Инна Яркова: «Если не введут самоизоляцию — открытие „MOÑ“ состоится в ноябре»

Фонд «Живой город» и объединение «Алиф» готовят в Казани театральную площадку, которая со временем может стать одним из главных экспериментальных пространств города в области театра. О подготовке к открытию «MOÑ» рассказала учредитель «Живого города» Инна Яркова.

— Почему возникла потребность в новой театральной площадке в Казани?

— Дело в том, что у творческой лаборатории «Угол» камерное помещение, в то время как в репертуаре уже был 21 спектакль. Мы понимали, что только с точки зрения материально-технической базы мы сильно выросли и буквально распирали наш «уголок» изнутри.

Есть еще одна составляющая этого вопроса: «Угол» изначально идентифицировался с экспериментальной площадкой для молодых и амбициозных ребят, но в какой-то момент он естественным образом стал развиваться в нескольких разных направлениях. Так как необходимость в экспериментальной лаборатории оставалась, было решено оставить эту миссию «Углу», а для накопленного репертуара найти новый дом. В итоге все сложилось как нельзя лучше: в новом помещении Национальной библиотеки РТ изначально было спроектировано театральное пространство. Мы были несказанно рады, что выбор, как на резидентов этой площадки, пал именно на нас.

— Выходит, в то время как «MOÑ» искала театральное пространство, Национальная библиотека была в поисках команды, которая займет свободное помещение. В итоге кто кого нашел?

— Путь к друг другу мы начали с двух сторон и встретились где-то посередине.

— С технической точки зрения, что из себя представляет black box? 

— Мы пытались сделать площадку-трансформер: эдакий кубик Рубика, который складывается, раскладывается и подстраивается под потребности того или иного спектакля, а нейтральное черное пространство не отвлекает внимание от театрального действа.

— Зачастую современный театр предполагает выход «за рамки», и порой сцены, пусть и трансформирующейся, может оказаться недостаточно. Намерена ли ваша команда проводить что-то вне площадки или сконцентрируетесь на освоении нового пространства? 

— Сейчас наша главная цель — обосноваться в black box, но я уверена, что в перспективе «выход в город» станет одной из важных составляющих проекта «MOÑ». К тому же, мы имеем большой опыт работы с нетеатральными пространствами и это одно из важнейших направлений работы Фонда

— Открытие «MOÑ» выпало на сложное время с точки зрения эпидемиологической обстановки. Возникли ли в связи с этим сложности? 

— Скорее нет, чем да. В период, когда нельзя было работать театрам и принимать зрителей, мы занимались переездом, сейчас работаем над адаптацией спектаклей и планируем открыться в ноябре.

— Разработала ли команда «MOÑ» план Б на случай, если театры будут вынуждены снова уйти на самоизоляцию? Возможно, планируете проводить онлайн-трансляции? 

— Театру существовать в онлайн пространстве тяжело. Во-первых, сделать качественную запись спектакля — это трудоемкий и затратный процесс, который требует технической подготовки. И, откровенно, в этом не всегда есть целесообразность, особенно в нашем случае, где зритель все же позиции соучастника процесса, а не наблюдателя. Для нас это важно.

— Как вышло, что фонд «Живой город» — не единственная организация, курирующая новый проект? 

— Когда ты слишком долго варишься в собственном соку, возникает иллюзорное ощущение, что ты точно знаешь куда и какими способами нужно двигаться. Таких мыслей нужно бояться. Именно поэтому необходимы люди в совместном переосмыслении с которыми ты под другим ракурсом взглянешь на ситуацию и разглядишь новые, порой совершенно неожиданные пути развития. Этими людьми для нас стали руководитель творческого объединения «Алиф» Туфан Имамутдинов и директор центра имени Мейерхольда Елена Ковальская, которая удивительно легко согласилась на нашу авантюру. В конечном итоге, все естественным образом сложилось и соединилось. Кажется, что по-другому и быть не могло.

— Можно ли сказать, что одна из миссий, которую вы осуществляете — развитие современного национального театра? 

— Думаю, что да. На данный момент мы придерживаемся двух основных направлений. Первое — воплощение постановок, непосредственными участниками, а иногда и главными героями которых становятся горожане. Второе — развитие современного национального театра, та часть работы, которую курирует Туфан Имамутдинов.

Нужно отметить, что еще в лаборатории «Угол» мы хотели уделить особое внимание этому направлению. Предпринимались некоторые попытки, однако работа не велась систематически. Когда же был запущен процесс переезда, мы всерьез задумались о реализации этой идеи уже на новой площадке. На наше счастье, в Казани существует команда, которая умеет это делать и делает это профессионально.

И мы, и «Алиф» пришли в «MOÑ» со своим репертуарным багажом, который представим нашей публике. Конечно же не обойдется и без премьерных спектаклей, которые будут созданы в новом театральном пространстве. Для «Живого города» и «Алифа» — «MOÑ» стала точкой соприкосновения, положила начало тесному сотрудничеству.

— Свой первый сезон вы открываете премьерой одноименного спектакля. Символично, что в «Моң» говорят на двух языках — татарском и русском. Можно ли назвать такой симбиоз неким кредо площадки? 

— Я думаю, что да. Со спектаклем «Моң» связанно очень многое. Сама постановка — это одна затянувшаяся репетиция, где артисты говорят на двух языках. Они пытаются собрать свою программу, но им постоянно что-то мешает: как внутренние противоречия, так и внешние факторы. Очень похоже на нашу ситуацию. У нас не получается выпустить постановку на протяжении года: кто-то заболевает, происходит замена артистов и еще множество причин.

Как я и говорила, театральная площадка «MOÑ» — это некое творческое объединение. Так и спектакль объединяет артистов из разных организаций: здесь принимает участие единственная репертуарная актриса фонда «Живой город» Анастасия Радвогина, Нурбек Бутулла из «Алифа» и Лилия Масгутова из Театра на Булаке. И выходит, что спектакль «Моң» во многом отражает нашу общую тенденцию, интонацию площадки. Именно поэтому название спектакля перекочевало в название нашего большого проекта, и премьерой постановки «Моң» мы откроем первый сезон.

— Открытие запланировано на ноябрь, однако в рамках проекта вы уже что-то проводили?

— Мы производили адаптацию спектаклей в новом пространстве: устраивали бесплатные закрытые показы, на которые можно было попасть по регистрации. На данный момент у нас проходит серия мастер-классов «Театр. Участие».

— На кого ориентированы мастер-классы?

— На людей из разных сфер деятельности. На самом деле много желающих почувствовать сцену и примерить на себя роль актера, раскрыть свой внутренний потенциал, поставить свой голос. Ради этого и проводим тренинги. В планах запустить образовательный центр, где у общества появится возможность учиться актерскому мастерству. Отрадно видеть, что все больше людей понимает — театр может быть к зрителю намного ближе, чем кажется на первый взгляд.

— Вы раскрываете актерский потенциал своей публики не только в мастер-классах, но и в ряде постановок в рамках проекта «Театр горожан», верно? 

— Этой деятельностью фонд «Живой город» занимается давно, однако, если раньше мы делали подобные проекты по наитию, сейчас мы знаем, что у направления есть название и есть люди, которые занимаются этим профессионально. Например, в творческой лаборатории «Угол» шел спектакль «Индивиды». Первое время в нем принимали участие профессиональные артисты, позже мы стали заменять их на жителей города, которым есть что сказать. Также мы устраивали читки со зрителями, где читали современную драматургию.

На роль куратора лаборатории «Театр горожан» была приглашена Наташа Боренко. Из ее работы вылилось два проекта, которые будут реализованы на театральной площадке «MOÑ» и в которых горожане смогут поучаствовать: детище Ксении Шачневой «Чын татар» — спектакль про татарскость, и постановка Венеры Галимовой «Невидимые» — современный танец при участии жительниц нашего города, которым за сорок. В нем мы хотели показать категорию женщин, которые «невидимы» для общества, так как многие из них обременены семейными обязательствами, бытом и зачастую не находят времени для выхода в свет. Именно этих женщин мы бы хотели вывести на сцену и дать им возможность выразить себя, ведь им есть что сказать.

— Какие из этих постановок увидит зритель в ближайшее время? 

— Из ближайших спектаклей в рамках проекта «Театра горожан» — «Децентрализация» Наташи Боренко, Венерой Галимовой, Дины Сафиной и Анастасии Радвогиной. Спектакль-рефлексия на тему меняющейся Казани.

Ценность подобных проектов в том, что объектом внимания становится не образ, который актер воплощает, не текст, который он читает, а сама личность человека. Порой непрофессиональный актер в смысловом контексте сможет дать больше, нежели профессиональный. Концепция спектакля «Индивиды и атомарные предложения» заключается в том, что актеры параллельно в течении 45 минут ведут монолог на разные темы. Причем эти темы они определяют сами. Могут и вовсе молчать. Достаточно одной репетиции для того, чтобы они опробовали этот формат. Непосредственно на спектакле зрители надевают наушники, видят актеров на сцене, но слышат только одного из них. Причем канал постоянно переключается. У слушателей возникают интересные стыковки и создается эффект «подслушивания» или «подглядывания» за переживаниями этих актеров. Благодаря этому возникают новые смыслы, которые выходят за рамки того, что говорят актеры на сцене. Слушатель вправе и вовсе изолироваться от всего, что происходит, и переключиться на канал, где транслируется математический трактат Рассела.

— Программа сама выбирает к кому подключиться? 

— Никакой программы нет — есть техник, а у техника есть заметочки с таймингом, и он по ним переключает каналы. Это сделано для того, чтобы не позволить технику определять кого и как долго аудитория будет слушать – исключить человеческий фактор.

— В таком случае у публики включается клиповое мышление. Не сложно ли слушателю так быстро переключаться с одного монолога на другой? 

— Не сложно, ведь у современного общества хорошо развито именно клиповое мышление. Слушать монолог долго — утомительно, а переключаться с монолога на монолог, ухватив отовсюду понемногу — гораздо интереснее.

— Если каналы переключаются по четкому таймингу, есть риск оборвать спикера на полуслове и не дать услышать его мысль, разве нет? 

— В том-то и радость, что тебе только стало интересно слушать и вдруг — щелк! — и снова нужно включаться в новую мысль. Постоянное ощущение «не до».

— Какие впечатления остаются у спикеров? 

— Как правило, в «Индивидах» участвуют люди, которые живут от отпуска до отпуска в режиме нон-стоп, у которых нет времени остановиться и погрузиться в себя, выстроить диалог с самим собой. А тут такая возможность — покопаться в себе на протяжении спектакля. Многие испытывают прилив счастья: кто-то от того, что все закончилось, а кто-то от того, что понял, как жить дальше. Равнодушным не оставался никто.

— Что еще готовит команда театральной площадки «MOÑ» для своей публики? 

— Состоятся несколько премьер у Туфана Имамутдинова. Одна из них уже была выпущена в закрытом режиме — «Һава». Ждем премьеры спектакля-книги «Күнегү» — осмысление идентичности татарской молодежи. Из долгосрочных проектов — спектакль, ради которого была отобрана целая творческая команда непрофессиональных артистов. В течении почти года ребята из команды будут изучать поэму Кул Гали «Кыйссаи Йосыф». Предполагаем, что результатом творческой работы станет полноценная постановка.

Сейчас ведется активная работа в рамках проекта Нурии Фатыховой «Язык памяти». Зрителям предлагается вместе взглянуть на личные дневники наших бабушек и дедушек как на материал для осмысления татарского языка и национальной культуры. 21 ноября пройдет премьера серии из трех ридингов «Авазлар» — медленного, вдумчивого чтения дневников при участии публики, погружения во внутренний мир людей прошлого века. По сути это продолжение направления «Театра горожан».

Премьеры премьерами, но в планах у нас прокатывать весь наш репертуар. В декабре мы надеемся провести два фестиваля: спектаклей из творческой лаборатории «Угол» и постановок творческого объединения «Алиф», а с нового года будем вперемешку прогонять весь накопленный репертуар, который на сегодняшний день раздулся до невероятных размеров.