«Стыдно называть зарплаты почтальонов»: почему тиражи газет падают?

Более 138 вакансий почтальона образовались сегодня в Татарстане. С почты массово увольняются, потому что труд почтальона не оценивается по достоинству. Сколько получает почтальон? Что жители делают, когда некому разносить почту? И как связано падение тиражей с «Почтой России»? Об этом – в материале «Интертат».

 В деревнях почта всегда была не просто службой доставки газет и журналов, но и неким центром, куда жители приходят оплачивать счета, заодно узнать местные новости, пообщаться, отдохнуть от повседневных забот. Но сегодня в десятках населенных пунктов Татарстана люди лишены такой возможности. В этих деревнях почта не работает, потому что работать на почте некому. Как же люди справляются без почтальона?

 

 «Газеты, квитанции разбираем на траве»

 

В непривычной ситуации оказались жители деревни Татар Казысы (Отар Дубровка) в Пестречинском районе Татарстана. Уже месяц здесь некому разносить почту. Почтальон уволилась еще в мае. С тех пор почту из района привозят «в никуда» - местное почтовое отделение на замке. Если повезет, мешки с газетами и журналами могут занести в здание сельсовета, а когда на момент доставки сельсовет закрыт, корреспонденцию увозят обратно или передают жителям села прямо на улице – нередко сельчанам приходилось вываливать и разбирать прессу, уведомления, посылки и квитанции прямо на траве.

Конечно, при таком беспорядке нередко теряются номера газет или журналов. Спросить не у кого – почтальона нет. На второе полугодие жители Отар Дубровки прессу выписать не смогли – некому оформлять подписку.

 

«С каких пор уже прямо на земле разбираем газеты, квитанции. И на второе полугодие подписаться не смогли. Мы же старенькие уже, одна нам радость и утешение – газеты», - говорят пенсионерки, которые пришли к сельсовету за почтой.

 

Помещение администрации села буквально завалено газетами и журналами – они там месяцами лежат, ждут, когда заберут адресаты. На столе можно увидеть номера газет месячной давности. Иногда почту привозят сразу за три недели – тогда работы у деревенских бабушек становится еще больше.

 

«Мы не можем тут заниматься обязанностями почты, у нас и своей работы навалом», - говорит глава сельского поселения Фаяз Каримуллин.

 

«Если к моменту доставки почты из района мы находимся на работе – то оставляем у себя. Но мы же не можем постоянно сидеть в здании и их ждать. И в район приходится ездить, или в соседнее село. И в отпуск надо вовремя выходить. А так, когда оператор из района раздавала пенсию, мы всегда помогали. В нашей деревне 150 пенсионеров», - рассказывает он.

 

Глава поселения посетовал и на то, что почтовая машина приезжает каждый раз в разное время. «Узнаю, во сколько приедет, и зову бабушек. Например, к десяти утра. А машина приезжает только к 12, а то и после обеда. Старушкам приходится по два часа тут сидеть и ждать, очень неудобно», - говорит мужчина.

По его словам, с тех пор, как ушел почтальон, все силы были брошены, чтобы найти человека на ее место – но безрезультатно.

«Сколько мы уговаривали людей! Никто не согласился, потому что зарплата просто смехотворная. Когда у нас в стране даже минимальная оплата труда 12 тысяч, они получают 6 тысяч! Шесть! Вот вы захотели бы за такие деньги работать? Даже уборщицы больше получают. Наш почтальон была очень опытной, ну хоть немного подняли бы зарплату, она и дальше работала бы. А еще до этого начальник почты ушла на пенсию, все ее обязанности взвалили на почтальона. Она и пенсии раздавала, и субсидии, и на газеты-журналы подписывала, платежи принимала. Это же еще и ответственность.

Я пытался поговорить с руководством районного отделения почты, чтобы хотя бы на несколько тысяч увеличить зарплату почтальону. «Не хотят – пусть не работают» - вот такой был ответ. Хотя ведь чем больше почтальон подписывает на газеты и журналы, тем выгоднее – оказывается, половина стоимости газеты остается почте», - говорит Фаяз абый.

 

Стоит отметить, что после того, как ситуация в деревне Отар Дубровка просочилась в СМИ, о проблеме сельчан услышали и в более «высоких этажах» «Почты России». По крайней мере, сельчанам пообещали, что с 1 июля у них снова появится почтальон.

Пресс-служба Татарстанского филиала «Почты России» также сообщила, что найдены сотрудники на вакансии начальника почты и почтальона в деревне Отар Дубровка, и что скоро почтовое отделение деревни заработает в прежнем режиме.

 

«Никто в деревне не хочет работать почтальонам»

 

Отар Дубровка – не единственное село в Татарстане, где жители страдают без почты и почтальона. В Татарстане на данный момент есть 138 вакансий почтальонов, сообщили нам в «Почте России». Во многих почтовых отделениях почтальоны работают на половину или 0,7 ставки.

 

В селе Ташчишма Атнинского района почтальона нет уже два года. Дважды в неделю из района приезжает сотрудник почты - раздает пенсии, газеты и журналы в здании Дома культуры. Люди вынуждены, бросив свои дела, приходить в клуб в назначенное время и дожидаться своей очереди. В Ташчишме 119 хозяйств, более 300 жителей.

 

По словам бухгалтера местного самоуправления Резеды Сафиуллиной, людям сначала было неудобно, но потом они привыкли. Для оповещения людей о прибытии почты научились использовать ватсап – информация скидывается в общий чат сельчан.

 

«И пенсии, субсидии тут получаем. Конечно, когда у нас была свой почтальон, было очень удобно, слов нет. Большинство жителей нашего села уже пенсионеры. Некоторым и из дома тяжело выходить. И с пенсиями домой идти небезопасно», - говорит сельчанка.

По словам Резеды Сафиуллиной, руководство районного отделения почты так же долго и безрезультатно искало человека на место почтальона. «Даже из прокуратуры приезжали, встречались с жителями села. Бесполезно. Никто не хочет работать почтальоном. Знаете, сколько они получают? Даже называть эту цифру стыдно», - говорит Резеда апа.

 

«Чтобы получить надбавку в 400 рублей, ты должен продать товара на 8 тысяч»

 

Поговорили с почтальоном одного из сел Аксубаевского района. Она рассказала, что средняя зарплата почтовых работников – 6 - 7 тысяч рублей. Попросила не писать ее имени и не указывать названия села.

 

«В апреле две недели была в отпуске. Поэтому в мае зарплата вышла всего пять тысяч. За июнь пришел аванс 3300 рублей, в середине июля примерно столько же будет зарплата.

Село у нас большое, поэтому по 0,6 ставки работаем три почтальона. Поначалу ставка у нас была 0,7, но ее постоянно резали, и теперь вот так сократилась. Отдыхаем только вторник и воскресенье. Постоянно надо подписывать людей на газеты, продавать товар. По продаже товара каждый месяц дают огромные планы. Мы их не можем выполнять. Если план выполнишь, дают 1000 рублей премии. Вот я в этом месяце продала товара на 8 тысяч, за это мне премию дадут - 400 рублей. А товары у нас дороже чем в магазине. Лучше в районе купить – там в два раза дешевле, люди же тоже не глупые, зачем им у нас покупать. Иногда бывают скидки на чай, стараемся продать побольше.

 

В отпуск мы уходить не можем, потому что вместо нас работать некому. Никто не хочет тратить свое время за такие копейки. Нам же еще и детей обучать, на ноги ставить. Моя зарплата уходит на платежи и на мелкие расходы. Когда люди получают по 40-50 тысяч, наша зарплата просто смешная. Хорошо хоть муж зарабатывает. Семья на нем держится. Даже на праздники у нас никаких премий не дают. Одежду дают, дождевик, обувь. Их уже девать некуда», - пожаловалась наша собеседница.

 

 «Единственный выход – реформа почты»

 

Нехватка работников на почте напрямую бьет по доходам издателей – подписки нет, или же она не проводится в полном объеме, а за утерянный номер газеты или журнала издатель вынужден не просто извиняться, а допечатывать и высылать подписчику за свой счет. Об этих и других проблемах рассказали руководители частных газет, издающихся в Татарстане.

 

Ильфат Файзрахманов, главный редактор газеты «Безнең гәҗит»:

 

«Эту проблему я всегда рассказываю на примере почтальона нашей деревни. Наша Зульфия так искренне работает. Но каждый раз при встрече говорит: «Ильфат абый, надоело». Она собирает все коммунальные платежи, раздает пенсии-субсидии. Деньги в своей сумке приносит из центральной почты, которая в соседнем селе. В Казани почтальоны пенсии раздают с охранником, а тут она из одного села до другого одна ходит.

 

Еще только вчера с ней встречались. По плану от них требуют застраховать четыре человека в месяц. Я хотел посмотреть на договора, оказалось, их даже не выдают, просто вручают чек об оплате. И условия страховки не знают. «Никто же не хочет, приходится страховать себя, родственников», - говорит Зульфия. Думаю, такая страховка больше нужна в городе. Ну зачем вот сельскому жителю страховать дом от затопления? Это же просто рэкет, работают как бандиты. Вот поэтому, что татарстанское отделение «Почты России», что центральное – сидят в зданиях с евроремонтом.

 

Что только не продают эти бедные почтальоны! Эти товары намного дороже, чем в магазине. Их не берут. Если и возьмут, то из сочувствия к почтальону, потому что неудобно отказывать. А еще в этом году их на Сабантуе заставляли продавать эти товары. Все отдыхают, и только почтальон со своим порошком втридорога… Как подумаешь об этом, как-то не по себе становится. Это варварская система.

 

Год назад я на коллегии «Татмедиа» выступал о причинах плохой организации подписки. С тех пор ничего не изменилось. Открылась горячая линия почты, но она не работает, туда не дозвониться. Проблема подписки на газеты и журналы тоже осталась.

 

У нас привыкли говорить, что журналисты плохо пишут, газеты плохо работают. Нет, мы не работаем плохо, мы работаем день и ночь, но сами же свой труд пускаем на ветер. Почти каждый день в нашу редакцию звонят и жалуются, что номер не дошел, где-то потерялся. Люди не почту в этом винят, а редакцию. А почта даже за этот утерянный, не дошедший до читателя номер у нас берет деньги.

 

Это система, которая уже полностью развалилась и всех нас тянет только назад. Все же было в порядке, пока «Татарстан почтасы» была самостоятельной. Как только стала подчиняться Москве, все изменилось. Помню, в Москве как-то почтальон за хорошую работу получил 90 миллионов рублей премии. Они же отчитываются, говорят, что работают рентабельно. А рентабельности добиваются вот так, за счет таких, как наша почтальонка Зульфия, и за счет практически рабского труда почтальонов.

 

Вот говорят, что средняя зарплата почтальона – 30 тысяч рублей. Может при полной ставке это было бы так. Но сколько из них работают на полную ставку? А еще, оказывается, то время, которое они тратят, забирая почту из другой деревни, за рабочее время не считается. А они по четыре километра в могут пройти из одной деревни в другую. Мне в руководстве почты сказали – «Вот когда вы на трамвае едете на работу, это же не читается рабочим временем?» Вот как издеваются над почтальонами.

То, что подписка в этом году была провальная, виноваты тоже не мы, а почта. Такие деревни, как Отар Дубровка, не единственные. В каждом районе они есть.

 

Начальник районного отделения почты в Арске как-то сделал почтальонам объявление: «Вы там людей подписываться не уговаривайте, нам товар надо продавать. Кто хочет, придет сам, подпишется». Я сделал запрос об этом в «Татарстан почтасы». Получил какой-то невнятный ответ, короче говоря, простую отписку. Это пример, доказывающий, что эта система разваливается и загнивает.

 

Сегодня у нас какую отрасль не возьми – все разваливается. Сельские хозяйства взяли инвесторы и развалили, в деревнях молодежи нет, одни старики. И на почте этот развал системы отражается. Блогеры в Инстаграме – временное явление, на них далеко не уедешь. Я за границей всегда обращаю внимание, там все шуршат газетами – читают бумажную прессу. Когда-нибудь и нынешнее поколение интернета и телефона вспомнит газеты. Но к тому моменту, к сожалению, пресса может быть уже мертва.

 

В 2003 году подписка на нашу газету стоила 120 рублей и больше 80 рублей из этой суммы оставались редакции. С тех пор мы цены постоянно поднимали. Уже больше 800 рублей стоим, потому что почта поднимает цены, типография поднимает. Самое плохое – даже треть стоимости подписки уже не остается самой газете. А нам ведь надо жить. Я отдаю газету в киоски по 11 рублей, а они продают по 30-35 рублей. Это разве правильно? Мы сами приносим, выкладываем, и они на этом зарабатывают 20 рублей с экземпляра. А непроданные номера нам приходится выкупать по еще более дорогой цене, потому что добавляется НДС.

 

Мы очень хотим просто заниматься творчеством, мы хотим работать для народа. Но мы занимаемся поиском утерянных номеров и их доставкой до читателя.

Помню, в одной из деревень Пестречинского района (название не помню) наши журналисты разбирались – я выпустил дополнительный тираж для рекламы, надо было раздать людям бесплатно. А начальник почты две пачки (в пачке 200 штук) этих газет увез домой, чтобы топить баню. Я столько потратил денег, чтобы выпустить эти номера! А он печку топит!

 

Вот мы любим ругать Советский Союз. Я вырос в советские время. Тогда за такое могли выгнать из партии или посадить.

Хорошо, что почтальон позвонил и сообщил нам об этом. А сколько было случаев, о которых мы не узнали. Вот из-за таких нечестных работников почты мы теряем номера газет и ищем их потом.

Журналистика Татарстана по сравнению с другими регионами на очень высоком уровне. У нас газет и журналов на татарском языке огромное количество. Татарстан также считается одним из самых образованных и читающих регионов. Но такое ощущение, что потихоньку нас хотят отучить от чтения.

 

Единственный выход из этой проблемы – реформа почты. Потому что нынешняя система грабительская. Только подумайте, подписку на районные газеты оформлять надо через Москву. Деньги от подписки собирает Москва! «Почта России» и в вопросе денег работает с кабальными договорами. А мы вынуждены их подписывать. Вот подписка закончилась, в мы еще денег не видели. Если получим к концу июля, и то хорошо. А подписка шла с апреля. С тех пор где эти деньги копятся, где они прокручиваются, мы не знаем.

 

За осеннюю подписку, которая началась в сентябре, деньги я смог получить только в феврале. И то после постоянных звонков и писем. В договоре прописано, что деньги должны прийти в течение 25 рабочих дней. Если не успевают, почему это забрали у регионов? Это же Татарстан и сам прекрасно выполнял.

 

В этом году тираж нашей газеты сильно упал. Нашу газету выписывают и в регионах России. Мы вообще не можем понять, сколько и как теряем номера нашей газеты в регионах. Подписка поэтому и падает. Тираж «Безнең гәҗит» по России, по сравнению с тем же периодом прошлого года, упал на 18 процентов, а по отношению первого полугодия этого года – на 24 процента.

 

По Татарстану тиражи тоже падают, по сравнению с прошлым годом – на 15 процентов, а с первым полугодием 2021 года – на 17 процентов.

Мне не надо арендовать здание, редакция у нас занимает квартиру на первом этаже жилого дома. Водителя у меня нет. Коллектив в минимальном составе, но каждый может работать за десятерых. Я сам бухгалтер, сам корректор, сам главный редактор. Вот только поэтому мы пока выживаем.

 

Я не пессимист. Но если и дальше продолжится, пресса умрет. Она перестанет существовать. Останутся бюджетные издания, а у таких независимых газет, как мы, дела плохи» рассказал Ильфат Файзрахманов.

 

«В Башкортостане эта проблема еще масштабнее»

 

В Башкортостане проблема с почтовым обслуживанием в деревнях еще хуже, говорит журналист и издатель татарских газет Лилия Сунгатуллина. Ее газеты «Язмыш кочагы», «Безнең авыл гыйбрәте», «Гыйбрәтханә», «Ясминә» активно читают в соседней республике.

 

«Вы говорите, в Отар Дубровке почту вываливают на траву, люди ищут свои газеты. Это еще хорошо, если почту привозят. Много деревень, где почтового обслуживания вообще нет», - говорит она.

 

«В последнее время по нашим газетам получаем много сигналов из Башкортостана. Звонят из Ярмекеевского, Дуртюлинского, Кушнаренковского районов. Женщина из села Чыршы-Тартыш Кушнаренковского района описала, что там происходит. Люди не могут выписывать наши газеты, потому что в деревне нет почты. Раньше почта была в соседнем Карачай-Елга, теперь и там нет. В деревню почту не привозят совсем. Хотели бы оформить прописку в районном отделении – райцентр довольно далеко, в 25 километрах.

Писали из Ярмекеевского района, говорят, начальник почты уволилась, люди месяцами не могут подписаться на газеты. Там люди на почту устраиваются и не выдерживают, увольняются. «Кажется, из райцентра планом их заваливают», - пишут жители села.

 

Что еще больше удивляет – жители говорят, что почтальоны в Башкортостане получают две тысячи в месяц. Высшее руководство почты купается в миллионах, а почтальонам платят копейки. Вот это извечная проблема в системе почты. Если подумать, почтальон в деревне всех знает, со всеми общается, это какой-то связующий центр для села. В некоторых краях так принято, что почтальоны помогают пожилым, могут по их просьбе купить что-нибудь в магазине.

 

Что касается наших тиражей, они пока остались на прошлогоднем уровне. Почты закрываются, но люди все равно очень много читают. Потому что газеты у нас интересные.

 

У нас подписчиков в Башкортостане даже больше, чем в Татарстане. Они с нетерпением ждут эти газеты, как начнется подписка, бегут подписываться. Там, где нет почтальонов, ищут разные пути, чтобы получать газеты. Внучка той женщины живет в Уфе, она стала собирать и привозить ей газеты.

 

Конечно, нас тоже беспокоит то, что почтовые отделения закрываются, почтальоны уходят. Знаете, совсем неудивительно, что человек не хочет работать за две тысячи. Платили бы – тут же нашлись бы желающие. Даже бабушки пишут, мол, платили бы 15 тысяч, мы сами разносили бы эту почту.

 

Теряются газеты и в Татарстане, и в других регионах. У нас времени нет ругаться с почтой, искать эти номера. Мы всегда выпускаем лишние экземпляры и, если до кого-то не дошло, высылаем в конверте.

 

Что делать, приходится радоваться даже такой работе почты. Потому что альтернативы ей нет. Спасибо нашим почтальонам. В таких тяжелых условиях, за совсем небольшую зарплату, собирают тиражи нашим газетам, честно служат людям. Очень хотелось бы, чтобы им повысили зарплаты, и вовремя выплачивали», - пожелала Лилия Сунгатуллина.

 

 «Надо обдумать альтернативную подписку и доставку»

 

Радик Сабиров, главный редактор газеты «Шәһри Казан»: 

«Я считаю, что падение тиражей татарской прессы напрямую связано с работой почты. Потому что наши татары в любом случае читают. Видите, в некоторых деревнях, даже оставшись без почтальона, подписываются целыми деревнями.

 

Не успевает завершиться подписная кампания, к нам уже летят жалобы – газета не дошла. Таких случаев очень много и каждый приходится решать по отдельности.

Одно удивляет, «Шәһри Казан» выписывают и в Марий Эл, и Башкортостане. Но там мы ни разу не встречались с проблемой недоставки, утери каких-то номеров.

 

В прошлом году наш читатель из Башкортостана подписал родителей на нашу газету, а в этом году решил подписать и родителей жены. Спросил у него, как работает почта в Башкортостане. Говорит, никаких проблем нет, вся пресса из Татарстана доходит, выписывается».

Проблема может быть разной. Например, жаловались люди из Кукморского района, говорят, газета не приходит, больше подписываться не будем. Стали смотреть – при подписке был указан совсем другой адрес.

 

Эти проблемы существуют уже давно. Помню, в годы работы в журнале «Идель» звонила женщина из Буинского района, ругалась, что не получает своих экземпляров. Попросили ее сходить в районную почту, посмотреть, что там. Дошла, и в склады попала, и нашла там неоткрытые пачки журналов, и «Идель» там, и «Сююмбике».

 

Не хочу сказать, что тиражи татарской прессы все время только падают. Но, если бы почта работала лучше, думаю, наши тиражи стали бы еще больше.

Некоторые почтальоны мне открыто говорили, что не собираются уговаривать людей подписываться на газеты и журналы, и оформлять подписку не будут. «А зачем я за эти 6 - 7 тысяч буду подписывать? Это же мне еще и разносить. Ладно журналы раз в месяц. На ежедневную прессу специально не подписываю».

 

До чего сейчас дошли. Как-то почтальон подписала на нашу газету всю свою деревню. От радости подарил ей 500 рублей с собственного кармана. Видели бы вы, как она радовалась даже этим пятистам рублям!

 

Если бы вернулась старая система почты, она стала государственной, повышались бы зарплаты работников, были бы премии, доплаты. Тогда были бы изменения к лучшему.

Мы сами сейчас стали обращаться к альтернативной подписке. В прошлом полугодии только по Казани более 500 экземпляров мы подписали по этой альтернативной схеме. Потому что так дешевле – подписка стоит 300 рублей. Через почту мы теряем половину денег от подписчика. А тут зарабатываем без посредников. Одна организация выписала 100 экземпляров, школа – 40 экземпляров, мы им газеты доставляем сами. Хотим и дальше развивать это направление.

 

Я считаю, что и в масштабах «Татмедиа» можно было бы обдумать возможности альтернативной подписки и доставки».

 

Оклад повысят на 10 процентов

 

Татарстанский филиал «Почты России» в ответ на наш запрос отправил письмо, в котором сообщается, что с 1 июля зарплату почтальонам повысят. Аж на 10 процентов.

«Сегодня в штате «Татарстан почтасы» исчисляется 3485 рабочих мест, на более чем 4 процентах не хватает сотрудников. Для скорейшего закрытия вакансий мы сотрудничаем с центрами занятости и главами районных администраций.

 

В сельской местности большинство этих вакансий подразумевает неполный рабочий день и рабочую неделю. Для местного населения это очень удобно. По вопросам трудоустройства просим обращаться по телефону 8 (843) 2211898.

Зарплата почтальонов состоит из оклада и изменяющейся премиальной части. От оказания сетевых услуг, продажи продуктов питания, лотерейных билетов почтальонам производятся доплаты. Население с большим желанием пользуется доставкой почтальонами товаров на дом.

 

Стоит отметить, с 1 июля 2021 года компания увеличила размер минимального оклада почтальонов. В результате, заработная плата сотрудников, кого коснулась эта программа, поднялась в среднем на 10 процентов. Зарплата почтальона также включает в себя денежную премию за оказание дополнительных услуг (доставка по заказу товаров народного потребления, оформление страховых полисов).

 

«Почта Россия» дает своим сотрудникам социальные гарантии: предусмотрено частичное покрытие расходов на путевки в оздоровительные учреждения, страхование сотрудников и их детей, оказание материальной помощи. Также «Почта Россия» заботится о сотрудниках, находящихся на пенсии: на предприятии реализуется негосударственная пенсионная программа», - говорится в ответе компании.