Закон о «суверенном Рунете»: защита от атак или российский аналог Великого китайского фаервола?

Противоречивый закон вступил в силу 1 ноября этого года.
Закон о «суверенном Рунете» призван сформировать на территории России дублирующую резервную инфраструктуру, которая должна помочь обеспечить бесперебойную работу отечественного сегмента Сети в случае возможных угроз извне или других нештатных ситуаций. Координировать «функции обеспечения устойчивого, безопасного и целостного функционирования Интернета» должен будет Роскомнадзор. Некоторые уверены, что инициатива направлена на защиту интересов граждан и никак не отразится на обычных пользователях сети. Другие же сравнивают нововведение с цензурой информации в Китае. Подробнее об этом — в материале ИА «Татар-информ».Защита от внешних угрозС 1 ноября вступает в силу так называемый закон о суверенном Рунете, призванный сформировать на территории России дублирующую резервную инфраструктуру, которая должна помочь обеспечить бесперебойную работу отечественного сегмента Сети в случае возможных угроз извне или других нештатных ситуаций. В том числе в законе прописываются правила маршрутизации трафика на территории РФ и порядок контроля за их соблюдением. Координировать «функции обеспечения устойчивого, безопасного и целостного функционирования интернета» должен будет Роскомнадзор. Информация, распространение которой запрещено в России, уже блокируется согласно процедурам, прописанным в законодательстве, пояснял председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин. «Закон предусматривает переход на более технологически совершенный уровень, который обеспечит выполнение требований законодательства об информации более точными инструментами работы с интернет-трафиком, использование которых не должно отражаться на качестве и скорости доступа к интернет-сервисам для граждан и компаний», — говорил он. Также закон предусматривает учения, в рамках которых будет проводиться контролируемое «отключение» российского сегмента от мировой Сети. Проводиться они должны будут не реже раза в год на федеральном и региональном уровнях. Минцифры РТ: Закон о «суверенном Рунете» нельзя сравнивать с китайским фаерволомАбсолютно некорректно сравнивать закон о «суверенном Рунете» с системой фильтрации содержимого Интернета в Китае, которую называют Великим китайским фаерволом. Об этом ИА «Татар-информ» рассказали в пресс-службе Министерства цифрового развития государственного управления, информационных технологий и связи РТ.«Проект „Золотой щит“ (неофициальное название проекта в Китае — прим. Т-и) предусматривает гораздо более жесткие меры по отношению к своим интернет-пользователям. Мы по-прежнему сможем заходить на иностранные сайты, проверять ленту в Facebook и Instagram. Основной посыл в том, что создаются меры подстраховки, чтобы в случае отключения от Всемирной сети мы с вами не остались в информационном вакууме. Может быть, это никогда не произойдет, но план Б должен быть всегда», — сказали в Минцифры РТ.Минцифры РТ положительно относится к нововведению, так как закон направлен на защиту интересов граждан. Федеральный закон не направлен на ограничение операторами связи или организаторами распространения информации доступа к информации в Интернете, добавили в пресс-службе.«Закон нужен, чтобы эффективнее контролировать трафик в российском Интернете»С мнением министерства не согласились в SearchInform (российский разработчик средств информационной безопасности). Многие эксперты сходятся в том, что закон нужен, чтобы эффективнее контролировать трафик в российском Интернете. «В плане мотивации закон можно сравнивать с китайским фаерволом», — рассказал агентству руководитель отдела аналитики компании Алексей Парфентьев. Все меры, перечисленные в законе, не решают проблему устойчивости российского сегмента Интернета, потому что самой проблемы нет, уверен специалист. «Законотворцы отсылают к опыту Сирии, где в ноябре 2012 года из-за внешней блокировки доступа к серверам два дня отсутствовал Интернет. В отличие от Сирии в России есть свои DNS-сервера, которые обеспечивают маршрутизацию и создают основу для российского Интернета», — пояснил Парфентьев.Более того, и сейчас лишь незначительная часть запросов проходит через корневые DNS. Резервных же серверов несколько сотен, и лишь меньшая их часть находится на территории наших «вероятных противников», продолжил он.«Так что все отечественные сервисы — от ВКонтакте до Яндекс-почты — продолжат работать, даже если представить, что нам кто-то действительно решит перерубить „оптику“, идущую через Атлантику», — подчеркнул собеседник агентства. Эксперт КФУ: пользователи не почувствуют на себе действие законаОбычные пользователи не почувствуют на себе действие закона, ведь все сайты останутся доступны, а цена на Интернет не подскочит. Об этом ИА «Татар-информ» рассказал директор Института вычислительной математики и информационных технологий КФУ Сергей Мосин.«Закон не несет никаких угроз для российских пользователей. Наоборот, он ориентирован на то, чтобы обеспечить надежную и бесперебойную работу сети Интернет. Многие считают, что это попытка ограничить свободы пользователей. Но Интернет достаточно четко регламентируется протоколами и стандартами, дальнейшая работа будет осуществляться на их основе. Поэтому все те свободы, которые были, полностью сохранятся», — заверил эксперт.Пока рано говорить о новых тарифах на Интернет или дополнительных налогах, считает эксперт. «Этот закон не определяет никаких дополнительных сборов, налогов, привлечения финансирования. Наоборот, это основа для того, чтобы инициировать федеральный проект, наверное, с привлечением средств спонсоров и компаний, которые заинтересованы в российском сегменте Интернета», — рассказал Сергей Мосин.Угроза перебоев и эхо ТелеграмаТем не менее реализация закона может вызвать проблемы у малых компаний, которые в работе используют общедоступные продукты, выразил опасения Алексей Парфентьев. Например, если бизнес размещает корпоративную почту на Gmail, использует облачную CRM и т.д. «Большинство крупных и средних бизнесов предпочитают IT-сервисы реализовать внутри компании. „Выдерни провод“ — они продолжат работу», — сказал он.Но есть опасения, что могут быть перебои, как это происходило, когда Роскомнадзор пытался справиться с Telegram и блокировал целые подсети IP-адресов, через которые шел трафик мессенджера.«Это привело к перебоям в работе и других популярных сервисов: Viber, платежных систем, сервисов регистрации на авиарейсы и т.д. За 10 дней Роскомнадзор получил 46 тысяч жалоб. Такие последствия сложно предсказать, поэтому подготовиться к ним нельзя», — предупредил аналитик SearchInform.«Есть надежда, что закон вызовет бум разработки российских интернет-сервисов»Что касается преимуществ, есть надежда, что закон вызовет бум разработки российских интернет-сервисов, которые будут призваны заменить западные аналоги в случае введенных ограничений, продолжил Парфентьев.«Но в IT-рынке создание привилегий для российских разработок не считают лучшим вариантом стимулирования рынка. В случае реализации сценария закона „Яндекс“ или Mail.ru Group окажутся в положении монополистов, а это в принципе всегда плохо сказывается на конкурентных качествах товара или услуги», — добавил он.Свою выгоду может получить также небольшой круг подрядчиков, который возьмет на себя административно-техническую работу по реализации мер, прописанных в законе, подытожил эксперт.Операторы связи хранят молчаниеСогласно закону, все операторы связи в стране должны установить на свои сети специальное оборудование, предоставленное Роскомнадзором. В случае возникновения угроз целостности, устойчивости и безопасности функционирования Интернета ведомство сможет управлять маршрутизацией трафика через это оборудование. Указанное оборудование также будет фильтровать трафик, ограничивая доступ пользователей к запрещенным на территории России ресурсам.В пресс-службах МТС, «Ростелекома» и «Мегафона» отказались комментировать эту тему. В Beeline проигнорировали запрос агентства. По информации РБК, на сетях операторов пока не установлено оборудование, предназначенное для централизованного управления трафиком и его фильтрации (Deep Packet Inspection; DPI). Пока оно проходит тестирование. Лабораторные испытания различных систем фильтрации трафика начались еще в августе 2018 года на сети «Ростелекома».Согласно данным национальной программы «Цифровая экономика», расходы на реализацию закона должны составить более 30 млрд руб., 20,8 млрд из которых должно пойти на закупку оборудования.«Не с чего будет в Рунет зайти»Закон о «суверенном Рунете» не имеет перспектив и будет неэффективным, заявил в беседе с корреспондентом ИА «Татар-информ» ветеран ФСБ, генерал-майор и председатель центрального исполкома организации «Офицеры России» Александр Михайлов.«Прежде чем нас отключат от Интернета, нам заблокируют все смартфоны и компьютер. И с чего мы войдем в наш Интернет? Мы же не выпускаем свои гаджеты. Да и то, что выпускали, было на китайской элементной базе. Да и качество... Разрекламированный Йотафон умер, не успев родиться. Любая война начинается с разрушения системы связи управления. Сегодня не надо посылать диверсантов, чтобы обрывать телефонные провода. Во всех средствах связи, особенно американских iPhone и MAC, давно прописана возможность дистанционного отключения. И если что-то не дай бог случится, в первую очередь будут вырублены системы связи. Не с чего будет ни в какой Рунет входить», — пояснил он. «Мы даже не представляем уровень коллапса в таком случае. Мы даже адресов нужных не знаем. А городские телефоны давно отключили... Ни “Скорой” не вызвать, ни полиции, ни такси», — отметил ветеран ФСБ.Кроме того, противникам страны нет смысла отключать российский сегмент Сети, продолжил Михайлов. «Мировая сеть потому и мировая, потому что она может существовать при подключении огромного числа потребителей. Никому невыгодно нас отключать. Они утратят контроль над ситуацией в России. Поэтому мне иногда эти забавы, которые нас сотрясают, кажутся надуманными», — добавил собеседник агентства.«Я считаю, что если и грянет что-то, то никакое отношение Интернет к этой теме иметь не будет. Чтобы контролировать страну противника, нужно все время быть в сети этого противника», — подытожил генерал-майор ФСБ.