«Это сердце нашей деревни»: в Татарстане разбирают деревянную мечеть XIX века, чтобы отреставрировать в Вологодской области и вернуть на место

Корреспондент ИА «Татар-информ» съездил в Рыбно-Слободский район республики, где идет разборка памятника деревянного зодчества.
На территории старинной мечети в селе Большая Елга, что находится в 70 км от Казани, кипит работа. В солнечный апрельский день команда реставраторов под руководством энергичного Александра Попова разбирает памятник деревянного зодчества деталь за деталью. Еще в январе, когда специалисты только обсуждали восстановление действующей мечети, можно было подняться на минарет и осмотреть окрестности татарского села. Правда, минарет мог рухнуть в любой момент — он не упал только стараниями местных жителей, которые заменили половину сгнивших столбов на металлические опоры. На фото: мечеть до начала реконструкции в январе 2019 года / Михаил Захаров Теперь мечеть не узнать — минарет разобран, снята кровля, убрана обшивка, а вокруг всей мечети стоят деревянные леса для работы реставраторов. Корреспондент ИА «Татар-информ» узнал, почему мечеть нужно везти за 1000 км для реставрации, что думают о разборке местные жители и зачем именитый реставратор взялся за этот проект. Первая мечеть в карьере известного реставратора Еще в конце прошлого года стало известно, что глава комитета РТ по охране культурного наследия Иван Гущин смог заманить в республику именитого реставратора Александра Попова. В России лауреат Госпремии РСФСР в области архитектуры нарасхват. В городе Кириллов Вологодской области, в 1000 км от Казани, Попов создал реставрационный центр, туда за помощью эксперта приезжают из США, Норвегии, Швеции. Кроме того, работы уникального реставратора можно увидеть в свияжском Музее археологии дерева, который открылся прошлой осенью. Сейчас команда специалистов под руководством Попова восстанавливает в Татарстане сразу два объекта деревянного зодчества: мечеть XIX века в Рыбно-Слободском районе и церковь XVIII века в Камско-Устьинском районе республики. Деньги на реставрацию выделили спонсоры. Известно, что реконструкция одной только мечети обошлась примерно в 19 млн рублей. С именитым реставратором мы встречаемся на территории мечети во время его мастер-класса для студентов Казанского стройколледжа. Он с жаром рассказывает об объекте и в свои 68 лет энергично забирается на крышу мечети с разобранным минаретом и кровлей, перелезая через балки и обходя строительные леса. «Я никогда не делал мечетей, это моя первая моя мечеть. Одинаковых объектов нет. Есть более интересные, есть менее интересные с точки зрения архитектуры. Но, повторю, мечеть я делаю впервые», — рассказал Попов. Фото: Михаил Захаров Если вместо памятника ставить новодел, то его смысл пропадает Реставрация памятников деревянного зодчества — дело сложное по многим причинам. Одна из них — работать реставраторы должны только инструментами, созданными по старинным образцам. «Есть случаи, когда мы не в состоянии сохранить [памятник культуры] — сгнили конструкции, бревна, тес. Что мы в этом случае делаем? Мы должны использовать исторические инструменты. Инструмент, которым это было сделано, — топор, пила, стамеска, долото, тесло. Инструменты должны быть сделаны по образцам подлинников, по образцам оригинала. Мы должны реставрировать не так, как умеем, а как это было сделано. Мы должны повторить исторические приемы», — отмечает Попов. По его мнению, работать иначе нельзя: если вместо памятника ставить новодел, его смысл пропадает. Фото: Михаил Захаров Кроме того, при реставрации деревянной мечети будет использоваться тот же материал, из которого она была построена изначально. Нельзя, к примеру, заменить сосну на ель, а ель на березу. Поэтому за зиму Попов объехал порядка 5 тысяч километров, чтобы найти нужный для мечети материал. Подходящее дерево нашлось в Карелии и Вологодской области. «Мы сделали проект, заготовили материал. Мечеть сделана из елки, хотя более распространены сосна и лиственница. Мы заготовили елку по 9 – 11 метров. На базу в Кириллове, где мы будем проводить реставрационные работы по этой мечети, материал уже завезен, окорен и ждет, когда начнутся реставрационные работы», — объяснил специалист. Попову пришлось ехать за 1000 км, чтобы восстанавливать мечеть, потому что таких специалистов в стране — единицы Сейчас мечеть, которая еще полгода назад была действующей, разобрана практически наполовину. Снята обшивка и кровля, убран минарет. Забравшись на крышу, мы перешагивали через толстые старинные балки, внимательно смотрели под ноги, опасаясь наступить на кованые ржавые гвозди. В это время специалисты маркировали каждую деталь, чтобы затем по частям перевезти мечеть в Кириллов, где находится реставрационный центр Попова. «Сначала делается реставрационный проект, потом делается маркировочный проект. Затем набивается маркировка, разбирается, перевозится, реставрируется, собирается и потом ставится на место», — поясняет специалист. Фото: Михаил Захаров Метод разборки памятника деревянного зодчества — один из самых сложных в реставрации. Прибегать к нему приходится, поскольку специалистов днем с огнем не сыщешь. Такая ситуация сложилась не только в Татарстане или в России в целом. За помощью Попова обращались даже из Норвегии. «Почему я приехал сюда более чем за 1000 км? Не потому, что я такой симпатичный парень или я кому-то понравился. Дело все в том, что нет специалистов. Люди не умеют это делать, поэтому я приехал издалека, чтобы работать здесь и пытаться создать школу, отделение, которое бы готовило реставраторов, в том числе по дереву», — рассказал Попов. Заручившись поддержкой комитета РТ по охране памятников культуры, реставратор хочет открыть на базе Казанского стройколледжа образовательный центр. Планируется, что уже с 1 сентября в нем смогут обучаться студенты колледжа либо по программе переподготовки, либо в рамках повышения квалификации. Как рассказал глава комитета Иван Гущин, планируется позвать даже экспертов из Минкульта России для проведения мастер-классов. Обучение будет длиться как минимум год. На фото: реставратор Попов проводит мастер-класс для студентов Казанского стройколледжа возле мечети в селе Большая Елга / Михаил Захаров Достойно отреставрировать мечеть в Татарстане невозможно Пока в Татарстане не появилось реставрационного центра и специалистов высокого класса, объекты деревянного зодчества приходится разбирать и частями везти в Кириллов. «Мне задают вопрос: „А что, здесь отреставрировать нельзя? “ Для того чтобы провести такие реставрационные работы, нужна база. Нужны инструменты, станки, сушилка. Здесь, на коленке этого сделать нельзя. Можно, но будет что-то непотребное. Можно срубить сруб, но это не совсем то, что мы хотим сделать», — объяснил Александр Попов. Он отметил, что в этом деле главное — работать без спешки. Но планируется, что мечеть вернется в село Большая Елга в 2020 году. «Думаю, что к концу года мы сможем уже отреставрировать, и если не до конца, но большую часть работ сделать. Сможем поставить здесь фундамент и на следующий год уже перевозить и собирать на месте. В 2020 году, я надеюсь, она будет стоять здесь. Может, не законченная до конца, но она будет стоять здесь, на месте», — заметил Попов. Фото: Михаил Захаров Местные жители верят, что мечеть оберегает село от всех бед Несмотря на многолетний опыт Попова, среди местных жителей нашлись такие, кто с опаской отнесся к разбору мечети и ее временной перевозке за пределы Татарстана. На месте мы поговорили с пожилой женщиной, которая представилась как Захира Гилязова. Со слезами на глазах она смотрела на мечеть, с которой селу придется попрощаться на время реставрации. «Это сердце нашей деревни, а сейчас с корнем вырывают наше сердце. Наши предки много страдали за эту мечеть. Не верю, что вернут эту мечеть», — призналась Захира апа. Фото: Михаил Захаров Со слов своего отца она знает, что еще до войны мечеть была закрыта, а тогдашнего муллу Гатауллу сильно избили за то, что он читал дома намаз. Кроме того, в советские годы в мечети был амбар, а в начале 90-х годов местные жители начали восстанавливать ее собственными силами. «Где такое видано, чтобы мечети разбирали. Неужели нельзя было починить ее здесь, на месте? Лично я против [разбора]», — сокрушалась в разговоре с журналистами Захира Гилязова. Она также рассказала, что с этой мечетью в селе связано предсказание. Местные жители считают, что из-за нее все ненастья обходили деревню стороной, и боятся, что после разбора на них обрушатся бедствия. «Когда-то была в селе бабушка-предсказательница, очень сильная. Она говорила: „Минарет этой мечети настолько точно направлен в сторону Мекки, что с нашей деревней никогда не случится беды“. Все ураганы и прочее обходили нашу деревню стороной», — рассказала Захира апа. Журналисты объяснили женщине, что уже в следующем году мечеть вернется в родное село. По прогнозам Попова, в отреставрированном виде она простоит еще 100 – 150 лет.