Борис Кузнецов: «Мне тот бой и сегодня снится…»

Участник исторического Парада Победы 1945 года, Герой Советского Cоюза Борис Кузнецов скончался сегодня в Татарстане. Портал «События» публикует одно из последних интервью нашего легендарного соотечественника, который ушел на фронт в 16 лет, а уже в 17 получил высшую воинскую награду.

Во время беседы Борис Кириллович часто улыбается, шутит, заряжает своим оптимизмом и энергетикой — выглядит он гораздо моложе своих 92 лет. В прошлом году он вместе с супругой Альфией Султановной переехал из родной Казани в Лаишево. Большую роль в этом решении сыграла… рыбалка. При чем тут рыбалка? Давайте обо всем по порядку…

Если завтра война

Ветеран вспоминает: «Родился я в Казани на улице Карла Маркса, воспитывала меня бабушка. В начале сороковых годов начали отбирать ребят в училища, и я поступил в Первое ремесленное училище при заводе имени Ленина. Впервые надел красивую форму — это для меня имело большое значение.

В июне 41-го мы с друзьями возвращались с рыбалки и услышали по радио слова, которые были обращены ко всему советскому народу, о начале Великой Отечественной войны. После учебы меня отправили на оборонное производство «Вагонстрой» (ныне Казанский оптико-механический завод). Мужчины ушли на фронт, и я в пятнадцать лет встал к станку, который обрабатывал ствол корабельного орудия. В цехах мы работали по 15–16 часов.

Через шесть месяцев меня вызвал начальник цеха и сказал: «Борис, тебе завтра срочно надо отправиться на меховое объединение. Там стоят цеха, потому что нет токаря, который бы мог сделать шестерни». Тогда в цехах работали преимущественно женщины, они приносили на заводы своих детей — малышей не с кем было оставить дома. В цехах отделяли специальное место, как бы ясли. На вредном производстве нам давали молоко, и, конечно, мы его отдавали детям.

Много раз я подавал заявления, чтобы меня отправили на фронт. И вот в ноябре меня вызвали в военкомат, мне было шестнадцать лет. Тогда отправляли мальчишек, которые рвались громить врага, а я занимался спортом — легкой атлетикой, боксом, здоровый был. Нас, добровольцев, отправили в Гороховецкие лагеря под Горьким. Там формировались полки и дивизии. Учили навыкам связистов, разведчиков. Будили в четыре часа утра, чтобы пилить лес для отопления землянок. Мне присвоили звание сержанта и отправили в 254-ю стрелковую дивизию «Вызываю огонь на себя!» 52-й армии на Волховский фронт. Там я получил первое боевое крещение.

Наши войска освобождали Ленинград, 52-я армия сыграла здесь ключевую роль. У немцев там была эшелонированная оборона. Наши войска потеряли сотни тысяч замечательных бойцов и командиров, но мы все-таки прорвали фашистскую блокаду. В городе увидели страшную картину — замученных голодом и холодом людей. Замерзшие трупы выносили из квартир и на санках отправляли хоронить в братские могилы… После прорыва блокады нашу дивизию отправили под Москву на переформирование, а всего наша дивизия прорыва восемь раз переформировывалась и получала новое пополнение — настолько ожесточенные были бои.

В 1943 году мы двинулись в сторону Днепра. Нужно было форсировать эту серьезную водную преграду, а у немцев там все было пристреляно — поднимешь каску, и сразу же стреляет снайпер. По заданию командования отобрали семнадцать бойцов, включая меня.

Ночью мы собрали небольшой плот из того, что нашли на берегу, и поплыли через Днепр. Четырех солдат убили снайперы. Нас осталось тринадцать… Правый берег Днепра крутой, мы там окопались, а утром немцы стали нас штурмовать, чтобы сбросить в реку. Два дня мы держались до прихода подкрепления — к нам подошла рота солдат. Бои были жестокие. Из 120 бойцов осталось семьдесят… Были убиты командир роты и командиры взводов, мне, семнадцатилетнему сержанту, пришлось взять командование на себя. На нас в атаку бросили эсэсовцев. Когда они подошли на близкое расстояние, я вызвал огонь на себя. Наша артиллерия стала бить почти по брустверу, за которым мы находились. И немцы дрогнули… И вот тогда я поднял оставшихся бойцов: «За Родину! За Сталина! Вперед!» Мы поднялись в штыковую атаку, и завязался рукопашный бой. Земля и небо смешались…

Я добрался до немецкой противотанковой пушки, отобрал двух солдат, и мы стали прямой наводкой уничтожать фашистов — немецкие танки и пехоту. Вдруг один из фашистских танков выстрелил, и снаряд попал под лафет нашей пушки. Двое солдат были убиты, а меня отбросило на несколько метров. Больше ничего не помню…

Семь дней я был без сознания в госпитале. На восьмой день приехали командир полка и начальник политотдела дивизии и объявили, что мне будет присвоено звание Героя Советского Союза. Тогда я еще не понимал значения награды, но гордился тем, что мы смогли закрепиться на правом берегу Днепра. Так я стал самым молодым Героем в действующих войсках. Мне этот бой часто снится.

После победы в Берлине я вошел в состав группы контрразведчиков и работал с документами из Рейхсканцелярии. Они имели большое значение для Нюрнбергского процесса. Когда были вскрыты сейфы, мы увидели, за что воевавшим немцам были обещаны участки земли на территории Советского Союза. Позже меня направили на Украину во Львов, где я проработал до 1953 года. Там было много банд бандеровцев и оуновцев, в меня несколько раз стреляли».

Рецепты человеческого счастья

Борис Кузнецов стал прообразом воина-связиста, памятник которому открыли в Казани в канун 70-летия Великой Победы. Мы поинтересовались у Героя его секретами долголетия. Он улыбнулся и заявил: «Я прожил хорошую жизнь и счастлив тем, что часто встречаюсь с молодежью. У нас прекрасная молодежь! Я веду общественную работу в школах, институтах, на заводах, в колхозах и даже в детских садах — воспитывать патриотизм надо с малых лет.

Кто только ни нападал на Россию — поляки, французы, немцы, — и все получали по заслугам. Россия — мощное государство, оно было, есть и будет. Президент Владимир Путин заслуживает большого уважения, и я счастлив, что часто встречаюсь с ним на парадах Победы в Москве и в Кремле. И в этом году будут парады в Москве, Куйбышеве и Воронеже».

К слову, на стене в доме Бориса Кирилловича висит картина с изображением российского императора Александра III и цитатой: «У России есть только два союзника — ее армия и флот».

Ветеран в курсе последних новостей — он регулярно смотрит по телевизору программу «60 минут». Следит и за творческим конкурсом для детей «Синяя птица», и за спортивными баталиями, особенно по боксу. На нашу просьбу что-нибудь спеть Борис Кириллович улыбнулся и запел сильным голосом: «Севастопольский вальс помнят все моряки…»

Конечно, мы поинтересовались у ветерана причинами переезда в Лаишево. Борис Кузнецов рассказал: «На митинге в честь открытия памятника Герою России Марату Ахметшину я познакомился с главой района Михаилом Павловичем Афанасьевым, и мы подружились. Как-то раз он спросил: „Борис Кириллович, а может быть, вы переедете в Лаишево?“ Мы с женой подумали и купили здесь дом. Люди тут живут замечательные, нас уважают, ценят».

И, конечно, свою роль в переезде сыграла как раз та самая… рыбалка. Борис Кириллович признался: «Я в детстве и на Волге, и в других местах любил порыбачить. Правда, сейчас нет много времени, но при случае всегда стараюсь выбраться на реку. Недавно я поймал восемь судаков граммов по 400–500, но эта зима оказалась не очень удачной для рыбалки — были холода, потом снегом все засыпало. А вот позавчера ездили на окуня, и я наловил прилично — на хорошую уху. В Лаишеве замечательная рыбалка. Река близко, а мы с супругой Альфией страстные рыбаки, ходим и зимой и летом. И мы счастливы!»

Газета «Республика Татарстан».