Международная школа Казани: молва и факты

Образование для богатых теперь доступно одаренным детям из простых семей

Учебным заведением, которое в народе считают «школой для мажоров», руководит 33-летний физик и депутат Госсовета РТ Нияз Гафиятуллин, прошедший специализированную магистратуру в Швейцарии. Что скрывается за фасадом единственной в своем роде российской школы с космическими ценами за обучение и чем заманивают в Казань иностранных учителей, директор показал и рассказал автору делового видеоблога Руслану Абдулнасырову.

«Зарплаты и соцпакет у нас такие же, как в других странах»

Нияз, вы выглядите молодо для директора школы, тем более международной. С каким опытом вы возглавили это учебное заведение?

Мне сейчас 33 года, и я работаю директором этой школы уже 5 лет. Во многом мне повезло, причем неоднократно. Когда я окончил университет в 2008 году с дипломом физика, моя семья нуждалась в деньгах и мне, аспиранту, требовалась несложная работа с гибким графиком. Самым простым вариантом было преподавание физики в школе, и мне повезло устроиться в гимназию № 19, где у меня и открылся вдохновенный интерес к работе с детьми. Директор поставил передо мной две задачи: за год научиться преподавать на английском языке и изучать не российский опыт, а мировой, что впоследствии и сыграло свою роль. Спустя три года работы я выиграл республиканский конкурс «Учитель года», и, когда директор гимназии ушел работать в Кабмин, мне предложили его место. Еще одним фактором стало содействие министра образования Альберта Гильмутдинова, нынешнего ректора КАИ. Когда молодым учителям стали предлагать гранты, министр поспособствовал моему участию в программе, и я выиграл обучение в международной магистратуре менеджмента международного образования в Швейцарии. Полученный опыт мы начали потихоньку внедрять в 19-й гимназии, презентовали результаты, а «наверху» тем временем зрела идея о международной школе в Казани. Наработки гимназии соответствовали желаниям руководства республики, и мне предложили перейти сюда.

Зачем сотрудники приходят в школу, если она пока не работает в очном режиме?

Некоторым разрешено приходить, а иностранные сотрудники живут в кампусе на территории. Ограничения касаются периметра, а не самих зданий. 

Много иностранцев у вас преподают?

Из 120 человек общего штатного расписания 45 преподавателей приехали из-за границы, в том числе с семьями. Общежитие строилось для них, но, поскольку часть комнат остались свободными, мы временно предоставляем их и местным педагогам, у которых есть такая потребность, — молодым, к примеру, как часть соцпакета.

Наверное, сложно привлечь европейского учителя в Казань?

Да, отказываются многие, поскольку и язык незнаком, и быт. Распространенный ответ: «Меня не интересует эта часть земного шара». Нас спасает то, что рискнувшие приехать оценивают реальность гораздо выше ожиданий. Предлагая работу, я рекомендую иностранцам пообщаться с их коллегами из Европы, которые уже работают в нашей школе.

Главной мотивацией, должно быть, все равно остаются деньги? Вы платите в соответствии с международными нормами или выше?

Поскольку мы конкурируем за учителей со школами мира, а не России, то и условия вынуждены предлагать средние по международной системе образования. И зарплаты, и соцпакет у нас такие же, как в других странах. То есть мы не переплачиваем за то, что учитель едет именно в Россию.

Разве жилье в кампусе предлагают во всех школах мира?

Нет, но мы понимаем, что от качества жизни учителя зависит выживаемость нашей концепции. Вообще мировые практики разные: где-то сотрудникам предлагают квартиры, но пустые, где-то для них снимают жилье или дают субсидии. Мы предлагаем оборудованные квартиры, даже с запасом продуктов на три дня. Приезжим по-настоящему сложно продержаться в чужой стране, особенно одиноким. В Казани ведь ни таксисты, ни продавцы по-английски не говорят. Даже кино не посмотришь. Поэтому мы и зовем преподавателей парами или семьями, стараемся окружить их заботой. Их дети тоже учатся здесь.

Какова доля иностранцев среди учеников?

На пике их было 25%, но сейчас, к сожалению, около 10% — то есть 30-40 детей. Для нас испытанием стал уход футболиста Хави Грасии из клуба «Рубин» — вместе с ним уехали трое его детей, плюс двое детей его физиотерапевта и дети других сопровождающих. Когда мы открывались, мы чувствовали поток иностранцев, теперь же он остановился. И банковские кризисы, и любые экономические потрясения, которые волнуют предпринимателей, мы сразу ощущаем на себе.

«Мы не считаем себя школой для одаренных, но не каждый ребенок сможет здесь учиться»

Сколько корпусов у Международной школы Казани?

По большому счету четыре: средняя школа, начальная, детский сад с административными помещениями, общежитие. Совокупная площадь около 20 тысяч квадратных метров, не считая подземной парковки.

Сколько детей у вас учатся?

На сегодняшний день порядка 400. В основном это ученики начальной школы: 200 человек обучаются здесь, на Мавлютова, и еще 80 — в новом здании на улице Федосеевской. Мы начинали работать именно с этим возрастом, а среднюю школу набирали постепенно, не форсируя. Сейчас в ней учатся около 100 детей.

Обучение у вас недешевое, спрос-то есть?

Да, школа обходится родителям в 680 тысяч в год, и небольшая скидка предлагается только за третьего ребенка. Но на Федосеевской, к примеру, начальная школа уже заполнена, остались одно-два места. Мы не добираем пока только средние классы, но у нас и критерии отбора высокие. Прежде мы отказывали шестерым детям из десяти, сейчас — четверым. Хотя мы не считаем себя школой для одаренных, без определенных базовых навыков ребенок не сможет у нас учиться. Все предметы, кроме русского языка, ведутся на английском, не менее важна и математика. Дети приходят из других школ, мы их тестируем, и тем, чьи знания на грани, рекомендуем позаниматься с репетитором или предлагаем прийти попозже. Впрочем, чем младше дети, тем проще требования.

Вы, наверное, ориентированы на математиков и физиков, а не на гуманитариев?

Мой преподавательский опыт говорит о том, что любые направления одинаково важны. В точных науках добиться успеха сложнее, но это не умаляет заслуг других детей.

Скорее всего, у вас в основном учатся дети предпринимателей? Или чиновников?

Процент родителей, работающих в госаппарате, небольшой. В основном это действительно бизнесмены с хорошим доходом.

Вас не смущает мнение людей о том, что в Международной школе учатся дети-мажоры?

 Я отношу это мнение к стереотипам. Статистически успешные родители обладают хорошим воспитанием и образованием, отчего они и ценят образование своих детей. Если слово «мажор» подразумевает материальное благополучие, то пускай, а если имеется в виду избалованность, наглость, то с такой позицией я не согласен. Есть семьи, которые вкладывают в обучение детей весь свой жирок. Я знаю семью, в которой мама на двух работах занята только ради обучения ребенка у нас. Могу добавить относительно имиджа школы, что мы сейчас начали активно привлекать детей на бесплатное обучение по грантам, полностью покрывающим все расходы, включая питание, школьную форму, учебники, конференции… В этом году за счет спонсоров разыгрывается восемь таких мест. В этом формате мы рассматриваем преимущественно средние классы, хотя возможны исключения. В этом возрасте проще разглядеть талант, причем не только к точным наукам, но и творческий, и спортивный, хотя в этих случаях требуются уже конкретные результаты — статусные сертификаты, победы. Соответствие ребенка критериям гранта придется подтверждать ежегодно, но я не думаю, что для юного вундеркинда это станет проблемой. Четверых детей мы уже приняли, еще столько же мест остается.

Это действительно дети из простых семей, чьи доходы не позволяли оплачивать обучение?

Да, это небогатые семьи.

Сложно ли вам общаться с «непростыми» родителями?

Для меня сложность не в «простоте», а в том, что наши отношения в принципе закреплены договором, деньгами, которые накладывают на директора школы специфические обязательства. Но могу отметить: чем менее родитель «прост», тем меньше с ним проблем.

Возможно ли приостановить обучение и оплату, с тем чтобы впоследствии вернуться?

Заморозка возможна, но только на веских основаниях и с гарантией возвращения.

Я заметил весьма уважительное отношение сотрудников к вам при ваших небольших годах. Какой вы руководитель?

Считаю себя строгим в профессиональном плане.

Родителей в школу вызываете?

Бывает, но в крайних случаях. Существует иерархия: сначала вопрос решается на уровне директоров начальной или средней школ. Если не решился, то я выступаю последней инстанцией.

«Второй такой школы в России нет»

Осмотрим школу? Кабинет у вас неплохой…

Старался ради следующего директора! На самом деле я дизайнера попросил лишь об одном: о столе с толстой столешницей, больше мне ничего не надо.

И классы необычайно просторные.

Вы видите два класса, объединенных в один. На этапе дизайна мы стремились все помещения сделать максимально трансформируемыми. Благодаря этому в классе сейчас есть две зоны: для учебы за партами и для чтения и общения. Мы формируем классы по 16 человек, плюс два места держим про запас. В младших классах обучаются по 14-16 детей.

А что за поделки на стенах?

Есть такое английское высказывание: «Пустые стены — пустые мысли». Я согласен с ним, из-за чего, кстати, очень не люблю время летних каникул, когда учителя, уезжая, должны оставлять стены чистыми для преемников. Ничего не остается, словно ничего в этих стенах и не происходит. Это перекликается с проблемой современных школ — они стали красивее, просторнее, но не стали функциональнее. Следовательно, учителя вынуждены работать в новых школах по-старому. Нам в этом плане повезло — само физическое пространство позволяет нашим учителям творить. У учеников, кстати, самым популярным направлением прикладного творчества стала керамика. Идея нашей образовательной системы очень проста: одна тема подается сразу на всех предметах. Проходя, к примеру, какую-либо букву английского алфавита, дети ее и рисуют, и вырезают…

То есть ваша школа не похожа на другие?

В Республике Татарстан строится очень много школ по базовым проектам. Мы строились с нуля, исходя из начальной идеи архитектора. В частности, мы хотели создать некий центр общения, из которого можно попасть в любую часть здания: творческую, спортивную, академическую, столовую и другие. В центре общения дети собираются, по вечерам делают уроки, в свободное время играют. Рядом зимний сад.

Чувствуется, что в эту школу денег вбухано больше, чем в две обычных.

Денег действительно инвестировано много, но, к примеру, зимний сад мы создавали не ради крутости, как это чаще всего бывает. Наша идея базируется на двадцати режимах обучения, и один из них основан на изучении природы. Дети должны высаживать растения, ухаживать и за ними, и за рыбками в саду. Еще один режим, мой любимый, — обучение через постановку. Для этого у нас есть многофункциональный амфитеатр. На ум сразу приходят пьесы, но учить в таком формате можно не только литературе. В муниципальной школе урок физики проходит так: есть три состояния вещества, запишите их в тетради. Но можно разделить детей на три группы, чтобы каждая изобразила по одному состоянию. На постановку дается условно 15 минут. Так дети не только изучают физику, но и учатся публичным выступлениям.

А бассейн? Зачем вы держите его наполненным, пока детей нет?

Таковы правила его эксплуатации. В обслуживании школы на карантинном режиме практически ничего не меняется — только в части питания и расхода электричества. Кроме большого бассейна у нас есть детский, есть также спортивный и тренажерный залы, на улице теннисный корт и футбольное поле. Библиотечный фонд насчитывает 10-12 тысяч книг, в основном на английском. Концертный зал двухэтажный — я как директор верю в равноценность академического образования, творчества и спорта. 

Вы даже охрану не сократили не период самоизоляции?

Не сократили. Охрана нужна на случай ЧП, а не преступления — например, отреагировать на потоп или нечто подобное.

Интересно, сколько подобных школ в России?

Могу сказать абсолютно точно: второй такой нет.