«А где отец?» — «Бухает»: как мать-одиночка хочет возложить долг по ЖКХ на бабушку, лишившую ее родительских прав на четырех сыновей

В Наво-Савиновском районном суде Казани рассматривается дело Натальи Мустафиной, у которой четверо из шести детей находятся в детских домах и специальных учреждениях республики, причем родительских прав ее лишила бабушка детей, но после отдала мальчиков в детдома. Женщина пытается обязать опекунов разделить с ней долг в 200 тыс. рублей на коммунальные услуги в квартире, в которой ее дети — долевые собственники. В запутанной ситуации и разбросанности мнений разбирался корреспондент ИА «Татар-информ».

«А где отец?» — «Бухает» 

У Натальи Мустафиной шестеро детей. Минимум на четверых родительские права у женщины отобрала собственная мать — бабушка детей. Несмотря на это ребята живут не с ней, а в детских домах и специальных учреждениях республики. 

Старший из всех детей Натальи — совершеннолетний. Следующий ребенок определен в Раифское специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, двое находятся вместе в Лаишевском детском доме и один в Приволжском. 

В Наво-Савиновском районном суде Наталья пытается обязать опекунов детей разделить с ней долг в 200 тыс. рублей на коммунальные услуги в квартире, где дети — долевые собственники. В документах женщина оформлена как мать-одиночка. А на вопрос судьи: «Где отец детей?» Наталья, не задумываясь, ответила: «Бухает». 

«Я хочу разделить счет-фактуру на всех собственников», — заявила женщина на суде. 

Корреспондент ИА «Татар-информ» встретился с Натальей в здании суда. На заседание она пришла с самым младшим ребенком. Он единственный, кто находится под ее опекой. В коридоре они спокойно пообщались с представителями детских домов и, дождавшись очереди, зашли в зал. Спокойный малыш 1 – 2 лет все заседание просидел у матери на руках в немного потрепанном зимнем голубом комбинезоне, женщина не стала его раздевать. Судья даже разрешил не вставать Наталье, когда она отвечала на вопросы или давала показания. Сама она тоже выглядела достаточно аккуратно и опрятно: черная весенняя куртка и джинсы. 

Кроме них в зале суда также присутствовали представители двух учреждений, где находятся ее дети. 

Сложным в решении вопроса стало выяснить, кто несет ответственность за каждого конкретного ребенка, так как свои претензии женщина направляет к собственной матери — бабушке детей, которая и отобрала у нее права, а через какое-то время сдала всех под опеку государства. Как говорит женщина, сделала она это в личных интересах. 

«Они в своих интересах лишали меня родительских прав», — сказала Наталья. 

Представитель Раифского специального учебно-воспитательного учреждения закрытого типа на заседании подняла вопрос о выявлении опекунов у детей, так как у воспитанника, который находится у них, это его бабушка. 

На заседании представители Приволжского детского дома с иском Натальи согласились — к этому их обязала прокуратура.

«В ходе проверки было выявлено то, что у детей долги возрастают необоснованно, поэтому нас обязали разделять счета», — пояснил на суде представитель Приволжского детского дома. 

Суд постановил — пригласить на следующее заседание, которое состоится 8 апреля, представителей органов опеки для определения ответственных.

 

Дети должны жить с матерью 

Представитель Приволжского детского дома ситуацию по поводу судебного дела и детей Натальи комментировать отказалась. 

«Претензии не к нам именно, а к опекуну — к их бабушке, которая воспитывала их до того, как они попали в детский дом», — рассказала директор Приволжского детского дома. 

На судебное заседание по делению долга никто из Лаишевского детского дома не пришел. Они планируют настаивать на возвращении детей матери. Несколько месяцев назад через суд Наталья уже пыталась восстановиться и вернуть всех детей себе, в этом ей отказали. 

«Раз суд решил — значит решил. Мы не будем больше препятствовать, но дальше если мама будет подавать в суд, мы будем за то, чтобы она восстанавливалась. Каждый родитель должен воспитывать своих детей, тем более, если она хочет, никто не имеет права отнимать у нее этих детей, если она хочет, значит, пусть воспитывает, тем более она не пьющая — самое главное», — рассказала социальный педагог Лаишевского детского дома. 

В этом детском доме находятся два сына Натальи. По словам социального педагога, их детский дом единственный, кто вступился за мать. Объясняли они это тем, что Наталья не состоит на учете у нарколога и психиатра.

«Она должна сама воспитывать своих детей — дети хотят жить и воспитываться в семье, они вот до сих пор ходят у нас подавленные из-за того, что не отдали их маме», — уточнила социальный педагог. 

Также она добавила, что Наталье отказали в восстановлении в правах из-за сложной денежной ситуации. 

Нужно обеспечить дальнейшую жизнь детей 

Старший сын Натальи — находится в Раифском специальном учебно-воспитательном учреждении, предназначенном для детей с девиантным поведением.

Директор Надежда Кисиль поделилась, что их воспитанник категорически против возвращения в семью и восстановления матери в правах. В апреле этого года его ждет уже поступление в колледж. 

«Я сегодня смотрю на него — красавец, вырос, накачал плечи, участвовал в юниоре “Ворлдскиллс”, занял призовое место там, командир отделения, весь из себя успешный. Мы его жизненную траекторию расписали, он будет поступать в Международный колледж сервиса, то есть у ребенка есть планы, он очень переживает по поводу бабули», — рассказала Надежда. 

В это учреждение мальчика поместила бабушка — мама его отца. По состоянию здоровья женщина не могла воспитывать Руслана самостоятельно. У ребенка очень хорошие отношения с ней — она его навещает и постоянно находится на связи.

Кроме этого, их учреждение в ближайшее время собирается организовать благотворительный выезд в Лаишевский детский дом, где живут братья Руслана. 

«Моя задача — обеспечить успешную дальнейшую жизнь Руслана как старшего сына, и если я могу еще чем-то помочь детям его семьи, которые находятся в других детских домах в Лаишевском районе и в Казани, — у меня такая задача», — поделилась директор Раифского учреждения. 

Директор, после неоднократной попытки переубедить мальчика вернуться к матери, подчеркнула, что он наотрез отказывается. 

«Я не брошу его, и в колледж будем ездить, помогать. У меня чисто человеческий, педагогический подход, нежели социальный и судебный», — сказала Надежда Кисиль. 

Мнение экспертов 

Юрист Артем Осипов отметил, что ситуация семьи Натальи нестандартная и очень двоякая. Он отметил, что по Семейному кодексу у родителей, лишенных родительских прав, все равно остается обязанность по содержанию своих детей, но в то же время право содержания собственности переходит на опекунов, а так как опекуны — детские дома, то доказать, что заведение может содержать собственность, достаточно тяжело. 

«В итоге, если бы я был судьей, оставил позицию, несмотря на то что родительских прав лишены, обязанности по содержанию детей и его имущества в любом случае остаются у родителей», — подчеркнул юрист. 

Педагог-психолог Любовь Романова посчитала верным решением в этой ситуации для обеспечения благополучия детей — оставить в покое старшего сына Руслана и начать видаться с детьми, которые хотят к ней вернуться. Также, если она действительно хочет вернуть себе ребят, заняться своим денежным состоянием.

«Матери работу найти, собирать справки, характеристики. По долгам за квартиру проконсультироваться у юриста еще раз. С детей не стрясти же долги», — подчеркнула психолог. 

Также она предположила, что мама в этой ситуации приняла роль жертвы: «Может, она сама в позиции ребенка и жертвы. Что вот такой мир к ней жестокий. Она вон ему детей нарожала, а вокруг всё несправедливо». 

Позицию бабушки — матери Натальи Любовь охарактеризовала как способ показаться хорошей для общества — забрала детей у плохой матери.

«Зачем люди сдают детей в детские дома? Стать свободнее, снять бремя, ответственность опять же, нелюбовь, отсутствие любви. Чтоб детям было что есть, чтоб они были под кровом, в тепле. Дать лучшую жизнь, если родитель понимает, что дать им вообще ничего не может», — подытожила психолог.