Повелительницы Казани: Нурсолтан. Издалека хранившая Казань

«Татар-информ» продолжает серию материалов о правительницах Казанского ханства, основанную на материалах, собранных писательницей Ольгой Ивановой.
«Татарское книжное издательство» в ноябре выпустило первую книгу трилогии казанской писательницы Ольги Ивановой «Повелительницы Казани». Роман «Нурсолтан» рассказывает о любви крымского хана Менгли-Гирея и казанской ханум, событиях пятисотлетней давности, нравах и обычаях, царивших в то время в Казанском ханстве.

Первый материал серии рассказывал о самой известной из казанских ханш — Сююмбике

Любовь и произвол на земле предков

Рассказывая об истории Казани, Ольга Иванова поведала и о своих предках. Одного прадеда ее звали Мухлис (отсюда девичья фамилия бабушки — Мухлисова). Он жил с семьей в деревне Верхние Лузи Заинского района Татарстана и был достаточно обеспеченным человеком, «зажиточным крестьянином». В первые годы Советской власти, когда пришли раскулачивать семью, ее глава, не желавший идти в колхоз, бежал в лес, где и поселился в землянке. Зимой его, тяжело заболевшего, привезли в больницу, а там не стали лечить кулака и «врага народа», выкинули на улицу, где он и замерз насмерть... Ее бабушке Сарви-Ямал, дочери Мухлиса, тоже пришлось несладко. Муж вернулся с Великой Отечественной войны с новой женой, медсестрой, которая его выходила в госпитале. Бабушка, жившая за пределами Татарстана, много лет считала его пропавшим без вести.

В трудное послевоенное время она осталась с тремя детьми на руках. Когда узнала об «ожившем» муже, у того уже родились дети от нового брака. Сарви-Ямал была женщиной гордой, так и не вернулась в родные места, где изменник беззастенчиво проживал в их подаренном когда-то дедом Мухлисом доме.

«Всю жизнь бабушка была путешественницей, — вспоминает Ольга Иванова. — Я, например, родилась в Сибири. Потом мы переехали в Адлер, где к тому времени обосновалась бабушка, там я и закончила школу. Курортный провинциальный городок не был богат на вузы, поступать я приехала в Казань, где и окончила институт торговли. Здесь же вышла замуж и окончательно осталась на земле предков», — вспоминает автор трилогии.

Сражение двух женщин за одного мужчину

Если о Сююмбике и Гаухаршад есть красивые легенды (одна кинулась с башни, другая стала Су-Анасы), то преданий о Нурсолтан нет. Наверное, предполагает Ольга, дело в том, что о ее жизни известно достаточно реальных фактов. На фоне трагической судьбы Сююмбики жизнь ханши Нурсолтан может показаться сказочно счастливой. Она была уважаема, любима, почитаема своими супругами, детьми и подданными. Некоторые историки даже называют период с 1480 по 1519 год эпохой Нурсолтан. Однако можно лишь догадываться, как нелегка была доля этой женщины.

Она трижды выходила замуж и вдовела, ее два сына поочередно садились на трон Казани, но свергались за непослушание московскому князю и ссылались под надзор в русские города. С единственной дочерью Гаухаршад, как предполагают некоторые историки, у Нурсолтан не было добросердечных отношений. Ханша отдавала весь жар сердца делам государственным и своим сыновьям, которым предстояло править Казанью, а Гаухаршад была всего лишь дочерью. Нурсолтан всю жизнь служила делу мира и, обладая большими дипломатическими способностями, силой воли, умением убеждать, трезво мыслить склоняла на свою сторону государственных мужей и своих царственных супругов. Но не всегда ей это удавалось. Мы можем проследить, как во время ее второго брака с Ибрагимом хан не единожды менял политику мира на военные действия с Москвой.

Известно, что первая жена Ибрагима и мать его наследника Фатима стояла на стороне «восточной» партии и, конечно же, враждовала с Нурсолтан — сторонницей мира с Москвой и соперницей в любви. В дошедших до нас исторических источниках о Нурсолтан говорится как о женщине поразительной красоты и обаяния, умной и рассудительной, Ибрагим не мог не любить ее, однако время от времени становился противником взглядов любимой супруги. Что это? Влияние Фатимы, «восточной» партии или банальная ревность и желание наказать преуспевавшую во всем Нурсолтан? Политические взгляды хана Ибрагима менялись и по ряду иных причин, но жены, тем более такие умные и влиятельные, не могли не оказывать на царственного супруга своего влияния.

Царская дружба: жемчуга и скакун в обмен на соболей и мир

После смерти хана Ибрагима в борьбе за власть в Казани победила ханша Фатима. Нурсолтан вынуждена была покинуть Казань. К тому времени к ней посватался крымский хан Менгли-Гирей, и она отбыла к нему, забрав новорожденную дочь и младшего сына Абдул-Латыфа. Старшего, 10-летнего Мухаммад-Эмина, великий князь Иван попросил оставить на Руси и как своему собственному сыну дал мальчику в управление город Каширу.

После этого дружба между крымскими и московскими правителями длилась много лет. В этом вновь видна рука Нурсолтан. От Ивана III в Крым приходили меха и дорогие шубы. Нурсолтан после совершения хаджа в Мекку отправила белоснежного иноходца — коня, на котором совершила благочестивый путь. Должно быть, для царицы такой подарок имел особое значение. Иван III просил у нее «тохтамышево жемчужное зерно» — крупную жемчужину, видимо, похищенную когда-то ханом Тохтамышем при взятии Москвы. Нурсолтан обещала и отправила этот подарок, запросив себе соболей на шапку и белок на шубу (в Крыму был недостаток хороших мехов, ханша просила соболей и у сына, чтобы отправить их в подарок турецкому султану).

В 1510 году, уже в правление сына Ивана III — Василия III, Нурсолтан (на тот момент ей было около 60 лет) предприняла долгое путешествие в Москву и Казань. Она возглавила дипломатическую миссию, призванную наладить отношения между двумя государствами, сильно покачнувшимися в последнее время. Ей удалось переубедить старшего сына Мухаммад-Эмина помириться с Москвой и наладить дружбу, пусть и непрочную. Ханство получило мир, давший возможность казанскому народу несколько лет прожить в благоденствии и процветании.

Последние годы этой необыкновенной для своего времени женщины оказались далеко не лучшими. Сыновья Менгли-Гирея перестали слушаться старого отца и не раз нападали на окраинные земли Московского княжества, нарушая условия мира, за что заточением расплачивался младший сын ханши Абдул-Латыф. Нурсолтан умерла в 1519 году, ненамного пережив обоих сыновей. Ей тогда исполнилось 67 лет. С какими печальными мыслями ушла она из этого мира, нам неизвестно, но, как бы то ни было, ее стремление к миру с Москвой и результаты политической деятельности надолго отодвинули захват Казанского ханства и поглощение его более сильным государством.