Первые татарские газеты: «Терджиман» vs «Нур»?

Действительно ли газета «Нур» была первой газетой на татарском языке? Существуют и сторонники исчисления истории национальной периодической печати с газеты «Терджиман». Студент первого курса КФУ Ильяс Хазиев анализирует отношения двух изданий, а также тех, кто стоял за ними, — Тукая и Гаспринского.

В 1889 году крымско-татарский просветитель и политик Исмаил Гаспринский в своей статье «Мусульманская печать в России» пишет: «К сожалению, пока у российских мусульман нет печати, есть только стремление к печатному и литературному делу... Во время Екатерины Великой в Казани был напечатан Коран. Позже стали издаваться религиозные книги на арабском и турецком языках. В настоящее время печатаются некоторые народные книги, рассказы и песни».

Татары действительно долго шли к национальной печати — активную борьбу за право народа иметь свою периодическую печать на родном языке многие годы вели Каюм Насыйри, Хади Максуди, Габдрахман Ильяси, Загир Бигиев, Шигаб Ахмеров, братья Рамиевы, Камиль Мутыги-Тухватуллин.

Татарское национальное сознание, четыре века находившееся в подавленном состоянии, вырывается на волю. Вторая половина XIX века. За много километров от Поволжья происходит событие, как молния озарившее весь татарско-мусульманский мир: в 1883 году в Бахчисарае выходит первый номер газеты «Терджиман-Переводчик», направленной на всю тюркскую аудиторию. Появление газеты «Терджиман» было важным событием в жизни мусульман Российской империи и оказало большое влияние на развитие татарской печати. Она начинает готовить татарское национальное сознание к процессу ренессанса.

«Терджиман»

Годы выхода: 10.04.1883 — 23.02.1918

Основатель, издатель, редактор: Исмаил Гаспринский

Крымскую татарскую печать в XIX веке можно назвать светлым лучом не только в общей системе мусульманской печати в Российской Империи, но и всем тюркском мире.

Первый номер газеты «Терджиман» выходит в свет 10 апреля 1883 года. Она была четырехстраничной, материалы дублировались на русский язык в виде краткого изложения их содержания. В первое время газета выходила два раза в месяц, позже стала еженедельной, с 1912 года — ежедневной.

Как и любая периодическая печать, газета освещает события, происходившие в Крыму. На страницах «Терджимана» начинают печататься Юсуф Акчура, Дердменд, Хади Максуди.

Известный татарский публицист Джамал Валиди пишет о «Терджимане» и его издателе-редакторе: «Хотя его газета выходит один-два раза в неделю в маленьком формате и малочисленных экземплярах, дело, которое выполняет этот маленький кусок бумаги, в тысячу раз важнее, чем русское «Новое время» или английский гигант «Таймс».

Гаспринский старался язык своей газеты сделать понятным всем тюркским народам. Самая большая его мечта была, чтобы все тюркские народы «говорили, писали, объяснялись на одном языке». Гаспринский ожидает, что это приведет к единению в литературе и в деле. Казалось бы, очень красивая идея, однако она имеет и обратную сторону. Гаспринский критикует первые татарские газеты, которые начали выходить в 1905 году, за то, что их язык не был таким же, как у «Терджимана».

«Нур»

Время выхода: 02.09.1905 — 21.06.1914

Основатель, редактор, издатель: Атаулла Баязитов

Самым важным для татар итогом первой русской революции 1905 года стало получение разрешения издавать свои газеты. Чиновники, еще вчера отвечавшие на каждое обращение татар по поводу периодической печати непременным отказом, те же свои подписи ставят уже под разрешением. Первая татарская газета под названием «Нур» начинает выходить в 1905 году в Петербурге.

Помимо освещения духовной, общественной жизни мусульман газета на своих страницах печатает тексты законов, касающихся российских мусульман. С первых номеров на страницах «Нур» вспыхивают горячие споры об освобождении мусульманского духовенства от воинской обязанности.

Великий Тукай встречает газету «Нур» восторженными строками:

«С севера сверкнула молния, ударил свет,

Яркостью ослепил народ».

Действительно, первая татарская газета «Нур», озарив своим светом татарский мир, собирает вокруг себя в будущем самых выдающихся представителей татарского издательского мира, среди них были Фатих Карими, Гаяз Исхаки, Риза Фахретдин, Шариф Камал, Кабир Бакир и другие.

Разногласия Габдуллы Тукая и Исмаила Гаспринского

Тукай не имел прямого отношения к газете «Нур», он не печатался на страницах этой газеты. Как известно, в ходе одной из последних поездок поэт побывал в редакции «Нур» в Петербурге. А Исмаил Гаспринский в своей газете «Терджиман» широко критикует материалы, увидевшие свет в газете «Нур». К примеру, в статье «Еще о языке» в 95-м номере от 1905 года он называет язык газеты «Нур» «уличным языком». В других публикациях не стесняется использовать такое определение, как «мужик теле» («мужицкий язык»).

Тукай в 1906 году в уральской газете «Фикер» пишет: «Двадцать пять лет назад, как человек, за неимением сигарет довольствовавшийся махоркой, из-за неимения белой булки спасающийся от голода черным хлебом, мы были вынуждены читать «Терджиман» и искренне внимали ему. С того времени мы сильно изменились! Как лошадь, бегущая впереди своего хвоста, газета «Терджиман» нам казалась очень передовой. Но теперь на дистанцию вышли наши скакуны: «Таң йолдызы» («Утренняя звезда»), «Вакыт» («Время»), «Фикер» («Мысль»). Мы старались включить в эти скачки и «Терджиман». Но тут же увидели, кто впереди, а кто отстает».

Эти строки в точности отражают сложившиеся в то время отношения. Если еще вчера газета «Терджиман» казалась татарам единственным источником информации, единственной вольной птицей, стремящейся к новому, прогрессивному, сегодня уже она остается лишь отражением старого.

Татарские газеты, одна за другой открывающиеся в Поволжье, начинают сокращать число читателей «Терджиман» в этом регионе. Главная причина была в том, что газета Гаспринского издавалась на крымскотатарском языке с большой примесью турецкого, арабского и персидского языков. Большинству аудитории из татар Поволжья язык газеты оказался неудобным для восприятия.

Тукай в своей статье «Связь «Терджимана» с татарами» об этом пишет: «По моему мнению, никакого отношения «Терджиман» к нам татарам не имеет. Потому что, во-первых, ее язык — совершенно противоположный нашему языку крымский язык. Во-вторых, она даже в нынешнее бушующее потоком свободы время, по-прежнему придерживаясь черносотенного убеждения, благожелательна всем бюрократам, даже ишанам и муллам».

В скором времени Тукай на страницах того же «Фикер» выражает свое мнение по поводу утверждений в статье, увидевшей свет в номере 85 газеты «Терджиман». Эти слова Тукая вошли в историю под названием «Ложь «Терджимана».

«Привыкший получать прибыль, поступая с нацией по своему усмотрению, «Терджиман» бабай (И. Гаспринский) в своей газете номер 85 парой строк откровенной лжи, не знаю по какой причине, хочет нападать на нас. Он пишет так:

«До такой степени дошли необдуманные поступки и высказывания, что в одной из газет вышла мысль, что в шариате нет порядка, последовательности, что женщины должны ходить непокрытыми, а в другой иллюстрациями была показана бессмысленность священного хаджа».

Разве так, «Тарджиман» бабай, вы случайно не ошибаетесь в своих словах? Или же, завидуя, что газет становится больше, боясь потерять какую-то тысячу своих подписчиков, стараетесь вызвать у наших читателей чувство ненависти к нам?

В каком номере мы сказали, что нет порядка в шариате и в какой из наших газет написали о бессмысленности хаджа? Для чего вам нужно было использовать такую откровенную ложь?

Если будете так продолжать, знайте, что ваше имя останется в истории среди имен черносотенцев», — пишет Тукай.

Тукай обвиняет «бабая» в излишней лояльности к властям, приверженности к старому, несоответствии требованиям времени, во лжи и осторожности в высказывании мнений.

Эти претензии поэта можно было бы объяснить молодой горячностью (в 1906 году Тукаю 20 лет), иллюзиями, неопытным мировоззрением. Однако, пожалуй, не стоить относить эти слова только к его молодости. Тукай, желающий во всем видеть стремление к новому, призывает отказаться от старого, изжившего себя, от лжи. Он считает, что отсталость и ложь ложатся черным пятном на нацию и наносят ей большой вред. А на страницах «Терджимана» он не видел критической оценки политической ситуации в стране, интереса к волнующим нацию вопросам. «Терджиман» — газета просветительской направленности. Если Гаспринский видит смысл жизни человека в просветительстве, то Тукай по своему характеру бунтарь. Его острая риторика в первую очередь стремится пробудить нацию от глубокого, многовекового сна, поэт верит, что только после этого откроется путь к просветительству. Расхождение мнений возникает в плоскости мировоззрения.

Тукай же считает, что любые проявления отсталости, недостаточной активности в защите интересов нации должны быть подвержены критике. В стихотворении «Дөнья бу йа!» (1906) своим острым языком он задевает всех видных для того времени личностей татарского мира. Среди них — издатель консервативной газеты «Бәянелхак», меценат, прозванный в народе «Татарским губернатором Казани» Ахметзян Сайдашев (в своих сатирических публикациях Тукай называет его «Ахмакжан» (глупец), а также видный религиозный и общественный деятель, редактор газеты «Ульфат» в Петербурге Абдуррашид Ибрагимов; редактор и издатель самой тиражной в 1906-1918 годах газеты «Йолдыз» («Звезда») Хади Максуди и даже Галиаскар Камал, чья газета «Азат халык» («Свободный народ») демократической направленности успела просуществовать всего четыре месяца.

Тукай, критикуя издателей, ставит перед ними и татарской периодической печатью в целом довольно много требований. Самое главное из них, конечно, во всем исходить в первую очередь из интересов нации, ежедневно приносить нации пользу и что-то новое, самоотверженно трудиться на этом пути.

Так кто же первый — «Терджиман» или «Нур»?

Стремление нации к свету не остановить. В те сумрачные дни она возносит взгляд к небу в поисках солнечного света. «Нур», без сомнения, первая истинно татарская газета. Она становится площадкой, где татары после многих веков притеснений могут свободно выражать свое мнение. Появление газеты пришлось на момент начала духовного возрождения татар. Как птица, высвободившаяся из клетки, она дала творческую свободу печати, культуре, духовному состоянию татар. Она — первая, она — лидер неповторимого времени.

А «Терджиман»? А противостояние Гаспринского и Тукая?

Этот период сам по себе очень противоречивый. Время, когда менялось сознание народа. Поэтому, пожалуй, не стоит пытаться как-то оценивать разногласия Гаспринского и Тукая. Оба они личности, в корне изменившие то время, стремительно, словно скакуны, прошедшие сквозь свое время.

Одно можно твердо утверждать: «Терджиман» дал татарской душе надежду на возможность измениться, а надежда — флагман нации.

«Что бы ни писал Тукай, он воспитанник «Дедушки Терджиман»

О первых татарских газетах и журналах, о «Терджимане», Гаспринском и Тукае поговорили с доктором исторических наук, научным сотрудником Института истории им. Ш. Марджани Лилией Габдрафиковой.

Каково было влияние газеты «Терджиман» на появившуюся в начале XX века татарскую периодическую печать? Смог ли «Терджиман» задать стиль письма первым татарским газетам?

— Конечно, влияние газеты «Терджиман» на первые татарские издания было очень большое. Через эту газету среди татар довольно сильно распространилась османская культура. Поэтому и в первых татарских произведениях прозы заметно влияние османского языка. В качестве примера можно привести творчество Мусы Акъегет и первые рассказы Гаяза Исхаки. Продолжателем традиций «Терджимана» в языковом аспекте является также издававшаяся в Петербурге Абдурашидом Ибрагимовым газета «Миръат». В то же время газета «Терджиман» знакомила других со стилистикой русских газет, потому что издавалась на двух языках.

В 1906 году Тукай уличает редактора «Терджимана» во лжи. Была ли реакция Гаспринского?

— Тукай и его сверстники в это время увлекаются идеями первой русской революции. Поэтому умеренные взгляды поколения Гаспринского им кажутся отсталостью, приверженностью к старому. Исмаил бей особо не обращает внимания на критику молодых, продолжает свою работу. Говоря современным языком, у него все равно была своя аудитория.

И, конечно, авторитету Исмаила Гаспринского среди народа просто словами Тукая нельзя было бы нанести особого вреда. Они люди разных поколений и жили в разной среде. Но что бы ни писал Тукай, все равно он писатель, воспитанный «дедушкой Терджиманом».

К разногласиям между Тукаем и Гаспринским можно относиться с точки зрения концепции «отцов и детей». Как было упомянуто, с появлением новых татарских газет молодежь больше читает эти издания. И со стороны языка газеты региона Волги и Урала стараются быть ближе к народу, а к «Терджиману» с его языком, где преобладали слова из османского, арабского, персидского, иногда относились как к языку отсталых мулл.

Сам Гаспринский очень высоко оценивал творчество Тукая. После его смерти публикует статью «Сын нации». Помимо этого, Гаспринский помогает перевести произведения Тукая на турецкий язык.

Как относился Исмаил Гаспринский к первым татарским газетам?

— Как видно из предыдущих примеров, Исмаил Гаспринский положительно относился к изменениям в татарской жизни после 1905 года. Потому что он считал их прогрессом нации. Появление в начале ХХ века многочисленных газет и журналов, деятельность разных обществ, стремление молодежи к знаниям — это все, по сути, плоды многолетнего труда «Терджиман» и Исмаила Гаспринского.