Председатель НКА мордвы РТ: Жаль, что в такой великой державе пришло время бороться за свой язык и историю своего народа

Председатель Национально-культурной автономии мордвы РТ Наталья Сабитова — о законопроекте о добровольном изучении родных языков и открытии новых школ в Татарстане.

Наталья Михайловна, расскажите о своей деятельности в Татарстане.

Н.С.: Я возглавляю НКА мордвы РТ. Также я вхожу в Совет Президента РТ по межнациональным и межконфессиональным отношениям. На посту председателя я меньше года, была выбрана в мае прошлого года. Все детство и юность в МКЦ я занималась общественной деятельностью.

На данный момент цели и задачи поставлены, потихоньку стремимся к улучшению нашей работы, стремимся к более глобальным переменам в жизни. Мордва — это коренной народ Республики Татарстан. В основном мокша проживают в Тетюшском районе РТ, эрзя — в Лениногорске, Набережных Челнах, Чистопольском районе. По данным переписи 2010 года в республике живет 19 тыс. 200 мордвы.

Вчера открыли 9-е местное отделение в районах. У нас есть отделения в Алексеевском районе, Тетюшах, Набережных Челнах, Лениногорске, Бугульме, Елабуге, Черемшанском районе, Чистополи, Казани.

Резонанс в обществе вызвал законопроект о добровольном изучении национальных языков. Что вы думаете по этому поводу?

Н.С.: Новость об этом законе нас еще больнее ударила. Еще недавно у нас было 8 школ, сейчас осталось две среднеобразовательные и одна воскресная школа, которая активно работает. Села, деревни редеют, молодежь уезжает в города, школы закрываются. То, что зависит от нас — общественников, депутатов, властей республики,  народов РФ — хотелось бы чтобы мы как-то поменяли ситуацию. Это крах. Языки будут погибать. И так каждый день в мире погибает один язык.

Мы были в сентябре прошлого года на съезде финно-угорских народов в Сыктывкаре. Много вопросов стояло о сохранение языков. Всем было очень грустно слышать – есть уже народы, у которых нет школ, где преподают родные языки. Этот законопроект наш народ к гибели приведет. Мое мнение — все нужно тщательно проанализировать.

Что можно — мы будем делать. Мы общались с общественниками, с председателями местных автономий городов и районов республики. Они тоже в свою очередь будут работать с народом в селах, деревнях. Там есть учителя, у которых уже нет работы, так как часы минимально свели. В Кертилинском сельском поселении Тетюшского района школа, где изучается мокшанский язык — по три часа. Было педагогов больше, на данный момент только два педагога осталось. У одной 20 часов, по определенным показателям, у другой — 3 часа.

В долгосрочной перспективе — как повлияет законопроект на сохранение языков?

Н.С.: Люди уезжают из мордовских районов и деревень в более большие города. Таким образом, уже теряется язык, закрываются школы и классы с родными языками. Более 70 процентов браков — смешанные семьи. У меня самой муж — татарин. Но он человек лояльный, поэтому мы изучаем татарский и эрзянский, ребенок тоже. Мы только за сохранение и развитие языков.

Если законопроект действительно вступит в силу, тенденция приведет к тому, что около 30 процентов родителей оставят желание изучать родной язык. Даже в Казани, где проживает более тысячи мордвы, мы не можем собрать воскресную школы. Во-первых это факультатив, свободное время родителей, детей, которые и без того перегружены. На добровольной основе, конечно, некоторые приходят. И в дальнейшем мало родителей выступят с согласием, чтобы их дети изучали родной язык, если это только как факультатив.

Это наш язык, наша кровь, наше прошлое, наша история. Я лично за то, чтобы еще раз подумали и приняли верное решение.

Я сама родилась на границе Мордовии — в Чувашской республике и уже с 1 класса изучала свой родной эрзянский язык, живя в другой республике. Так как это был 1991 год, после распада СССР там тоже были приняты разные законы. Но тем не менее общественники, руководители МКЦ ходили прямо по домам к семьям и собирали подписи на изучение своего родного языка. Очень жаль, что спустя столько времени в нашей великой державе пришло время бороться за свой язык и историю своего народа. Не хотелось бы терять свои корни.

Как в Мордовии обстоят дела с этим?

Н.С.: Там такая же проблема стоит. Это национальная республика, мордовский был как государственный язык. Но там пока добровольно-недобровольно, ничего не приняли. Желающих сохранить, конечно, больше.

Я живу в РТ, я с удовольствием буду изучать татарский язык. Также хочу, чтобы другие в нашей Республике Мордовия другие народы с таким же уважением относились к государственному мордовскому языку.

Что можно делать, чтобы сохранить родной язык? Возможно ли это?

Н.С.: Возможно, конечно. Первое, это чтобы законопроект вышел верный, точный, который бы нравился и ученикам и их родителям и нам — общественным деятелям.

Лично мы хотим хотя бы открыть еще две школы, где будет наш родной язык изучаться. Один в Лениногорске  — там более 2 тыс. мордвы проживает в районе. Я считаю, им обязательно нужна школа. В дальнейшем, если все будет хорошо, то мы будем разговаривать с Минобразования, главами районов, где поставим этот вопрос на решение.

Так же в Черемшанах, там еще в прошлом году поступило предложение. Возможно, там откроется новая школа, но это пока все в планах. Что будет зависеть от нас — мы постараемся сделать многое.

Что вы можете сказать семьям, которые боятся потери своего родного языка?

Н.С.: Хочу обратиться к эрзя и мокша. Чтобы наш язык жил долгие-долгие века. Очень многое пришлось пережить мордовскому народу, чтобы изучать свой язык, петь на своем языке, говорить. Давайте же внесем хоть самую маленькую частичку вклада в свой народ, будем лояльны друг к другу, добры и жить в дружбе и согласии!