Первое интервью нового настоятеля Раифского монастыря: молчаливые лягушки, связь с Оптиной пустынью и отцом Всеволодом

В этом году Раифский монастырь принял новый настоятель – игумен Гавриил. Какие нововведения коснутся известной на весь мир православной обители, какие новые образы появятся в стенах монастыря, молчаливые лягушки – правда или легенда, а также какова связь между бывшим местом службы нового настоятеля Оптиной пустынью и Раифой – об этом и многом другом в первом после вступления на пост эксклюзивном интервью ИА «Татар-информ» рассказал игумен Гавриил.

34-летний игумен Гавриил пришел в Раифскую обитель после 10 лет жизни в Оптиной пустыни, за его плечами светское и духовное образование. В течение года отец Гавриил был исполняющим обязанности настоятеля обители и был утвержден на этот пост Священным синодом. Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан надеется, что новый настоятель сможет возродить дух монастыря и продолжить дело его предшественника.                                  

– Отец Гавриил, для начала хотелось бы поздравить вас с назначением наместником Раифского монастыря. Как вы приняли эту новость? 

– До назначения наместником я уже около года выполнял обязанности наместника, поэтому какой-то явной неожиданностью это не было. Но последнее слово об утверждении наместника ставит Священный синод и Его Святейшество Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, поэтому было какое-то волнение. Но я воспринял это как волю Божию, как крест, который нужно понести.

– Расскажите, как вы впервые пришли в Раифский монастырь. Каким вы его приняли? 

– Я сюда приехал полтора года назад, в январе 2017 года, по благословению правящего архиерея Казанского и Татарстанского Феофана. Через некоторое время был назначен экономом обители – это человек, который отвечает за хозяйственную жизнь монастыря. До этого выполнял эту же роль в Оптиной пустыни, откуда я и был назначен в Раифу. 

В течение десяти лет я выполнял обязанности помощника эконома, отвечал за хозяйственную жизнь монастыря, поэтому какие-то новые функции и обязанности для меня ничего сложного не представляли. Это было знакомое поле деятельности.

Поначалу я занимался хозяйственной жизнью монастыря, впоследствии по благословению владыки был назначен исполняющим обязанности наместника монастыря. Около года выполнял эту обязанность. 

Четыре месяца назад Священный синод утвердил меня в должности наместника. Обитель Раифская в принципиальных вопросах не отличается от каких-то других монастырей Русской православной церкви. Все монастыри живут по одному и тому же уставу. 

В центре жизни монастыря находятся молитва и духовное совершенствование братии, в каких-то монастырях это чуть лучше налажено, в каких-то чуть хуже в силу объективных причин. 

– Расскажите о вашей семье и о том, как вы решили стать монахом и священником.

– Я родился в православной семье, родители были верующие, но мало воцерковленные. Но после одного трагического случая все изменилось. Мой отец был главным инженером, работал в колхозе. Однажды на него было совершено покушение – стреляли из ружья. Отец находился при смерти, это было очень серьезное потрясение для всех нас. 

После этого мать начала очень серьезно задумываться о жизни, стала ходить в храм, преподавала Закон Божий. Она сельский учитель биологии в средней школе. Преподавала Закон Божий в школе факультативно. Это был 1993 год, как раз, когда началось возрождение церковной жизни. Впоследствии она начала учиться петь, регентовала в церковном хоре. 

Под влиянием матери я тоже начал приобщаться к церковной жизни. Это были школьные годы, и тогда это была неосознанная вера, как это часто бывает по традиции, под влиянием родителей. 

Позже я поступил в Воронежский государственный технический университет. Во время учебы в университете начал сознательно задумываться о вере, читать, углубляться в какие-то вопросы церковной христианской жизни. 

На третьем курсе университета прочитал про оптинских старцев и трех убиенных братьев – отца Василия, отца Трофима, отца Ферапонта, которые были убиты в 1993 году на Пасху сатанистом Авериным. 

Прочитал про них, у меня появилось желание приехать в Оптину. Несколько раз приезжал как паломник, жил там некоторое время, а после окончания университета решил посвятить себя монашеской жизни. Это был 2005 год. Я пришел туда послушником, а через год был пострижен в иночество. Поступил в Московскую духовную семинарию заочно, после окончания семинарии в 2010 году поступил заочно в Московскую духовную академию, которую окончил в 2015 году. В Оптиной пустыни десять лет выполнял обязанности помощника эконома, а в 2017 году по благословению Святейшего Патриарха был переведен в Казанскую епархию, в Раифский монастырь. 

– Что вам дала Оптина пустынь? 

– Оптина пустынь – это один из главных очагов духовной жизни России, дореволюционной и современной. Этот монастырь прежде всего известен своими святыми – собором оптинских старцев. 

Причем Оптина – это уникальное место, где святые преемствовали друг друга в течение ста лет – с начала XIX века и до революционных событий. Четырнадцать человек поддерживали духовный очаг в Оптиной пустыни. К этому духовному очагу притекал весь цвет тогдашней российской интеллигенции и элиты. Приезжали известные писатели, шесть раз был Толстой, неоднократно Достоевский, Гоголь. Приезжали члены царской фамилии. 

То есть Оптина была местом притяжения духовной жизни России. После советского времени монастырь Оптина пустынь был в числе первых открыт и возрожден к духовной жизни в 1987 году, накануне празднования 1000-летия крещения Руси. 

В это время как раз происходит потепление церковно-государственных отношений, Горбачев встречается с высшим священноначалием Русской православной церкви, разрешается провести праздничные мероприятия в честь 1000-летия крещения Руси. 

Как площадку для проведения торжеств разрешается открыть Данилов монастырь в Москве, начинается подготовка к юбилею. И на волне юбилейных событий церкви передаются несколько известных монастырей, которые были закрыты после революции. В их числе Валаамская обитель, Донской монастырь в Москве. 

Отличительная особенность Оптиной пустыни – это, конечно, ее братия. На сегодняшний день это один из самых многочисленных монастырей по количеству братии в России, более 200 насельников сейчас в Оптиной пустыни. Многие люди, которые хотят духовной жизни, со всей России едут именно в Оптину пустынь. Оптина пустынь славится своей духовной жизнью. 

Мы не найдем там каких-то величественных зданий, какой-то громкой истории, каких-то внешних примеров. Оптина пустынь – это старцы, это духовная жизнь, это сокровенная жизнь со Христом. И я, конечно, благодарен Богу, что Господь привел меня в эту обитель и что она стала альма-матер моей духовной жизни. 

Также я благодарен Богу, что вторым местом моего служения стала Раифа. Причем эти два монастыря даже внешне очень похожи. Когда я первый раз ехал в Раифу, дорога поразительно повторяла подъезд к Оптиной пустыни. 

Также сосновый лес, такой же подъезд к монастырю, даже внешние стены похожи. Оптина пустынь с одной стороны омывается рекой Жиздрой – здесь Раифское озеро. Даже внешне все было очень похоже. Мне было удивительно. 

Многие исторические параллели связывают Раифу с Оптиной пустынью, например храм, в котором мы сейчас находимся, был построен по благословению митрополита Филарета Амфитеатрова. В середине XIX века он был митрополитом Казанским, а за несколько лет до назначения на казанскую кафедру был митрополитом Калужским. 

Вот этот храм был построен в 1841 году на месте старого обветшавшего по благословению митрополита Филарета. Второй этаж храма, где мы сейчас находимся, был сделан под кельи для его покоев. Сюда он хотел уйти на покой, остаток жизни провести в уединении, в молитве. Для него даже был сделан специальный балкон, который выходил в храм. Он мог, не выходя из кельи, слушать службу, божественную литургию, участвовать в богослужении. 

По благословению митрополита Филарета был устроен скит и при Оптиной пустыни, куда были приглашены первые оптинские старцы – Моисей и Антоний, которых он пригласил для возрождения духовной жизни в Оптиной пустыни. 

Один и тот же человек участвовал в судьбе и Оптиной пустыни, и Раифской обители. Это тоже было подкреплением и чудесным знамением, что Господь не оставляет нас. Кроме того, один из оптинских старцев – преподобный Варсонофий был родом из Казани. Такие интересные исторические связи с Оптиной пустынью – это то, что есть промысел божий, и то, что дает силы. 

– Планируете ли вы опыт и какие-то традиции Оптиной пустыни внедрить в Раифском монастыре? 

– Да, такая задача ставится. Об этом говорит Святейший Патриарх, об этом говорит наш правящий архиерей митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Сейчас начинается второй этап возрождения. 

Первый был заложен в 90-х годах и касался больше внешнего вида монастырей. Люди должны были где-то молиться, им нужны были храмы, нужны были корпуса, чтобы где-то жить, и трапезная, чтобы где-то кушать. 

Все это в 90-х годах бурно возрождалось. Сейчас наступил второй этап в жизни всех российских монастырей – возрождение именно духовной жизни, того, для чего и создавался внешний образ. Лучше традиций и опыта Оптиной пустыни и в этом отношении сейчас в России трудно найти. 

Каких-то особых нововведений и новаций на этом пути нет, это обычный строй жизни православного монастыря. Прежде всего, это богослужение, общественное и частно-келейное правило монахов. Это послушание, это изучение Закона Божьего, это жизнь по законам Божиим. 

Здесь все это было, просто нужно улучшать и продолжать в направлении, в котором указывает церковь. В этом направлении очень многое сделано с благословения правящего архиерея. Уже семь человек за два года поступили в Казанскую духовную семинарию – о поднятии духовного уровня духовенства уже много лет говорит Святейший Патриарх. 

У нас открыта библиотека духовной литературы с писанием святых отцов, с учебной литературой. Обновлен книжный фонд, создана электронная библиотека. Создан учебный класс, где братья могут заниматься в свободное от богослужений и послушаний время. 

Отрегулирована келейная жизнь. Братья распределены по духовникам, регулярно исповедуются, причащаются. Налажено пение на клиросе, у нас есть несколько составов певчих именно из братии, братский хор. В этом направлении мы и будем продолжать движение. 

Кроме того, Раифа во многом миссионерский монастырь. Он был создан в XVII веке как форпост для просвещения марийского края и близлежащих селений. И до сих пор он выполняет эту функцию по внешней и внутренней миссии. 

Люди приходят в монастырь, узнают о православии: кто-то приходит к вере в монастыре, кто-то углубляет свою веру. Раифа открыта для мира. Предыдущий наместник монастыря отец Всеволод как раз и видел монастырь в этом качестве. Здесь все должно быть для людей, чтобы они могли свободно приезжать, помолиться и пообщаться с братией. 

Раифа очень известна. Множество людей даже в будние дни посещают Раифу, приобщаются к духовной жизни. Мы этому очень рады. Может, где-то многолюдство немного мешает, но ради пользы даже одного человека, который придет к вере, все это можно потерпеть. Благодарю Бога, что Господь приводит сюда людей. 

– Будет ли проделана какая-то работа по развитию туристического потенциала? 

– Много сделано, много делается и много запланировано. На ближайшую зиму запланировано открытие музея Раифского монастыря, где будут собраны вещественные экспонаты: документы и дореволюционные фотографии. Музей будет посвящен истории Раифской обители, древней истории, истории революционных лет и новейшей истории возрождения монастыря. 

Кроме того, активно ведется издательская деятельность. У нас издательский отдел существует уже больше десяти лет. Выпускается ежемесячно газета «Раифский вестник», ежегодно выпускается журнал «Раифский альманах», довольно серьезное научное издание, посвященное Раифе, истории Казанского края, православным вопросам. 

Активно ведется сайт Раифского монастыря, всех приглашаю посмотреть, почитать. Недавно мы полностью перешли на новый формат. Сайт обновлен, улучшены какие-то разделы. Активно ведется работа в соцсетях – у нас много подписчиков во «ВКонтакте», в «Инстаграме», активно выкладывается информация об истории монастыря. 

Сейчас делаем очень интересный проект по трудничеству – «Один день трудника монастыря». В нем рассказывается, как живут братья, о повседневной жизни с бытовыми деталями. Как братья молятся, как протекает послушание, какие есть послушания. Это такой интересный видеофильм о внутренней жизни монастыря. 

Через неделю у нас состоится крупное событие, юбилей – 350 лет принесения образа Грузинской Божьей Матери в Раифский монастырь, планируется торжественное архиерейское богослужение. 

К этому моменту приурочен выпуск нескольких изданий по истории монастыря, служба Божией Матери в честь ее иконы «Грузинская». Планируются две фотовыставки по истории монастыря известного республиканского фотографа Фарита Губаева и нашего местного фотографа Эдуарда Закирова. 

Также планируется интересная выездная выставка Национального архива Татарстана по ранее не демонстрировавшимся документам по истории Раифской обители. Выставка продлится в течение самого праздника и несколько дней после него. Ее можно будет увидеть при входе в монастырь – это очень интересные документы, фотографии, которые ранее нигде не выставлялись. 

Всех приглашаем посетить в этот день монастырь и посмотреть эту выставку. Я думаю, это начало какой-то деятельности по экспонированию документов. Может, еще какой-то формат придумаем. Сейчас это только начало. 

– К юбилею Грузинской иконы Божьей Матери в Раифе появится мозаичная икона. Расскажите о ней. 

– Да, удивительный момент, как вообще возникла идея создания этого образа. В монастырь приехали несколько девушек из творческой мастерской Анны Солнечной, которые освоили уникальную технику изготовления изображения из морской гальки и ракушек. 

У них уже было несколько подобных работ – они делали мозаики к чемпионату мира по футболу, сделали изображение Болгара, несколько видов Казани. Выставка их работ прошла очень успешно, людям очень нравилось. И они решили сделать что-то для души, для монастырей, для храмов Казани и выбрали Раифский монастырь. 

Мы начали думать, что можно сделать более актуальное, и сошлись во мнении, что раз в этом году празднуется юбилей иконы Грузинской Божьей Матери, то нужно сделать именно ее. 

Долго выбирали место – им хотелось, чтобы это был природный объект, потому что делать образ будут из натуральных материалов. В итоге выбрали берег Раифского озера. Композиция удачно разместилась. Образ виден и при въезде в монастырь, и при выходе из ворот монастыря. 

Чтобы собрать деньги на это панно, мы объявили сбор средств на нашем сайте. Очень много людей откликнулись, и до сих пор идет сбор средств. Получилось уникальное изображение 3 на 4 метра, которое скоро будет готово. 

Осталось благоустроить территорию вокруг иконы, и я думаю, что 4 сентября это мозаичное панно предстанет во всей красе. После богослужения в день празднования юбилея принесения иконы Грузинской Божьей Матери в Раифскую обитель будет совершен торжественный крестный ход к месту мозаики и изображение будет освящено. Также всех приглашаем поучаствовать в этом праздничном необычном событии. 

– Иконописцы, работая над образом, соблюдают определенные правила. Мастерицы не ушли от этой традиции, создавая мозаику? 

– Да, есть определенная традиция написания икон. Иконы ­– это не просто картины или какое-то художественное произведение. Икона – это окно в другой мир. И состояние иконописца в момент создания иконы очень сильно влияет на работу, поэтому древние иконописцы вели соответствующую духовную жизнь во время написания икон – держали пост, усиленно молились. Поэтому их изображения, их произведения, их иконы были такие одухотворенные. 

Дух автора в момент написания иконы очень передается произведению, поэтому наши мастера тоже решили держать пост. Они постятся уже в течение месяца, посещают все службы, исповедуются, причащаются. 

Я думаю, это также отразилось на их иконе. У образа получился удивительный взгляд, который проникает в душу, – очень теплый, очень нежный, такой материнский взгляд. Всех приглашаем увидеть эту удивительную мозаику. Изначально мы не планировали эту икону, но все получилось так кстати и как раз к юбилею. В этом усматриваем промысл Божий. 

– Затронут ли изменения ваше знаменитое Раифское озеро? 

– Монастырь находится в уникальном природном месте, в центре Волжско-Камского биосферного заповедника, на берегу заповедного Раифского озера. 

Озеро – карстового происхождения, максимальная глубина на данный момент достигает 18 метров. Из-за того, что озеро и сам заповедник находятся под охраной, животный и растительный мир находятся в естественном состоянии, не подверженном влиянию человека. Поэтому удалось сохранить удивительный растительный и животный мир. 

В заповеднике у озера обитает много разных видов птиц, рыб, животных и млекопитающих. Многие из них занесены в Красную книгу, например сокол-сапсан, орлан-белохвост – уникальные виды птиц, которые живут и гнездятся в нашей местности. 

Со стороны Раифского монастыря озеро облагорожено, планируется создание купели, чтобы люди могли окунуться в озеро. Думаю, она может появиться к весне следующего года. Такая традиция с источниками есть во многих монастырях, в частности в Дивеево, даже не один, а несколько источников. Такой же опыт мы хотим применить в Раифе. 

– Озеро уникально еще и тем, что в нем водятся лягушки, которые не квакают… 

– Это наше предание, наше чудо Раифское – по-другому не назовешь. Когда монастырь появился, лягушки своим кваканьем мешали братьям молиться и настолько докучали монахам, что те попросили Бога им помочь. И Господь сотворил чудо. Лягушки во всем озере замолчали и в течение веков не квакают. 

Это реальная история, сам проверял – лягушки живут и не квакают. Рядом находится искусственный пруд спецучилища, буквально в нескольких сотнях метров – там лягушки вовсю горлопанят. 

Многие пытаются объяснить это какими-то физическими моментами, говорят, что родники бьют, вода холодная, поэтому лягушки молчат, – ничего подобного. Существует много подобных заводей, где живут лягушки и квакают. Это реальное чудо. Но нужно понять, что это не просто внешний эффект. Критерии чуда в православии заключаются в том, что Господь сотворяет его ради спасения человека. Так как раз произошло и здесь. 

– Раифская обитель имеет достаточно богатую историю, местами, увы, печальную. Монастырь долго восстанавливали. Какие у вас планы на реставрационные работы? 

– Монастырь разделил судьбу большинства обителей Русской православной церкви. В революционное лихолетье он был закрыт. Причем продержался он довольно долго и окончательно был закрыт только в 1930 году, одним из последних в Казанской епархии. 

Братья очень долго сопротивлялись нововведениям советской власти. В 30-м году несколько человек пострадали, они были прославлены в лике новомучеников и исповедников Раифских: Иов, Сергий, Антоний, Иосиф, Варлаам, Петр. Это шесть преподобных монахов Раифских, которые не убоялись смерти, не отреклись от своей веры и пошли путем исповедничества до конца, до мученической смерти за Христа. 

А в 1997 году на соборе они были прославлены в лике новомучеников. У нас есть их икона, ежедневно братья вспоминают их, поют величание, прикладываются к иконе, поминают. 

Монастырь после 1930 года использовался в различных целях: было здесь и отделение ГУЛАГа, и лагерь для военнопленных, и факультет Казанского лесного университета. 

Здесь, в Грузинском храме, был кинотеатр и клуб, на втором этаже находился спортзал, в Троицком соборе – самом большом здании монастыря – находился слесарный цех по изготовлению водяных центробежных насосов. Последние несколько десятилетий монастырь занимало спецучилище для трудных подростков. Многие корпуса были заняты под жилые помещения сотрудниками спецучилища. В некоторых братских кельях находились камеры для заключенных. 

Естественно, никакого ремонта, наблюдения за территорией, за зданиями не было. Здания постепенно разрушались. И поэтому в 1991 году, когда было решено возродить монастырь, здесь было запустение. Сохранность монастырского комплекса была 16 процентов. Многие здания были разрушены полностью, от некоторых остались стены, а то, что было еще не разрушено, находилось в очень плачевном состоянии. Горы мусора, свалки… в течение нескольких лет просто разбирали завалы. 

Есть такое высказывание – поколение игуменов-мусорщиков: в 90-е годы первые, кто пришел на руины монастыря, просто разгребали завалы. 

Возрождали просто внешнюю сторону для нормального функционирования монастыря. Раифе в этом отношении во многом повезло больше, чем другим монастырям. Обитель была первой открыта во всем Поволжье. Другие ждали этого момента значительно дольше: Свияжск, Макарьевский монастырь и Семиозерка открылись только в 1997 году. 

То есть в течение шести лет Раифа была единственным монастырем. Многие люди приезжали помогать, монастырь был быстро возрожден. Большой вклад был сделан первым наместником – архимандритом Всеволодом: человек оказался в свое время на своем месте. Он обладал замечательными личными качествами, был прекрасным организатором и мог расположить людей к себе. Люди хотели общаться, приезжать, помогать монастырю. 

Конечно, за это время очень много сделано, но и очень много предстоит сделать. Полтора года активно ведутся восстановительные работы. Заменены практически все крыши храмов и корпусов. В этом году сделана большая работа по монтажу собственной газовой котельной, переложена полностью теплотрасса монастыря, большая работа по замене всех коммуникаций: и теплотрассы, и водоснабжения монастыря. Предстоит много работ по восстановлению и реставрации угловых башен, стен и в целом по благоустройству монастыря. 

– Владыка Феофан рассказывал, что изменения коснутся также и вашего интерната. 

– Еще одна важная особенность нашего монастыря – детский приют, который находится на полном обеспечении монастыря, там живут мальчишки с 6 до 17 лет. Сейчас они посещают сельскую школу, но в этом учебном году мы планируем перевести их в Зеленодольскую школу. С мальчишками постоянно ведутся внешкольные занятия. Они изучают Закон Божий, для них преподается церковное пение, музыка. Воспитанники участвуют в различных конференциях и олимпиадах по всей России. 

Недавно в экологической конференции заняли призовые места, то есть с ними ведется активная работа. Выезжают в походы, в этом году в Крым ездили, в Сочи в детские лагеря. У них есть спортзал, музыкальная комната, компьютерный класс и хорошая библиотека – в этом плане, конечно, это счастливые дети. Даже у многих детей в семьях нет таких условий для развития, как у наших детей.

– Какое будущее для себя выбирают воспитанники? 

– Мы не агитируем их к монашеской жизни. Будущее ребята выбирают сами по своим наклонностям. Многие идут по духовной стезе, многие поступают в военные учебные заведения, кадетские заведения, программисты у нас есть, юристы. Заканчивают также высшие учебные заведения, то есть дальнейшая жизнь – самая разная, исходя из их собственных способностей и талантов. 

Бог каждому дает талант, мы стараемся этот талант увидеть и раскрыть, помочь человеку дальше двигаться по тому пути, который он сам для себя выбирает. В этом отношении они ничем не отличаются от обычных детей в обычных семьях. 

– Есть ребята, которые решили остаться в монастыре? 

– Да, несколько человек остались – стали священниками. Многие приезжают в монастырь, многие помогают петь на клиросе – в общем, не забывают места своего детства. Для многих это родной дом. Они приезжают, общаемся, переписываемся или созваниваемся. Духовная связь сохраняется навсегда. 

– При монастыре существует квартет «Притча». Расскажите об успехах коллектива. 

– Уникальный квартет – монастырский хор «Притча» существует с начала 90-х годов. Помимо того что поет на службах при монастыре, участвует в богослужениях, выступает на различных выездных мероприятиях не только по республике, но и за ее пределами, по России и в зарубежье. 

Квартет активно развивается. Выпускаются диски, записываются новые произведения. 

Сейчас у нас ведется возрождение детского хора. Раньше у нас был хор «Родничок». Даже есть записи его. Сейчас ребята уже выпустились из детского корпуса, и мы набираем новую группу, будем заниматься с ними. 

– У вас не так давно появилась новая икона Семистрельная. Какие еще образы планируете привезти? 

– Удивительный образ Семистрельной Божьей Матери – это одна из первых работ творческой мастерской, которая выполняет мозаику Грузинской иконы на берегу Раифского озера. Они пожертвовали ее в монастырь. Удивительный образ – Богородица смотрит прямо в душу, он очень хорошо вписался в интерьер Троицкого собора. 

Как вы видели, в двух главных храмах монастыря – в Троицком и Грузинском – самые старые иконы 18-го и 19-го веков, но есть и более ранние, 17-го столетия. 

Такое решение было принято отцом Всеволодом, чтобы соединить эпохи, чтобы сгладить разрыв советского периода и погрузить человека в атмосферу старинного храма. 

Известно происхождение не всех икон. Возможно, часть из разоренного Раифского монастыря, из близлежащих храмов, привозили даже из других епархий. В конце концов сложилась определенная экспозиция икон, которая остается здесь уже много лет. 

Сейчас планируем размещение ряда новых икон, несколько уже помещены в Грузинском храме. Мы разместили иконы святых, относящихся к Раифе. Это древние мученики Раифские, в честь которых назван монастырь, и икона новомучеников Раифских – это наши монахи, которые пострадали в советское время. 

Икона Всех Святых Земли Казанской – это собор казанских святых. Планируем, что появится икона новомучеников и исповедников российских, в честь которых у нас освящен верхний храм над храмом преподобных отцов. 

Также планируется несколько икон известных русских святых – Игнатия Брянчанинова, Феофана-затворника. Появится икона Царственных Мучеников – с ликами членов царской семьи прославленного царя Николая II, царицы Александры с детьми. Планируется икона оптинских старцев, возможно, будут привезены мощи из Оптиной пустыни. 

Хотелось бы видеть в монастыре икону Гавриила Семиозерного из соседнего монастыря Святой Семиозерной пустыни, тоже, может быть, с мощами. 

Люди очень спрашивают икону целителя Пантелеймона – святой помогает в телесных недугах. Ну и икона Всех Святых, и Богородица Неупиваемая Чаша. Такие работы по дополнению икон ведутся в настоящий момент. 

– Откуда будут привезены эти иконы? 

– Иконы будут изготовлены по заказу. Скорее всего, это будут литографии на холсте, потом будем обновлять на писаные иконы. Это процесс долгий, довольно трудоемкий. 

Три иконы из тех, что я назвал, уже размещены в Грузинском соборе, на внутренней части столбов расположены, уже можно посмотреть. Еще восемь икон появятся в течение двух недель. Изначально планировали разместить их к юбилею принесения Грузинской, думаю, что мы успеем. 

– Удалось ли вам лично пообщаться с вашим предшественником отцом Всеволодом? 

– Лично, к сожалению, не был знаком с отцом Всеволодом. Меня назначили уже после его смерти. Он почил в августе 2016 года, а я приехал в январе 2017-го, где-то через полгода. 

Я познакомился с ним через рассказы, через воспоминания и фотографии. Его история удивительна. В постриге он был назван в честь князя Всеволода Псковского. В крещении этот святой пишется как Всеволод-Гавриил ­– такая удивительная связь произошла между нами, в этом я вижу промысел Божий. 

Конечно, человек был очень открытый, как солнышко освещал все вокруг, очень общительный, прекрасный организатор. Конечно, благодаря таким его деловым качествам монастырь был возрожден. То, что мы сейчас видим, – это плоды его трудов, и прежде всего его живой веры. 

В 1991 году были очень сложные политические условия, экономическая разруха, и в такое время он взялся за возрождение монастыря. Он начал на пустом месте, на куче развалин. Тогда еще часть монастыря занимало ПТУ, и ему пришлось строить новые здания для училища, чтобы освободить монастырь. 

Наверное, легче было бы начать с нуля. Через такие трудности пройти без живой веры, конечно, нельзя. Помогло то, что человек поверил и с Божьей помощью пошел по этому пути. Нужно отдать должное, и мы чтим его память. Недавно было два года со дня смерти отца Всеволода – 20 августа. Служилась панихида, приезжало много людей, чтобы почтить память его, так что Раифа – это памятник его деятельности, его подвига и живой веры.

– Сколько сейчас монашествующих в монастыре? И много ли желающих сюда попасть? 

– В настоящий момент в постриге 11 человек, вместе с послушниками около 22. Постоянно поступает новая братия, приходят желающие поступить в монастырь, но это процесс непростой. Человеку нужно испытать себя. 

Многие впоследствии уходят, потому что монастырь, конечно, не для всех. Для этого в церкви установлен так называемый послушнический искус, то есть время, в течение которого человек живет в монастыре без принятия монашеских обедов и испытывает себя, сможет ли он жить в этом монастыре. 

На него смотрит братия, смогут ли они принять человека в свою семью, то есть идет процесс притирки и вхождения в жизнь монастыря. Многие через некоторое время понимают, что это не их путь: кто-то решает посвятить жизнь семье, у кого-то что-то не получается, а других что-то не устраивает внутренне. 

В среднем остается один человек из десяти-двадцати. Процесс долгий и непростой. Лучше пускай человек поживет подольше, но утвердится на этом пути и впоследствии твердо встанет на него, чем, быстро приняв монашество, отпадет. 

Есть изречение апостола Павла, что «руки скоро не возлагай ни на кого…», то есть только при большом испытании постригают в монашество, а тем более принимают в священный сан. 

– Много ли простых мирян приходят, не имея никакого представления о духовной жизни? 

– Да, много, и приходят по разным причинам. Но чаще всего, конечно, это какие-то жизненные трудности. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится – народная мудрость, которая тут как нельзя кстати. Но это не должно быть главной причиной прихода в монастырь, ведь самое главное – это любовь к Богу, желание духовной и монашеской жизни. Для этого здесь есть все условия. 

Но ситуации бывают разные: кто-то приходит в монастырь с желанием остаться и не остается, кто-то приходит от каких-то трудностей и становится хорошим монахом. Пути Господни неисповедимы – совершенно разными жизненными тропами человек приходит в монастырь. И над каждой душой, конечно, работает Господь – приводит человека к вере и в дальнейшем в монастырь. Это загадка и тайна человеческой души с Богом. 

– Что можете пожелать прихожанам Раифы? 

– Пожелание одно – приходить в монастырь и приобщаться к духовной жизни, ведь это и есть задача обители. Братья, которые живут в монастыре, поддерживают духовный костер, и мы приглашаем всех погреться, отогреть свою душу, напитаться духовной жизнью, благодатью и приобщиться к жизни во Христе. 

Для этого монастыри и существуют, и всегда эту функцию выполняли на Руси уже более тысячи лет. Ничего не меняется. Монастыри – это источники живой воды, куда люди могут прийти, напитаться этой благодатью и утолить свою духовную жажду.