«Санкционная машина делает свое дело независимо от визитов послов»: эксперты о визите главы дипмиссии США Джона Хантсмана в Казань

Посол США в России Джон Хантсман с официальным визитом посетил Казань. Политологи и специалисты по международным отношениям рассказали ИА «Татар-информ» о российско-американских бизнес-контактах вопреки «Кремлевскому списку» и символизме в приезде дипломата в регион-лидер РФ накануне президентских выборов.

«С нетерпением жду возможности увидеть, как в Татарстане россияне и американцы вместе работают и добиваются успеха!»

Чрезвычайный и Полномочный Посол США в России прилетел в Казань в воскресенье вечером вместе со своей женой Мэри Кей. В аэропорту гостей по традиции встретили девушки в национальных костюмах с хлебом-солью и чак-чаком. «Какой прием! Рад приехать в Казань впервые! С нетерпением жду возможности увидеть, как в Татарстане россияне и американцы вместе работают и добиваются успеха!» — процитировал дипломата официальный аккаунт американской дипмиссии в Твиттере.

Воскресный вечер посол провел в прогулках по городу. Дипломат успел заглянуть в кафе «Циферблат» и сыграть на пианино с местной группой «Ледокол Пушкин». Понедельник для дипломата начался со встречи с Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. После этого Хантсман посетил Казанский федеральный университет и Казанскую ТЭЦ-3. Дипломат смог прогуляться по Казанскому кремлю, посетить мечеть "Кул Шариф" и Благовещенский собор. Первый день визита закончился встречей с представителями Американской торговой палаты в России. Во вторник Хантсман пообщался со студентами и преподавателями Казанского государственного медицинского университета, а перед уездом посетил Иннополис и остров-град Свияжск.

Все два дня, которые Хантсман находился в Казани, он не скупился на комплименты и охотно делился впечатлениями от увиденного. Казанских студентов дипломат назвал «невероятно талантливыми», Казанский кремль — «великолепным памятником культуры», а саму поездку в Татарстан — потрясающей и незабываемой.

Для Джона Хантсмана это первый визит в Татарстан. Дипломат получил назначение в Россию в сентябре прошлого года и сменил на этом посту Джона Теффта, руководившего дипмиссией с 2013 года.

«Это нормальная практика, когда прощупывается ситуация в регионе»

Относительно длительные визиты дипломатов в субъекты РФ — дело обычное, особенно для тех государств, которые имеют возможность анализировать текущую ситуацию в стране пребывания, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин.

«Во время таких визитов всегда реализуются две цели. Первая —официальная: продвижение какой-то задекларированной повестки, а вторая — это сбор информации. Потому что любое дипломатическое ведомство, любая дипломатическая миссия, которая располагает более или менее приличным штатом, пытается понять, каковы настроения не только в столице, но и в регионах. Это касается не только иностранных дипмиссий в Москве, это касается и российских дипмиссий в тех же Соединенных Штатах. Это нормальная практика, когда прощупывается ситуация в регионе. Потому что есть понимание, что столица и столичный взгляд на события очень сильно отличаются от регионального», — говорит политолог.

Визиты такого характера в регионы России — явление не рядовое, но и не исключительное, считает доцент кафедры международных отношений, мировой политики и зарубежного регионоведения ИМОИиВ КФУ Альберт Белоглазов. К примеру, в этом месяце в Казани уже побывала с двухдневным визитом представительница еще одной западной страны — посол Франции Сильви Берманн в сопровождении большой делегации.

«Российские дипломаты также периодически выезжают на несколько дней в регионы страны пребывания. Так, посол России в США Анатолий Антонов в конце ноября — начале декабря 2017 года совершил четырехдневный визит в Калифорнию», — говорит он.

Татарстан не был первым регионом после Москвы и Санкт-Петербурга, куда приехал американский посол после назначения в Россию, но есть одно обстоятельство, которое, по мнению Белоглазова, отличает республику от других регионов.

«Что касается Джона Хантсмана, он вручил верительную грамоту В.В. Путину 4 октября 2017 года, а 20 ноября уже отправился в первую поездку в российские регионы — посетил Екатеринбург и Свердловскую область. Вскоре после этого он съездил в Санкт-Петербург. Также он планировал поехать во Владивосток и на Сахалин, но отменил поездку из-за нежелания дальневосточных руководителей встречаться с ним. Так что Татарстан не первый регион России в планах и поездках посла. Однако что объединяет Екатеринбург, Санкт-Петербург и Владивосток? Это города, где есть американские генеральные консульства и, соответственно, американские дипломаты — непосредственно подчиненные послу. А вот Татарстан выбивается из этого ряда. Значит, он интересен сам по себе, безотносительно наличия Генконсульства США», — рассказал эксперт.

«Национальные субъекты всегда являются объектом повышенного внимания со стороны политических кругов США»

Альберт Белоглазов считает символичным визит американского посла в один из сильнейших субъектов РФ накануне выборов президента страны и введения новых санкций в отношении фигурантов "Кремлевского списка".

«Это напоминает предвыборное зондирование почвы на предмет настроений электората и региональных элит в сильнейшем из национальных субъектов, — говорит эксперт. — С одной стороны, национальные субъекты всегда являются объектом повышенного внимания со стороны политических кругов США. Их пытаются использовать для разжигания сепаратистских настроений и центробежных тенденций в России, особенно в переломные моменты истории».

В то же время, по словам Белоглазова, визиты представителей Госдепа США уже стали традицией для Татарстана. Все предшественники Джона Хантсмана неоднократно посещали Казань, и эти визиты совпадали с выборами, отмечает собеседник агентства.

«Томас Пикеринг приезжал к нам в 1994 году, Джеймс Коллинз в 1999 и 2001 годах Александр Вершбоу в 2002 и 2005, Уильям Бернс в 2006 году, Джон Байерли в 2009, Майкл Макфол в 2013 и Джон Теффт в 2015 году. Кроме того, к нам приезжали дипломаты США более высокого ранга. Так, в 2009 году нанесла визит в Татарстан Хиллари Клинтон, работавшая тогда Госсекретарем, якобы с целью изучения татарстанского опыта межнационального и межконфессионального согласия», — говорит он.

Павел Салин, напротив, не видит в визите американского посла ничего символичного.

«Я не думаю, что здесь есть символизм. Просто Татарстан является одним из крупнейших российских регионов, лидером Поволжья, экономическим лидером, по крайней мере. Поэтому если не Петербург и близко от Москвы, то это в первую очередь Татарстан. Поэтому я не уверен, что здесь нужно искать какие-то глубокие смыслы, кроме тех, что можно понять, просто поглядев на цифры, — численность населения, местоположение, состояние экономики, валовый региональный продукт и все прочее», — сказал эксперт.

«Если американцам выгодно работать с татарстанскими энергетическими компаниями, они это будут делать, несмотря на санкции»

Двухдневный визит Джона Хантсмана в Казань кроме всего прочего, совпал с заявлениями главы Минфина США Стивена Мнучина о введение нового пакета санкций в отношении фигурантов «Кремлевского списка», в который включены также и представители Татарстана в лице топ-менеджеров ГК «ТАИФ» и ПАО «Татнефть».

Санкционная машина США будет продолжать работать независимо от поездок послов в российские регионы, говорит Альберт Белоглазов. Во многом это связано с внутриполитической борьбой в самих Штатах. Эксперт уверен, что представители Татарстана в ближайшее время не попадут под санкционный каток, несмотря на то что их фамилии значатся «Кремлевском списке».

«В "Кремлевском списке" есть и татарстанцы: например, председатель правления "Татнефти" Наиль Маганов, генеральный директор группы компаний "ТАИФ" Альберт Шигабутдинов, братья Шаймиевы — Айрат и Радик, да и федерального министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова мы считаем своим. Скорее всего, именно эти фигуранты списка не попадут под новые санкции, но держать над ними "дамоклов меч" американцам кажется полезным», — считает он.

Говоря о сфере ТЭК, Альберт Белоглазов, отметил, что американцы соблюдают в первую очередь экономические интересы, а после политические.

«Выступая против российских энергетических компаний, они расчищают место на европейском газовом рынке, куда собираются поставлять сжиженный газ, — говорит специалист. — Одновременно, когда чрезвычайно холодная зима вызвала трудности с энергоснабжением на северо-востоке США, американцы начали закупки российского сниженного газа с только что запущенного газосжижающего завода "Ямал СПГ". Поэтому, полагаю, что если американцам выгодно работать с татарстанскими энергетическими компаниями, они это будут делать, несмотря на санкции. Собственно, это и продемонстрировал пример Казанской ТЭЦ-3, входящей в энергетическую компанию ГК "ТАИФ". Новый блок на ней был модернизирован по технологии компании General Electric, в которую она инвестировала 2 миллиарда долларов».

«У Татарстана есть своя внешнеполитическая функция — это окно в исламский мир, но в отношениях с Западом регионы не имеют никакого голоса»

Москва вряд ли станет использовать элиты субъектов РФ в качестве посредника при переговорах с Западом о снятии санкций или хотя бы их смягчении, считают специалисты.

«Это невозможно по одной простой причине — этот вопрос исключительно в компетенции федеральных властей, причем даже не правительства, а скорее президента и его окружения. Здесь такую инициативу региону не дадут. У Татарстана есть своя внешнеполитическая функция — это окно в исламский мир, это да. Вот если бы были какие-то напряженности по линии исламского мира, если бы необходимо было сейчас их решать, вот тогда возможно татарстанским властям дали бы пространство для маневра. В отношениях с Западом региональные власти вне зависимости от того, какой регион, не имеют никакого голоса, никаких полномочий», — говорит Павел Салин.

По словам эксперта, переговоры с Западом ведутся только на федеральном уровне через особо доверенных лиц президента и неформальные контакты. На региональном уровне таких переговоров. «С Востоком могут быть, но сейчас речь о Западе», — отметил специалист.

Альберт Белоглазов в очередной раз напомнил слова главы МИД РФ о том, что Москва не просит у западных партнеров снимать санкции, но всегда Россия всегда открыта к диалогу.

«Официальная позиция России не предполагает каких-либо переговоров о снятии санкций, — говорит он. — 26 февраля министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, кстати, также фигурант "Кремлевского списка", заявил, что "Мы не просим никогда ни у Европейского Союза, ни у других стран, которые к санкциям присоединились, эти санкции снимать, не будем какие-то переговоры вести об условиях снятия санкций". Однако при этом и МИД РФ, и все другие официальные ведомства и лица регулярно призывают зарубежных партнеров, прежде всего из США и ЕС, к восстановлению нормальных отношений»

Американская дипмиссия под опекой российских спецслужб

Что касается возможных попыток Госдепа прощупать способы дестабилизации в российских регионах, то здесь инструментарий у заокеанских партнеров весьма скудный, считает Павел Салин

«Американские дипломаты, официальные учреждения, они всегда находились на особом контроле спецслужб, а после 2014 года этот контроль усилился многократно. Поэтому возможности для того, чтобы проводить какую-то деструктивную деятельность во время официальных визитов, посол и представители его окружения будут просто лишены, они под очень плотной опекой. Единственное, на что они могут рассчитывать, — это сбор информации, не более того. То есть пассивная стратегия, не активная», — комментирует политолог.

Это положительный сигнал для американского бизнеса, но не надо обольщаться

В любом случае успешный визит посла США в Казань и его положительные отзывы о республике могут стать сигналом для американского бизнеса, что в Татарстан можно вкладывать инвестиции и с этим субъектом РФ стоит налаживать деловые контакты, считает Альберт Белоглазов. В подтверждение этого эксперт привел слова самого посла: «Партнерство между General Electric и ТАИФ — это пример движущей силы экономического развития и процветания как в Казани, так и в США. Мы все выигрываем, когда работаем вместе».

«Однако не стоит сильно обольщаться, что этот сигнал будет воспринят как немедленное руководство к действию, — отмечает специалист. — В настоящее время в США развернулась настоящая "охота на ведьм" в отношении всех, кто хотя бы изредка общался с российскими политическими и бизнес-элитами. А уж те, кто ведет с ними дела, в первую очередь попадают под подозрение. Можно сказать, что они "под колпаком" у Мюллера — спецпрокурора для расследования вмешательства России в президентские выборы США».

По мнению Белоглазова, те американские компании, которые, как General Electric, уже работают в Татарстане, будут пытаться сохранять свои позиции. «Но новые американские инвесторы и руководители компаний будут предельно осторожны в вопросах вхождения на российский рынок вообще и татарстанский в частности. В то же время как люди более здравомыслящие и менее ангажированные, чем политики, представители американского бизнеса, прежде всего связанные с республиканцами, сейчас присматриваются и зондируют почву, чтобы максимально быстро развернуть свою деятельность, если изменится политическая конъюнктура», — говорит он.

Татарстан вносит свою небольшую, но важную лепту в преодоление кризиса российско-американских отношений, отмечает Белоглазов.

«Одновременно со стороны Татарстана в последнее время были красноречивые приглашающие жесты. Так, например, в октябре 2017 года делегация из нашей республики во главе с Рустамом Миннихановым обсуждала в Хьюстоне и в Сан-Франциско сотрудничество с такими американскими компаниями, как Emerson, Chevron, Univation Technologies, Baker Hughes и т. д.», — прокомментировал эксперт.