Ирина Волынец: Зачинщики протестов готовы на любые жертвы ради своих целей

По всей России 23 января прошли оппозиционные несанкционированные митинги. Участниками акции протеста в том числе стали дети и подростки. О том, почему молодежь наиболее подвержена агитации и как уберечь детей от «недетских прогулок», рассказала Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец.

«На что же имеет право ребенок?»

Как и положено Уполномоченному по правам ребенка, в субботу я была в гуще событий, чтобы выполнять свои обязанности, а именно — обеспечивать защиту прав несовершеннолетних. Итак, на что же имеет право ребенок? На уважение, доброе внимательное отношение, гармоничное развитие, но главное его право — это право на жизнь.

Очевидно, что самое главное право наших детей для организаторов массовых беспорядков не имеет никакого значения, что, конечно же, понимают все здравомыслящие люди. Иначе зачинщики незаконных акций не стали бы вкладывать столько ресурсов в привлечение к таким мероприятиям детей и молодежи как главной движущей силы. Они всегда это делают при попытках «раскачать лодку» — зазывают самых юных и накручивают их по полной программе.

Что нужно молодым, чтобы подвигнуть их на действия? О чем им надо сказать? Правильно — о правах! Праве на выбор (чего?), на свободу (от чего?), право на свой голос (а сейчас его нет?). А еще надо обязательно заявить, что они крутые и сильные, что в них очень верят, рассчитывают на них и что они точно смогут всё! И еще очень важно заявить, что боятся только трусы, а настоящие герои всегда идут до конца. До какого конца? Куда идут? И главное — для чего? Об этом провокаторы не говорят. А зачем?

Молодые и так готовы на амбразуру после того, как ее эмоционально накачают. Плюс к этому детьми удобно прикрываться как живым щитом при переходе операции на следующую стадию. Называя вещи своими именами, скажу: зачинщики протестов готовы на любые жертвы для достижения своих целей.

«Большая часть людей прямо говорили, что пришли из интереса»

По каким критериям мы делаем выводы об искусственной природе прошедшего в субботу собрания? Во-первых, были отчетливо заметны отдельные активисты, которые действовали по единой схеме: они выкрикивали с разных сторон одни и те же речовки и лозунги, провоцировали сотрудников полиции, снимали происходящее на телефоны, пытались вызвать агрессию и активность остальных участников мероприятия.

Кто остальные участники? Большая часть людей на вопрос: «Почему вы здесь?» прямо говорили, что пришли из интереса.

«Что дома-то делать?» — ответил мне вопросом на вопрос молодой папа, который, шагая в толпе, вез трехлетнего сына на ледянках.

«А его-то зачем с собой взяли?» — спросила я.

«Так ведь просто гуляем, погода хорошая…»

Ни слова ни о политических предпочтениях папаши, ни его претензий к существующему порядку дел я так и не дождалась. Пытаясь хоть как-то достучаться до него, я спросила:

«А за него не боитесь?»

«Чего бояться-то? Я же с ним!» — гордо ответил папа.

Этот же вопрос я задавала участникам несанкционированных митингов в Хабаровске, куда я была командирована, будучи членом Общественной палаты РФ. Люди брали с собой даже грудных детей, и при этом они были уверены, что с ними ничего страшного точно не случится.

Справедливости ради стоит рассказать, что после аргументированных объяснений подавляющее большинство родителей соглашались с моими доводами, что детям на митинге делать нечего. Более того, наши сообщения получили широкое распространение в родительских чатах Хабаровска.

К счастью, детей на субботнем шествии было немного, и это заслуга бдительных родителей, которые активно распространяли мой призыв о недопущении детей на эту совсем не детскую прогулку.

«Самое главное — наши дети должны быть заняты во внеурочное время»

Итак, дети и молодежь, пришедшие в субботу, это три группы: 1. Пришли на веселую дружную прогулку сами (именно так их заманивали в соцсетях и мессенджерах). 2. Привели родители (погулять за кампанию). 3. Пришли бороться с режимом. И вот эта последняя группа вызывает наибольшее количество вопросов, поскольку на вопрос, с чем именно не согласны, получить внятных ответов не удалось. Как можно использовать тех, кто сам не понимает, ради чего он вышел на улицу?

На мой взгляд, организаторы незаконной акции должны быть найдены и наказаны по закону. Во-вторых, все провокаторы должны быть определены и изолированы. В-третьих, всех, кто заманивал и использовал детей, тоже необходимо привлечь к ответственности. К ним относятся и блогеры, которые подначивают детей выйти на акцию протеста в следующую субботу.

В-четвертых, сейчас встает вопрос о том, что вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции следует жестче рассматривать с точки зрения закона. Если кто-то вовлекает детей в политику, подвергает их жизнь угрозам, этому должен быть поставлен заслон на законодательном уровне.

Например, за попытку вовлечь несовершеннолетних в противоправные действия в других странах организаторы получают тюремные сроки от 3 до 7 лет. Максимальное наказание в Сингапуре — 7 лет лишения свободы. Во Франции и Германии — до 5 лет тюрьмы. В США – до 4 лет тюрьмы.

В-шестых, за повторное привлечение по той же статье наказание должно возрасти. А в-седьмых, и это самое главное, — наши дети должны быть заняты во внеурочное время. Чем? Тем, в чем они имеют способности: спортом, музыкой, творчеством, программированием и наукой. Где они могут проявить свои способности и лидерские качества — энергия молодого атома должна быть направлена в мирное русло. И это ответственность не только родителей, но и государства. Иначе им придется отзываться на другие предложения — например, весело и дружно погулять в одну из суббот...