Вся нефть на переработку: сможет ли Татарстан отказаться от продажи «черного золота»?

«Татнефть» может отказаться от продажи сырой нефти и перейти на полную переработку всей добычи. Об этом заявил глава совета директоров компании и президент Татарстана Рустам Минниханов на панельной сессии «Нефтяного саммита — 2021»

«Самое главное — мы из структурного превращаемся в обрабатывающее предприятие. У компании „Татнефть“ уже от 15−16 миллионов тонн — это современнейший нефтеперерабатывающий комплекс. Практически в ближайшем будущем у нас может быть и вообще для продажи нефти не будет, мы ее полностью будем перерабатывать», - объяснил Минниханов.

Заявление очень сильное, и, что самое главное, с далеко идущими последствиями. По сути, «Татнефть» нацеливается на уход от торговли нефтью в сторону производства нефтепродуктов более высокого передела. И в этой переориентации есть много и очевидных плюсов, так и много подводных камней. Попробуем разобраться в них с помощью экономического обозревателя Sntat.ru Альберта Бикбова.

 

Путь Татнефти к вертикальной интеграции

 

«Татнефть» очень долго шла к гордому званию вертикально-интегрированной компании (ВИНК), потому что с советских времен оставалась нефтекомпанией без собственной нефтепереработки. ВИНК, именно так в бизнесе, связанном с добычей и переработкой нефти, называется компания с полным производственным циклом - от добычи нефти до ее переработки и торговли собственными нефтепродуктами.

 

Не будем подробно описывать все постсоветские злоключения наших нефтяников, связанные с достижением этой цели (история с Кременчугским нефтеперерабатывающим заводом, попытки покупки нефтеперерабатывающего завода "Норси-ойл" в Кстовском районе Нижегородской области, история с передачей ЭЛОУ-АВТ-7 в Нижнекамске группе компаний ТАИФ, попытки покупки сети нефтеперерабатывающих заводов Tupras в Турции и т.д.). Татарстанские нефтяники очень хотели получить собственную нефтепереработку и стать вертикально-интегрированной компанией, но вариант с покупкой нефтепереработки на стороне раз за разом не срабатывал. В итоге, в Татнефти пришли к выводу строить собственную нефтепереработку и в 2005 году приступили к постройке нефтеперерабатывающего комплекса ТАНЕКО.

 

В декабре 2011 года первая очередь ТАНЕКО по переработке 7 млн тонн нефти была введена в эксплуатацию и Татнефть стала вертикально-интегрированной компанией. Основой первой очереди ТАНЕКО стала новая установка ЭЛОУ-АВТ-7 (электрообессоливающая установка, атмосферно-вакуумная трубчатка, цифра в конце обозначает производительность по переработке нефти данной установкой в объеме 7 млн тонн в год). Но на этом не остановились и уже 22 августа 2019 года ПАО "Татнефть" ввело в эксплуатацию еще одну установку по первичной переработки нефти - ЭЛОУ-АВТ-6. Таким образом, мощности по переработке нефти у Татнефти возросли почти в два раза. И пусть вас не смущает номинально обозначенные мощности, обозначенные в названиях установок - на самом деле, по факту, установки работают с некоторым превышением номинальных мощностей, и Рустам Минниханов действительно правильно говорит о мощности собственной нефтепереработки у Татнефти в 15-16 млн тонн нефти в год.

 

Закрывает ли этот текущий уровень переработки у Татнефти уровень добычи нефти в Татарстане? Другими словами, вся ли добываемая в Татарстане нефть перерабатывается? Нет. Сейчас в Татнефти за счёт технологий и совместно с малыми нефтяными компаниями вышли на уровень добычи почти 33 млн тонн в год. Малые нефтяные компании добывают примерно 7 млн тонн в год, а "Татнефть", соответственно, 26 млн тонн в год. Сегодня Татнефть перерабатывает примерно 15-16 млн тонн своей нефти в год. Чтобы выйти на уровень полной переработки всей добываемой нефти ей необходимо добавить к собственным мощностям еще 9-10 млн тонн нефтепереработки.

 

Видит око да зуб неймет

 

И здесь есть два пути: покупка недостающих мощностей на стороне и постройка собственных. Рассмотрим вариант с покупкой - здесь самый вероятный кандидат на покупку находится через забор от ТАНЕКО в Нижнекамской промышленной зоне. Речь идет о нефтеперерабатыващем заводе группы компаний ТАИФ, предприятии ТАИФ-НК. Мощность переработки - номинальные 7 млн тонн в год (установка ЭЛОУ-АВТ-7), а фактически можно перерабатывать до 8-9 млн тонн в год. Ещё в конце прошлого года на ТАНЕКО изучали возможность интеграции с ТАИФ-НК, а в конце апреля «Татнефть» напрямую заявила, что может быть заинтересована в покупке данного актива, если получит соответствующее предложение. Но, согласия на продажу нефтеперерабатыающего завода от ТАИФ все нет и нет. Причина - две крупнейшие нефтегазохимические компании России, «Сибур» и ТАИФ 23 апреля 2021 года объявили об объединении бизнеса.

 

И с вопросом «войдет ли нефтеперерабатывающий завод ТАИФ-НК в периметр сделки по слиянию?» до сих пор нет ясности. Есть очевидные причины для нежелания объединенной структуры СИБУР-ТАИФ продавать ТАИФ-НК на сторону. Дело в том, что данный нефтеперерабатывающий завод производит помимо бензина, ряд критически важных для ПАО «Нижнекамскнефтехим» нефтепродуктов. Речь идет о прямогонном бензине (нафта) и СУГ (сжиженные углеводородные газы). А само ПАО «Нижнекамскнефтехим» совершенно точно вошло в периметр сделки по объединению «Сибур + ТАИФ». Кстати, нафта от ТАИФ-НК поставляется на Нижнекамскнефтехим в объеме, примерно 1,3 млн тонн ежегодно и она служит сырьем для производства пластиков, а из поставляемых СУГ производят каучуки (половина бизнеса Нижнекамскнефтехима). В этом свете становится понятно нежелание отдавать поставщика (ТАИФ-НК) критически важного сырья для Нижнекамскнефтехима на сторону. Так что с большой долей вероятности можно утверждать, что ТАИФ-НК продан Татнефти не будет.

 

Попытки покупки другого нефтеперерабатывающего завода в России или за рубежом тоже вряд ли будут предприняты. И дело не только в травме неудачных историй Татнефти по покупке нефтепереработки на стороне, но и в естественных ограничениях, связанных с узким количеством вариантов и проблемами логистического характера.

 

Снова самострой?

 

Если варианты с покупкой дополнительных мощностей отпадают, то придется заняться строительством новой установки первичной переработки нефти (уже третьей по счету на ТАНЕКО). Напрашивается строительство новой ЭЛОУ-АВТ-7 заточенной на переработку тяжелой сернистой нефти. В принципе, рука у Татнефти уже набита, компетенции есть, и строительство дорогой и мощной установки не должно вызвать трудностей - ее построят в срок около 3-4 лет.

 

Еще один очень важный аспект - строя ТАНЕКО, в уме уже держали проект именно с тремя установками по первичной переработке нефти. Именно под это резервировались мощности по трубному хозяйству и другим установкам. Например, обращает на себя внимание тот факт, что мощность введенной на ТАНЕКО в 2014 году комбинированной установки гидрокрекинга (2,9 млн тонн в год по исходному сырью – вакуумный газойль) в три раза превышала имеющийся тогда на ТАНЕКО объем производства вакуумного газойля с установки по первичной переработке нефти – 0,9 млн тонн в год. Избыточность мощностей была заложена с прицелом на строительство еще двух ЭЛОУ-АВТ. Одну из них ввели, повторюсь, в 2019 году.

 

Так что, в 2025 году можно будет говорить о нефтеперерабатывающих мощностях Татнефти объемом примерно 23-24 млн тонн, что практически полностью закрывает уровень собственной добычи Татнефти. Около 8 млн тонн татарстанской нефти будет перерабатывать ТАИФ-НК. В итоге, мы можем получить полную переработку всей добываемой нефти в Татарстане.

 

Что дает полная переработка татарстанской нефти?

 

Во-первых, здесь Татарстан полностью уходит от «зависимости от трубы». Речь идет о том, что сегодня часть добытой нефти в Татарстане (около 53%) идет на экспорт (основная часть поставок пришлась на магистральный нефтепровод «Дружба»). И можно вспомнить многочисленные предложения убрать сернистую нефть «Татнефти» из экспортной смеси Urals (поставляемую по магистральным нефтепроводам) и, таким образом, повысить ее качество и стоимость. После перехода Татнефти на полную нефтепереработку всем этим разговором придет конец.

 

Во-вторых, увеличение выхода нефтепродуктов с тонны нефти поможет улучшить финансовые показатели компании и отчисления в бюджеты всех уровней. При этом ожидается увеличение ВРП Татарстана на 5-10%.

 

И еще, сегодня добыча нефти представляет для Татнефти собой довольно проблемное занятие - компания пытается оптимизировать работу в условиях изменения налоговой политики. Ранее «Татнефть» сообщала, что из-за изменения налогового режима инвестиции в добычу в 2021–2030 годы снизятся на 225 млрд рублей, добыча сократится на 98 млн тонн. В условиях ограничений ОПЕК+ и отмены льгот при добыче сверхвязкой нефти «Татнефть» не имеет возможности развиваться в рамках сырьевой модели, и это приводит к фокусировке на более маржинальных товарах, таких как нефтепродукты и нефтехимия.

 

Подводные камни полной нефтепереработки

 

Кажется очевидным тот факт, что продукты дальнейшего передела должны стоить больше, чем исходное сырье. Но, как говориться, есть нюансы. Современная модель российского налогообложения весьма сурово подходит к простой, а не сложной нефтепереработке. Под простой нефтепереработкой подразумевается, главным образом, получение из нефти ряда моторных топлив. Так вот, помимо акцизов на производство этих моторных топлив, власти сдерживают рост цен на моторные топлива административными инструментами. Правда, нефтепереработчикам, компенсируют убытки из-за жесткости цен на моторные топлива через механизм так называемого демпфера.

 

Если бы демпфера не было, то цены на тот же бензин были бы примерно на 10-15 рублей выше существующих. И все равно, нефтепереработчики испытывают немалый финансовый стресс от постоянного изменения размеров акцизов и сумм демпфера, так что говорить, что простая нефтепереработка является доходным делом, мягко говоря, преждевременно.

 

И еще, в простой нефтепереработке (т.е. производстве моторных топлив) образуется масса побочной продукции, с которой необходимо что-то делать. Например, куда-то пристраивать прямогонный бензин или огромное количество мазута. Увеличение объемов первичной нефтепереработки автоматически ведет к увеличению строительства крупных и мощных установок по переработке всех продуктов первичной переработке. Часть установок на Татнефти уже построена (например, гидрокрекинг), но большую часть придется строить. Особенно это касается установок по переработке тяжелых остатков первичной переработки (мазут и т.д.). Иначе, текущие значения налогового маневра в нефтепереработке, заданные властями, полностью обнулят всю прибыльность простой нефтепереработки.

 

Теперь о сложной переработке. Ее можно решить, только наладив «в плюс» простую нефтепереработку. Под сложной переработкой нефти уже подразумевается, собственно, нефтехимия. А это уже совершенно иная лига, как по доходности, так и по количеству и сложности производственных процессов. Если задача нефтепереработки — разделение нефтяного сырья на компоненты, то нефтехимия предполагает создание из этих компонентов материалов с заданными свойствами. Потому в нефтепереработке не более 50 базовых процессов, а в нефтехимии минимум на порядок больше. И чтобы работать на очень сложном нефтехимическом рынке после достижения положительной по финансовым результатам простой нефтепереработки всей добываемой нефти ПАО «Татнефть» придется не просто поднапрячься, а полностью революционно измениться и стать действительно полноценной вертикально-интегрированной компанией с очень длинными производственными цепочками и высокомаржинальными собственными нефтехимическими продуктами. А это очень сложный и трудный путь.