«У меня хорошие биотоки — видимо, животные это чувствуют»: в Арском районе живет необычный человек

Житель села Новое Чурилино Ильяс Халитов, который до пенсии работал в цирке и дрессировал животных, не может представить свою жизнь без птиц. Корреспондент ИА «Татар-информ» побывала у него в гостях.

«Даже с погибшими своими птицами не могу расстаться»

Приехав по оговоренному адресу, мы оказались у раскрытых ворот деревенского дома. Рядом с ним гуляли куры и гуси с гусятами. Как оказалось, здесь живет младшая сестра Ильяса Халитова Хафиза апа. Вскоре из соседних ворот вышел, приветствуя нас, и сам Ильяс абый.

Высокая трава рядом с домом не скошена, а чуть поодаль видно, что поработали косой.

«Здесь у меня много маленьких птичек. Если захочет напасть сокол, им будет куда спрятаться. Сегодня вот скосили траву в поле рядом с домом, а там было гнездо коростеля. Теперь его уже нет», — объяснил хозяин дома.

К одному из окон дома приставлена лестница, по ней туда-сюда ходят куры. Мы прошли чуть дальше через входную дверь. В помещении, похожем на коридор, с обеих сторон видим самых разных птиц. В клетках слева воркуют белые голуби, справа висят чучела ястреба, сокола, петуха.

На стенах комнаты тоже висят чучела птиц.

«В память о своих любимых питомцах, которых уже нет в живых, я сделал из них чучела. Я даже с погибшими своими птицами не могу расстаться», — говорит Халитов.

В доме очень много растений, чувствуешь себя как в ботаническом саду. В клетках, которые расставлены в шкафу, копошатся птахи. Попугайчики, канарейки, щеглы, лесные жаворонки... Среди растений есть и два гнезда: щеглы и жаворонки снесли здесь яйца, однако самих «родителей» дома не было.

Одна из стен разукрашена вручную, здесь изображены деревья, птицы и животные. Каждый уголок дома связан с природой. Халитов живет здесь один. Жена умерла, а дети живут в Нижнекамске и Москве.

«Плакал от жалости к птицам, которых стреляли охотники»

Ильяс Халитов, рассказывая историю своей жизни, говорит, что и сам не знает, когда так привязался к пернатым:

«С юных лет я уже знал язык птиц и то, где каждая из них гнездится. Отец был мельником. Я ходил вместе с ним на работу и любил бродить по лесу и берегу реки. Поиграть было не с кем, поэтому я начал наблюдать за пернатыми. Осенью всегда плакал от жалости к птицам, которых стреляли охотники.

Во время учебы мы пасли колхозное стадо. Однажды к нам выбежал олененок. Мы дали ему коровьего молока и отпустили, чтобы его нашла мать. На следующий день бедняжку съели волки. Мы очень пожалели, что не забрали его домой.

После возвращения из армии к нам приехали из Нижнекамска набирать рабочих. Тогда я уехал в город на стройку, освоил новые профессии. Потом мы с друзьями уехали в Ижевск на заработки. Там я познакомился с парнями, которые работали в цирке. Как только они узнали о моем отношении к птицам, позвали к себе.

Я дрессировал для них диких уток и соколов. Птицы очень быстро привыкают ко мне. Как-то один экстрасенс сказал, что у меня хорошие биотоки — видимо, животные и птицы это чувствуют. Меня даже звали лечить людей, но я отказался.

Как-то поехали с гастролями из Ижевска в Ростов-на-Дону. Там наш цирк распался, и я остался один с орлом, обезьяной, вороном и другими животными. Устроился на работу в зоопарк, лечил птиц».

Через некоторое время в Ростове-на-Дону заработал цирк-шапито.

После работы в цирке Халитов вернулся в деревню к матери. Когда она попросила: «Сынок, не уезжай, пожалуйста, боюсь, что умру, не повидавшись с тобой», он решил остаться, вот уже 15 лет как живет в деревне.

«Сокол ездил со мной на велосипеде»

Ильяс абый раньше держал у себя лесных птиц — лесных коньков, свиристелей, дятлов, кукушек. Скворцы даже не улетали зимой в теплые края, оставались в его доме. Нет, не закрытыми в клетке, и окна были открыты, но, несмотря на это, птицы зимовали у него.

Ильяс Халитов рассказал, что однажды он приручил сокола. Эта хищная птица прилетела в его хозяйство за цыплятами и нечаянно оказалась закрытой в курятнике. Ильяс абый ее поймал, приручил, но потом отпустил на свободу.

«Через некоторое время сокол начал прилетать к дому, — рассказывает Ильяс абый. — Я его подкармливал, тогда он стал прилетать каждый день. А потом и вовсе не отходил от меня, вечно находился где-то рядом. Даже ездил со мной в магазин, я специально замотал руль велосипеда тряпкой. Если рассказываю об этом людям, они не верят, а жители нашей деревни уже ничему не удивляются. Позже я отвез его подальше от деревни и отпустил на волю — стало трудно каждый день кормить хищника мясом».

Жили у Халитова и вороны.

«Вороны за утятами охотились, а у меня у самого было три ворона, они не позволяли приближаться к нашему двору другим. Сейчас, к сожалению, их уже нет в живых», — рассказывает Халитов.

Птицы жили на улице, а когда слышали команду «домой!», залетали в гараж и ночевали там. Мужчина кормил их с рук.

Ильяс абый дрессировал и диких уток. Он вспоминает, как в образовавшемся после рытья котлована озере обнаружил запутавшуюся утку с выводком еще совсем маленьких утят.

«В том озере выросли 11 уток, потом я их отдал в цирковую школу Ижевска», — рассказывает Халитов.

«Однажды пошли в лес за ягодами, и я заметил, что кусты малины все поломаны, — вспоминает он еще один случай из жизни. — Хотел посмотреть, кто это сделал. Захожу в заросли, а там стоит медведь и смотрит на меня. Расстояние между нами было не больше пяти метров. Постояли, посмотрели друг на друга и разошлись. И я не испугался, и медведь. Обернулся, а попутчика моего и след простыл. Оказывается, убежал, косолапого испугался».

В молодости с Ильясом Халитовым тоже случались интересные истории:

«Возвращаюсь как-то в три часа ночи со свидания. Темно. Вдруг увидел двух собак, а это, оказывается, волки, стоят примерно в десяти метрах от меня. У меня был большой пес, он подошел ко мне и стал ластиться. Волки даже не стали к нам подходить, так и разошлись».

По словам Халитова, птиц у него сейчас стало намного меньше.

«Освободил большинство клеток. Если я умру, кто за ними будет ухаживать? Раньше у меня было около тридцати попугаев, я их раздал людям. Сейчас у меня их осталось всего два. Мне часто приносят птиц, которые выпали из гнезда или поранились. В прошлом году принесли птенца ласточки, я его выходил и отпустил, в этом году он поселился в нашем скворечнике. Принесли и кукушонка, его я отпустил осенью, теперь вот прилетает к дому, сидит кукует. Зимой в дом залетают и уличные птицы. Некоторые садятся мне на голову, когда я работаю в саду. Я и сам удивляюсь, как это получается», — говорит Ильяс Халитов.

«Хранил как память цепь своей обезьяны»

Мы вышли на улицу посмотреть голубей. Одни птицы высиживали яйца, другие ходили рядом с птенцами, третьи просто сидели и смотрели по сторонам.

«Раньше я держал больше ста голубей. Среди птиц есть и такие, которым по 25 лет, они уже старые, им трудно летать», — говорит хозяин.

Он взял на руки голубей из клетки и вынес их на улицу. Те начали прыгать, садиться ему на голову.

Вдоль тропинки бродили козы.

«Я хранил как память цепь своей обезьяны, привязывал ею одну из моих коз. Недавно у меня украли эту цепь и шестиметровый аркан», — рассказывает Халитов.

За домом живут старая собака и щенок. Оказалось, что они охраняют птиц в загоне. Здесь бегают цыплята, ходят куры, цесарки. дикие утки, хохлатые утки, индоутки. Среди крапивы и лопухов есть гнездо тетерева с яйцами.

Среди птиц, как и среди людей, есть добрые и злые, говорит Халитов.

«Год назад мне принесли галку. У нее было ранено крыло, она не могла летать. Очень невоспитанная, вечно клюется. Когда начала разбивать яйца голубей, я посадил ее в клетку. Самая спокойная птица — это голубь», — говорит Ильяс абый.

Халитов признается, что всю свою пенсию он тратит на содержание птиц.

«Я и уйти надолго никуда не могу, оставить их не с кем», — говорит он.

В конце разговора я спросила Ильяса абый: «Сколько вам лет?» «Как стукнет сто, так сразу женюсь, осталось ждать всего 26 лет», — с улыбкой ответил он.

Признаюсь, при первой встрече Ильяс абый показался мне странным, но после общения с ним я поняла всю искренность, чистосердечность и тонкость души этого человека.