Спецэффекты, паника и грим – в казанском метро прошли учения экстренных служб

В ночь на 28 сентября на станции метро «Суконная слобода», нарушив ночной покой жителей Казани, собрались экипажи всех экстренных служб города. Корреспондент ИА «Татар-информ» оказалась в самом эпицентре событий.

В преддверии Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года в Казани на станции метро «Суконная слобода» прошли межведомственные комплексные учения по отработки навыков реагирования спецслужб города. 

Учения были запланированы на час ночи, но еще задолго до начала группа статистов приступила к подготовке к мероприятию. Им предстояло изображать панику и истерику, предварительно загримировавшись. 

Во главе процесса – опытный гример Элина Юрасова, участница казанского зомби-проекта «Вирион». Ее задача – сотворить из здоровых ребят пострадавших в катастрофе пассажиров метро. 

Самым жутким гримом оказалась имитация ожога обоих глаз. В качестве крови использовался обычный кисель, как подметили волонтеры, он был со вкусом клубники. 

Инструкторы из учебного центра оказания первой помощи «First Aid» как никто другой знают, как выглядят настоящие раны, ожоги и переломы и как ведут себя люди в подобных ситуациях. 

«Если спасатели случайно схватят вас за обожженное место, начинайте громко кричать, можете даже начинать драться и убегать», – объяснила статистам инструктор «First Aid» Алена Макарова. 

В метро к компании загримированных статистов присоединились еще более десятка человек. По легенде, в вагоне метро произошло возгорание с сильным задымлением, двери оказались заблокированы. В результате происшествия 30 человек получили различные травмы. Пятеро из них – в тяжелом состоянии, пять манекенов изображали погибших. Истекающих кисельной кровью волонтеров разместили в импровизированном вагоне метро, остальных посадили на скамейки.

Как только был дан старт учениям, на станции раздался сигнал тревоги и статисты помчались к выходу, те, кто «не мог ходить» дожидались помощи спасателей. Для реальности происходящего добавили спецэффектов – специальный прибор быстро наполнил помещение искусственным дымом и видимость резко ухудшилась. Автоматически сработала аварийная пожарная сигнализация. Обстановка нагнеталась, я поймала себя на том, что ситуация становится похожа на реальную, от этого становилось не по себе. 

Первая команда пожарных приступила к эвакуации. Их работу осложняла паника, которая началась у одной из статисток. Девушка с «обожженными» руками кричала и убегала от спасателей. Однако, пожарные ловко уложили ее на носилки и вынесли на воздух. В это время их коллеги протягивали пожарные рукава и начали тушить возгорание. 

Подоспела военизированная горноспасательная часть. Ее сотрудники оказывали первую помощи пострадавшим и выносили их на поверхность. Вагон с пострадавшими быстро пустел, сотрудники МЧС действовали быстро, уверенно, без лишней суеты, демонстрируя четко отработанные действия. 

Тем временем, наверху, сотрудники МВД и Росгвардии оцепили территорию вокруг места происшествия. У выхода дожидались медики и психологи, которым одного за другим передали «пострадавших». Уже перебинтованные статисты могли спокойно вздохнуть и отойти от образа. 

«Я стоял у выхода, весь в гриме, перевязанный и возле меня остановилась машина. Взволнованные ребята спросили, что случилось и предложили помощь. Я их успокоил – идут учения, все нормально. Они не сразу мне поверили. Через некоторое время история повторилась с другой машиной. И я решили отойти подальше от дороги, чтобы не пугать людей», – поделился статист Радик Гатауллин. 

И, действительно, со стороны все выглядело жутковато – машины пожарной, скорой, сотрудники различных экстренных служб. Успокаивала лишь мысль, что все происходящее – неправда, не по-настоящему. 

Всего в учениях были задействованы более 200 сотрудников экстренных служб: поисково-спасательный отряд, пожарные, сотрудники отрядов гражданской обороны, полицейские, сотрудники Росгвардии, военизированного горноспасательного отряда, медицины катастроф, психологи Главного управления МЧС России по РТ и Республиканской клинико-психиатрической больнице им. Бехтерева. 

Для ликвидации «катастрофы» была задействована 41 единица спецтехники.

По словам руководителя пресс-службы ГУ МЧС России по РТ Андрея Родыгина, специфика таких ситуаций в том, что под землей, в замкнутом пространстве, в условиях сильного задымления достаточно тяжело организовывать аварийно-спасательные и другие неотложные работы из-за ограничения время работы дыхательных аппаратов спасателей.

«У пожарной охраны дыхательные аппарата рассчитаны на действие в течение 40 минут, но на территории Казани есть военизированный гороноспасательный пункт, цикл работы аппаратов, состоящих у них на вооружении, составляет 4 часа», – отметил Родыгин. 

Расход кислорода в таких устройствах зависит от интенсивности работы и может значительно сократиться при повышенной сложности выполняемых задач.

«На данных учениях силы и средства, привлекаемые от министерств и ведомств, отработали по всем направлениям. Отрабатывались такие вводные, как оповещение и эвакуация личного состава, спасение людей с перрона в условиях, приближенных к реальным. Применялись средства имитации дыма, световой и звуковой сигнализации. Оценка всем силам и средствам, принимавшим участие в ликвидации условной ЧС – “хорошо”», – поделился заместитель начальника Управления организации пожаротушения и проведения аварийно-спасательных работ Главного управления МЧС России по РТ Марсель Шафигуллин.