«Все эти события прошли через наши сердца»: Минтимер Шаймиев о прошлом республики и 100-летии ТАССР

В канун юбилея республики редакция газеты «Республика Татарстан» обратилась к Государственному Советнику РТ Минтимеру Шаймиеву с рядом вопросов по поводу 100-летия ТАССР.

Минтимер Шарипович, как бы Вы оценили с позиций сегодняшнего дня известные события мая 1920 года с точки зрения само­определения народов бывшей Российской империи?

— Самоопределение — это основное право каждого народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного устройства. История во многом и складывалась из борьбы за это право. Как известно, собирание земель Российской империи в основном имело завоевательный характер и права «инородцев», как назывались люди других национальностей, были, мягко говоря, урезаны до минимума. И когда назрела революционная ситуация, многие народы увидели в этом историческую возможность для обретения государственности. Меня как человека, неравнодушного к истории, смолоду интересовала роль татарского народа в большой истории, и, насколько я знаю, вопрос о самоопределении татарского народа имел многовековую историю.

Татары утратили собственную государственность в 1552 году, которая к тому моменту насчитывала уже более 1000 лет. Хуннская держава, Гуннский союз и Тюркский и Кимакский каганаты, Великая Болгария — яркие вехи древней истории тюркской и татарской государственности, наследницей которой на территории Поволжья в VII–VIII веках стала Волжская Булгария. В Х веке булгары приняли ислам в качестве государственной религии. В XIII веке в результате завоеваний потомков Чингис хана Волжская Булгария вошла в состав Золотой Орды. После трех столетий существования Золотая Орда превратилась в ряд средневековых татарских государств. Среди них — Казанское ханство, преемник Болгарского улуса Золотой Орды, потеряло свою независимость в 1552 году в результате похода войск Ивана Грозного.

Именно с падения Казани началось строительство могучего централизованного государства — Российской империи. Необходимо подчеркнуть, что татары на протяжении веков были верными сынами, опорой Российского государства. Они с оружием в руках защищали рубежи страны, укрепляли экономику, самоотверженно трудились на ниве образования и культуры.

Революционные события 1917 года сопровождались национально-освободительным движением народов бывшей империи. Впервые за несколько столетий татары получили исторический шанс возродить собственную государственность, определить свое место в революционно меняющемся мире. Уже в феврале 1917 года в обстановке всеобщей неопределенности татарские политики выступили с предложением создать внутри России штат «Идель-Урал». Предполагалось, что это будет территориальная автономия татарской нации. Основным ее принципом было равноправие всех входящих в штат народов при соблюдении их национально-культурной автономии. Штат «Идель-Урал» рассматривался как один из субъектов федеративного государства. В. Ленин и И. Сталин, как известно, противопоставили этому предложению проект Татаро-Башкирской республики, поскольку идею «Идель-Урал» они считали буржуазно-националистической, противоречащей большевистской доктрине. Инициаторами Татаро-Башкирской республики были видные деятели татарского социалистического движения М. Вахитов и М. Султан-Галиев. Но их планам не суждено было сбыться. В 1918 году Вахитова расстреляли белочехи.

В 1919 году из-за смены политической обстановки, связанной с боевыми действиями против Колчака, руководители Советского государства сменили приоритеты, поддержав лидеров башкирского национального движения в деле создания отдельной автономной республики. После завершения Гражданской войны было принято решение об учреждении Татарской Автономной Советской Социалистической Республики. Вообще надо отдать должное большевикам во главе с В. И. Лениным, они и накануне, и во время революции, и после нее хорошо понимали судьбоносное значение национального вопроса, прагматично использовав в достижении своих целей интересы и чаяния нерусских народов. Это во многом обеспечило успех Октябрьской революции.

В. И. Ленин уже в 1914 году в своей статье «О праве наций на самоопределение» излагает национальную программу партии большевиков. «Под самоопределением наций разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется образование самостоятельного национального государства», — пишет он. «Именно исторические конкретные особенности национального вопроса в России придают у нас особую насущность признанию права наций на самоопределение в переживаемую эпоху», — подчеркивает Ленин. В начале 1920-х годов большевики приступили к образованию СССР, открывающего для наций и народов новые возможности. 27 мая 1920 года, как известно, был подписан декрет об образовании ТАССР, и татары впервые после XVI века получили определенную самостоятельность в качестве автономной республики в составе РСФСР. Это, безусловно, судьбоносное событие в нашей истории.

В первой Конституции РСФСР 1925 года автономии определялись как социалистические республики с собственными атрибутами государства: Конституцией, законодательством, высшими законодательными органами, исполнительной властью. Аналогичные трактовки были и в последующей Конституции РСФСР 1937 года. А статья 1 Конституции ТАССР 1937 года уже констатировала, что ТАССР «есть социалистическое государство рабочих и крестьян». Впоследствии такое же определение появилось в Конституции РСФСР 1978 года, в статье 78: «Автономная республика есть советское социалистическое государство», находящееся в составе РСФСР. В дальнейшем вопрос о предоставлении Татарстану и Башкортостану статуса союзных республик обсуждался не раз, ведь по экономической мощи, численности населения, размерам территории они не уступали, а порой и превосходили ряд союзных республик.

В 1936 году, перед принятием Сталинской конституции, руководителями ТАССР была предпринята еще одна попытка повысить статус. Но прозвучала известная формула Сталина: «Союзная республика имеет право выхода из состава СССР. А куда Татария может выйти? У нее нет границ с другими государствами». После смерти Сталина Татарская АССР в очередной раз попыталась получить союзный статус. И еще раз — в 1977 году, уже в связи с принятием брежневской Конституции. Потому что за послевоенные десятилетия ТАССР добилась значительных успехов в своем развитии, ее потенциал уже не соответствовал статусу фактически бесправной автономии. Однако все попытки изменить его на союзный, к сожалению, успехом не увенчались.

Вопрос статуса Татарстана вновь встал со всей остротой и возможными последствиями не только для республики, но и самой России в начале 1990-х годов, когда отчетливо стало ясно, что народы, имевшие прежде собственную государственность, бережно хранят свою историческую память. Национальное самосознание — это ведь не чья-то выдумка! Но это уже совсем другая — это наша история.

Что лично для Вас означают два слова «Республика Татарстан»?

— Прежде всего — это название нашей республики, и я считаю его самым удачным. Известно, что в 1920 году нашу республику назвали АТССР — Автономная Татарская Социалистическая Советская Республика. С 1936 года — Татарская Автономная Советская Социалистическая Республика. Когда мы летом 1990 года обсуждали текст Декларации о государственном суверенитете, возникли жаркие споры о названии республики. Основными идеями декларации было провозглашение государственного суверенитета Татарстана и «преобразование его в соответствии с волей многонационального народа в Татарскую Советскую Социалистическую Республику (Татарская ССР)». Текст много раз переписывался, беспрерывно правился. В последний «чистовик», уже утвержденный комиссией, казалось бы, окончательно, депутаты Фандас Сафиуллин и Дамир Сиразиев внесли предложение — и комиссия согласилась — в статусе республики добавить через тире слова «Республика Татарстан».

Новое название прижилось моментально. И мы решили его закрепить официально 7 февраля 1992 года. Я, как Президент республики, подписал Закон РТ о переименовании ТССР в «Республику Татарстан» («Татарстан»). Считаю, что это название наполнено реальным содержанием с учетом фактических возможностей и способностей республики и соответствует полноценному государственному образованию в демократическом федеративном государстве.

«Сто лет» — цифра, заслуживающая уважения. Вы встали у руля республики 35 лет назад. Это треть века. И ровно десять лет Вы являетесь Государственным Советником Республики Татарстан. Эта «треть» вместила много событий. Какие из них для вас самые важные, волнующие, ценные, оставившие след в душе и сердце?

— Вы, наверное, ведете счет с 1985 года, когда я стал Председателем Совета Министров ТАССР. Да, горбачевскую перестройку я встретил в этой новой для меня должности. Весна, партия берет курс на обновление. Страна ликует. Эйфория сплошная. Кое-где даже забывают, что кому-то надо всех кормить-поить, развивать экономику. Вот тогда мы почувствовали на собственной шкуре, в каком униженном положении находились так называемые автономии. Каждую копейку приходилось выпрашивать у центра едва ли не на коленях, любое решение — обязательно «согласовывать». В дальнейшем республика, как и вся страна, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, перешла на талонную систему распределения жизненно необходимых продуктов. Бывали моменты, когда в республике фондов на продовольственное зерно оставалось буквально на несколько дней. В ряде регионов даже на талоны продуктов не было. Но все же эти «цветные бумажки» спасли очень многих людей, особенно горожан. Они гарантировали хоть какой-то минимум продовольствия каждому. Такая была картина в стране в начале перестроечных лет.

Мы тогда все вступили в новое время альтернативных выборов с новыми, почувствовавшими глоток свободы избирателями. В апреле 1989-го я стал народным депутатом СССР, честно выиграв альтернативные выборы. В сентябре 1989-го стал первым секретарем Татарского обкома КПСС впервые в результате тоже альтернативных выборов. Затем в марте 1990-го также впервые в истории республики выборы в Верховный Совет ТАССР проводились на альтернативной основе. Борьба была острой, пройдя через эти выборы, я стал народным депутатом ТАССР. На первом заседании меня выбрали Председателем нового состава Верховного Совета. Альтернативу составляли руководитель Татарского общественного центра Марат Мулюков и лидер партии «Иттифак», писательница Фаузия Байрамова. В сентябре того же года я сложил полномочия первого секретаря обкома.

Одним из наиболее важных событий я считаю принятие Декларации о государственном суверенитете республики 30 августа 1990 года. Вы помните, что тогда происходило: толпы людей заполняли площади, часами митинговали… Это стало жестким испытанием не только для меня, но и для всего руководства республики. Кстати, считаю очень важным, что у нас хватило выдержки нигде и ни разу в этот период не произнести публично слово «независимость». Я так и не высказал вслух того, чего жаждала от меня агрессивно настроенная толпа. Можно себе представить, что бы произошло, если бы я, поддавшись эмоциям, обронил это слово? Ведь в массовом сознании это означало одно: независимость Татарстана от России, от СССР… Поэтому я до сих пор считаю ту свою сдержанность оправданной. Иначе можно было вовлечь республику в бесперспективную «боевую бучу».

Мне кажется, что мы тогда приняли единственно правильный путь — путь цивилизованного политического решения назревших проблем. То, что вслед за принятием Декларации о государственном суверенитете РСФСР мы приняли свою Декларацию, позволило нам сделать первый важный шаг к повышению статуса республики, самостоятельной социально-экономической политике. Как и весь депутатский корпус, до сих пор горжусь тем, что нашему поколению выпала честь создавать государственные основы нового Татарстана. Следующим важнейшим шагом было учреждение института президентства и всенародное избрание первого Президента республики, которое произошло 12 июня 1991 года на альтернативной основе. Кандидатами в президенты были выдвинуты, кроме меня, еще три человека. Важных, ценных событий в то время было немало, они все прошли через наши сердца, иначе и не могло быть.

Это была целая эпоха открытий, первых шагов первого Президента в еще неизведанной новой реальности в республике и в стране в целом. Конечно, это проведение референдума о статусе республики 21 марта 1992 года, когда нам пришлось выдержать мощное давление Федерального центра. Считаю, что референдум в Татарстане стал заметным и очень важным шагом к обновлению всей Российской Федерации. Судя по событиям, которые происходили после ликвидации СССР, Российская Федерация могла стать более жестким центром, чем был даже Советский Союз. А тут наш референдум — как ушат холодной воды на разгоряченные головы…

Заслуга референдума была и в том, что сохранялась целостность России, демократические принципы ее развития. Еще одно значимое событие — принятие новой Конституции РТ 6 ноября 1992 года в 14 часов 28 минут. Запомнилось даже время. Затем — подписание с Президентом РФ Борисом Ельциным Договора Российской Федерации и Республики Татарстан о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан 15 февраля 1994 года. Договор снял основные вопросы, стал основополагающим документом во всех отношениях. Что очень важно: несмотря на тяжелое экономическое положение, нам удалось предпринять конкретные меры для улучшения жизни татарстанцев.

Должен сказать, что доверие народа, которое мне было оказано при последующих всенародных выборах Президента Татарстана, не только обязывало, но и вдохновляло на большие дела. Прежде всего это Программа ликвидации ветхого жилья на 1995–2004 годы, которой до сих пор нет аналогов по стране. Мы не могли не решать жилищный вопрос, это была категория нравственная! В республике появился «налог» на ликвидацию ветхого жилья. Отчислялся он с объёма реализуемой продукции всеми без исключения предприятиями — в размере одного процента. Шли на это сознательно, другого пути не было. Это, конечно, был смелый шаг, который был оценён как частичное посягательство на федеральную налоговую базу.

При беседе с Генеральным прокурором мне пришлось заявить: «Я готов быть судимым за ликвидацию ветхого жилья, но суд должен быть открытым». За девять лет было бесплатно обеспечено жильем 48 576 семей. Я помню слезы радости на глазах у людей — вот что оставляет неизгладимый след в душе! Нашу программу сплошной газификации населённых пунктов республики в 1995–2001 годы тоже пока никто в России не смог повторить. По официальным данным, треть страны живет без газа. Газификацию для села я называю «земным раем». Это была мечта детства, потому что тогда многие деревни отапливались кизяком. Мы тогда решили главную социальную проблему жителей республики, приход газа в корне изменил облик сёл и городов, весь жизненный уклад людей.

Безусловно, многие помнят событие международного масштаба — празднование 1000-летия Казани. Как дружно и старательно мы готовились к этому празднику и в корне изменили облик города. Сегодня очень приятно видеть туристов со всего мира, которые искренне любуются нашей столицей. Меня часто спрашивают: «Как Вы себя чувствуете в должности Государственного Советника?» Я отвечаю: «Комфортно!» Это действительно так, потому что, покинув пост Президента республики, я обрел свободу заниматься делом, о котором всегда мечтал. Спасибо вам, ваша газета много писала о том, что Республиканский фонд «Возрождение», который был создан при действенной поддержке Президента России Владимира Путина и Президента Татарстана Рустама Минниханова, при всенародной поддержке возродил древние города Болгар и Свияжск, которые уже включены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Но главным достижением все же считаю то, что наш сигнал о важности сохранения исторического наследия был услышан широкой общественностью республики и страны. Чем больше появляется возрожденных исторических памятников, тем духовно богаче становимся мы с вами. Всё делается под девизом: «От души — для души». Если говорить о волнующих проблемах, то на сегодняшний день это вопросы сохранения и развития родных языков в нашей стране.

Мы обеспокоены тем, что прописанные в статье 68 Конституции РФ гарантии сохранения родного языка и создания условий для его изучения и развития не просматриваются на уровне нормативных документов. Поэтому накопился целый ряд проблемных моментов в вопросах изучения национальных языков. Я говорил об этом на заседании Государственного Совета РТ, посвящённом изменениям Конституции РФ. Вы в курсе, что по предложению Президента республики Рустама Минниханова было принято решение о создании специальной комиссии по вопросам сохранения и развития родного языка при Госсовете РТ. Мы возлагаем на неё большие надежды.

Я сейчас полностью углубился в эти проблемы также в связи с тем, что фонд «Возрождение» год назад совместно с Министерством просвещения РФ и Министерством образования и науки РТ, с участием Казанского федерального университета приступили к реализации уникального проекта — созданию полилингвальных общеобразовательных комплексов с обучением на русском, татарском и английском языках. Каждый комплекс включает в себя детские сады, начальную и среднюю школы. Будут задействованы также загородные центры дополнительного образования. Мой ответ на ваш вопрос получился объемным, но, как вы и сказали, это ведь ни много ни мало — треть века! 

Как показала жизнь, флаг республики Вы передали в надежные руки. Как Вы считаете, чем совершённым может непосредственно гордиться команда Президента Рустама Минниханова?

— В вашем вопросе уже есть ответ. Действительно, флаг передан в надежные руки. Добавил бы от себя только то, что флаг республики в настоящее время становится знаменем успешных и добрых дел.

Без коронавируса в этом интервью нам не обойтись. Как Вы оцениваете ситуацию? Какие пожелания Вы высказали бы молодому поколению?

— Безусловно, коронавирус нанес серьезный удар по процессу всемирной глобализации, по механизмам международного разделения труда, что приведет к спаду мировой экономики. Все эксперты едины в одном — наша жизнь существенно изменится. Самое главное, мы должны признать, что человечество еще не всё знает об окружающем нас мире.

Еще древнегреческий философ Сократ говорил: «Я знаю, что ничего не знаю». Процесс познания бесконечен. Мы видим: в современном мире технологии и знания в различных сферах деятельности человека постоянно и быстро обновляются и на первый план выходит принцип — «образование через всю жизнь». Именно поэтому молодое поколение должно не просто накапливать знания в определенной сфере, а включиться в непрерывный процесс познания.

Сегодняшняя ситуация наглядно показала, что нужно овладевать более глубокими знаниями для того, чтобы быть способными предвидеть возможные последствия. А если бы могли их предотвратить, то это было бы победой научно-технического прогресса. Я уже не раз говорил, что, как утверждают ученые-философы, научно-технический прогресс совершается людьми, но в то же время сами люди не могут влиять на этот процесс. Поэтому пожелал бы молодому поколению действовать так, чтобы достижения научно-технического прогресса служили во благо человечества, во имя созидания, а не в целях разрушения.

Спасибо Вам, уважаемый Минтимер Шарипович, за беседу.