплетничала. Ни разу в жизни из ее уст я не слышала ничего плохого о людях. Даже нам, своим подругам, она не позволяла говорить плохо о ком-либо.

Она всегда любила театр им. Камала. Мы ходили вместе на спектакль «41нең арбалы хатыннары». Мы остались довольны и постановкой, и игрой актеров. Произведение написал наш земляк из Башкортостана, но татарин душой Заки Зайнуллин. На премьеру приехали множество гостей из Башкортостана. После спектакля Хания апа не могла с ними наговориться. А в Ледовом дворце Казани мы ходили на концерт звезды российской эстрады Ирины Аллегровой — я, Хания апа и Габдулхай абый. Хания апа любила профессиональное искусство, умела его оценивать, у нее был тонкий вкус, искренность и человечность были ее отличительными чертами.

Не секрет, ее жизнь не была легкой и безмятежной. Она потеряла очень близких родных людей, испытала горечь утраты. Но не склонила голову перед трудностями, не дала себя загнать. Порой мне было так горько за нее: “Почему судьба уготовила такие трудности для настолько хорошего человека?” — говорила я, и не могла сдержать слез. “Ты не плачь, Зульфия, что бы ни выпало на мою долю в этой жизни, я счастлива тем, что живу”, — успокаивала меня Хания апа.

Она умела находить такие слова, чтобы разогнать тучи на душе. Мне пришлось сделать операцию. У нее был очень плотный график, и, несмотря на это, она позвонила и говорит: “Подруга, сама буду ухаживать за тобой после операции”.

Когда умерла Хания апа, я была в отпуске в Казани. Я планировала закончить все дела 26 июля и 27-го позвонить Хании апа, а потом пойти к ним в гости. Но тут мне позвонила подруга из Челнов и сообщила о случившемся горе. Мы пришли не в гости, а чтобы проводить ее в последний путь…

Хания апа всю себя посвятила детям. Души в них не чаяла. Любила внучек, называла не иначе как “Моя Амина, моя Ясмина”. Любила искренней любовью своего Габдулхая, была любима им, и они прожили счастливую жизнь. Габдулхай тоскует по своей Хании по сей день. Они вместе восстановили их дом в Куюке, сейчас он живет там.

Как-то мы встретились в Казани и договорились в 2020 году красиво отметить свои юбилеи. Если бы Хания апа была с нами, ей исполнилось бы 60 лет, столько же в этом году будет нашей общей подруге Гульшат апа. У меня и у сестренки Хании апа — Фирюзы — в этом году 50-летний юбилей. Из-за сложившейся в стране ситуации и мы тоже не можем отметить свои дни рождения. К сожалению, Хании апа не суждено встретить свое 60-летие.

Хания апа была лучезарной. Когда мы ее потеряли, наше солнышко будто погасло. К сожалению, мы не смогли уберечь нашего ангела милосердия».

«Песню “Кышкы чия” забрал у Зайнап и отнес Хание»

Композитор, автор многих песен Хании Фархи Ильгиз Закиров, Набережные Челны:

«Мы работали с Ханией не один год и за все эти годы поставили множество концертов. В Башкортостане не осталось ни одного района, куда бы мы ни приехали с концертами. Одним летом мы приехали на Сабантуй на родину Хании, в Татышлы. Здесь Хания впервые исполнила мою песню на слова Ангама Атнабаева «Танып буе әрәмә». Это была своего рода презентация песни. Сабантуй прошел, день жаркий, недалеко от Майдана течет та самая река из песни — Танып. Я, недолго думая, подошел к берегу и прыгнул в реку. А вода настолько холодной оказалась, как родниковая! Обратно я тогда выплыл кое-как. Я ведь родился на берегах реки Сюнь, в наших краях река нагревается рано, и мы начинали купаться еще в начале июня. А Танып, оказывается, горная река и берет свое начало в пермских краях. Откуда мне было знать об этом. И каждый раз, когда я слышал эту песню в исполнении Хании, я невольно вспоминал тот самый неудачный заплыв.

Расскажу историю еще одной композиции — песни «Кышкы чия». Я тогда работал в Уфе. И здесь автор по имени Винниса Фаттахова дала мне стихотворение «Кышкы чия». Слова мне так понравились, что я тут же в гостинице написал музыку. Сначала отдал песню Гузель Ахметовой. Потом мне показалось, что Зайнап исполнит эту песню лучше. Забрал ноты у Гузель и отнес Зайнап Фархетдиновой. А она все не записывает и не записывает. Прождал четыре месяца и забрал у нее ноты. Тогда Хания Фархи жила в Челнах. Как только вернулся в город, пришел с песней к Хании. За два-три дня она записала композицию. Песня как будто была написана именно для ее голоса и ждала именно ее, Ханию. Она вошла в репертуар и быстро стала популярной».

«Таких, как Хания, больше нет»

Директор Дворца культуры «Энергетик» Гульзада Рзаева, Набережные Челны:

«В годы перестройки прежний глава администрации Набережных Челнов Рафгат Алтынбаев вызвал в город группу артистов, выделил им жилье. Вот так в нашем Доме культуры «Энергетик» появилась новая, особенная звезда Хания Фархи, обладательница необычайного голоса и таланта.

В моей душе эти годы сохранились как самая интересная эпоха за все время работы. Они как вулкан ворвались в нашу спокойную размеренную жизнь. Посмотрев на них, наши артисты вдохновились, у них проснулся творческий дух.

Всевышний Аллах Тааля сотворил ее настолько красивой, привлекательной. От нее исходила не только внешняя, но и внутренняя красота. В ее голосе было некое благозвучие, что было свойственно только ей. Этому нельзя научиться, этому не учат в университетах. Это дар Всевышнего, талант от природы, переданный от родителей. А ее сценические образы, ее выразительность?! Каждая песня в ее репертуаре как лекарство для души, имеет глубокий смысл.

Слушая ее песни, у меня внутри всё содрогается, на глаза наворачиваются слезы. Работаю в сфере культуры уже столько лет, с кем только я не общалась за эти годы, с кем только не работала. Таких, как Хания, больше не будет».

29, 30 и 31 мая в Казани, Уфе и Самаре должны были пройти большие юбилейные концерты Хании Фархи. По словам родной сестры Хании ханум — Фирюзы Ибатуллиной, из-за пандемии коронавируса концерты были перенесены на середину сентября.

В социальной сети «ВКонтакте» работает сообщество «Хәния Фәрхи. Мәңгелек хәтер» («Хания Фархи. Вечная память»). Зрители остаются верны творчеству Хании Фархи. Стена сообщества постоянно обновляется, администраторы постоянно публикуют статьи о певице, ее песни. Фанаты певицы вышли с инициативой сходить 30 мая на могилу певицы, чтобы вспомнить о ней в своих молитвах.

В Башкортостане прошел Межрегиональный онлайн-конкурс исполнителей башкирской и татарской песни памяти Хании Фархи «Онытылыр димә». Как отметила Фирюза Ибатуллина, в нем приняли участие более 80 участников из Оренбурга, Нефтекамска, Казани, Уфы и других 

Автор: Гульназ Хабибуллина