Нурали Латыпов: «Пора переименовать 12 июня в День Памяти Великой России»

Ко Дню России методолог, нейробиолог, кандидат философских наук и легенда "Что? Где? Когда?" Нурали Латыпов специально для Sntat озвучивает свой взгляд на разные вехи в истории нашей страны – от подписания договора между Кремлем и Татарстаном и заключения Беловежских соглашений, до обострения исламского радикализма.

«Два действующих персонажа – Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев»

Совсем недавно я смотрел ролик с участием журналиста Андрея Караулова и одного из ранних сподвижников Ельцина Михаила Полторанина. В их беседе были публично озвучены чудовищные вещи. В частности, Полторанин высказался о планах захвата Казани, которые в начале девяностых обсуждали в высших слоях политической атмосферы. 

Я хочу осветить этот вопрос гораздо шире, поскольку это очень серьезная методологическая основа для многих проблем, которые сейчас стоят перед нашей страной.

Два действующих персонажа этой истории – Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев. Оба - результат кадровой политики КПСС. При ней шел жесткий отбор и просто так, как в девяностые, люди не «поднимались». Как покажет история, которую я сейчас озвучу, Шаймиев – «продукт, который удался». 

Для понимания того, что происходило в стране в целом и вокруг Татарстана в частности, важное значение имеет психологический портрет Ельцина. Это был карьерист до мозга костей, можно сказать, патологический. Он делал все, чтобы любой ценой продвинуться вверх по карьерной лестнице. Достаточно вспомнить историю со сносом дома Ипатьева, который уцелел даже при Берии и Сталине. По коварству, жестокости и параноидальным наклонностям Ельцин оставил Нерона далеко позади. 

«Мы все больше забываем о том, что Россия является федерацией»

Переключимся на Минтимера Шаймиева. Какую игру он тогда вел? На дворе девяностые, я работаю советником вице-премьера Сергея Шахрая, и пытаюсь объяснить «разным» людям в Белом доме, что Шаймиев не собирается уводить республику из российского пространства. Про себя я понял, что Шаймиев блефует. 

В своей игре он очень умело задействовал весь спектр политиков Татарстана того времени. Например, ультранационалисты были использованы для того, чтобы накалить градус и показать решимость суверенитета. Но сделано это было лишь для того, чтобы выйти на задуманный компромисс. 

В итоге он сумел добиться желаемого: федеральный центр уступил Шаймиеву экономический суверенитет. Этим он спас не только экономику Татарстана, но и экономику других субъектов РФ.

Я видел в те годы колхозы Калининградской области, разоренные «невидимой рукой рынка». Разворовали сельхозтехнику, инфраструктуру и прочее, все поросло бурьяном. А когда-то это была процветающая область Германии, которая кормила практически всю страну. 

Шаймиев же не допустил, например, уничтожения колхозов в республике. Шаг за шагом, реформистскими путями Татарстан вышел на эффективную рыночную экономику. Не случайно республика стала образцом экономического успеха. Многие приписывают заслуги траншам из федерального бюджета, но это чушь собачья. Все строилось на грамотных шагах и авторитете самого Шаймиева. 

На мой взгляд, мы все больше забываем о том, что Россия является федерацией. И, к сожалению, до сих пор не можем добиться экономического роста, потому что не даем регионам хозяйственной самостоятельности. А если и даем, то только региональным князькам для чудовищных махинаций. 

Не буду приукрашивать, думаю, и в Татарстане хватает своих злоупотреблений, однако позитивный тренд – тренд созидания – значительно превосходит «распыление». Если бы во всех регионах превалировал тренд созидания, если бы экономика могла на порядки превосходить утечку (которую, будем честны, невозможно преодолеть моментально), то со временем мы бы справились с нашими экономическими проблемами.  

«Каждый раз, 12 июня – в годовщину выхода России из СССР – меня буквально трясет»

Вернемся к персоне Ельцина. В Беловежской пуще он совершил чудовищное преступление. Каждый раз, 12 июня – в годовщину выхода России из СССР – меня буквально трясет. Ведь именно тогда были заложены все наши нынешние беды и конфликты - как с Украиной, так и с другими республиками.

По всей видимости, в этот период кто-то вложил Ельцину в голову мысль о том, что он может стать новым Иваном Грозным и еще раз занять Казань. Только представьте, что бы было, если бы его не остановили и не убедили в существовании иных путей. «Взятие» Казани разрушило бы в дребезги все и вся. Взорвалась бы вся Россия. 

Пока Сергей Шахрай, Василий Лихачев и другие начальники формировали основы договора о разграничении полномочий, я вел дискуссию с юристами, экономистами и другими «-истами» из властных кругов, аргумент которых звучал так: «Это же нонсенс: как можно быть суверенным и входить в состав федерации?». 

Мои же аргументы звучали так: «В отличие от вас, я побывал во всех горячих точках Советского Союза. Я видел, как могут люди превращаться в зверей. Я знаю, что бывает, когда потенциал разрушения превалирует над здравым смыслом. Представьте себе, что отношения Казани и Москвы – это рана. Вы можете ковырять ее шомполом и довести до гангрены или можете эту рану залечить и дать ей затянуться, а уже потом заняться юридическими дефинициями. Плюс, это диалектика чистейшей воды - можно быть суверенным и входить в состав РФ. Более того, это как раз та формулировка, которая позволит обеим сторонам решить конфликт и при этом сохранить лицо. В этом заключается суть созидательной политики». 

Этот договор помог сохранить лицо и Казани, и Москве. И все это стало возможно, потому что Шаймиев не играл в игру, которая называется политическим сепаратизмом. Но он играл в игру, нацеленную на сохранение экономики. Он решил проблемы не только своей республики, но и всей Российской Федерации. Думаю, он сделал для России не меньше, чем в свое время Столыпин. 

Сейчас договор о разграничении полномочий практически «прихлопнули». Считаю, что зря. Стоило дать ему новое звучание, больше экономических полномочий (пусть даже за счет сужения полномочий политических). 

«Когда СССР был предательски разрушен, Ельцин – совершил еще одну чудовищную вещь»

На личность и деяния Ельцина можно посмотреть и под другим углом – с точки зрения порожденной им и Бушем-младшим волны исламского фундаментализма. Используя этот термин, я говорю о терроризме, который прикрывается исламскими лозунгами. 

Давайте разберемся. Когда Советский Союз ввел войска в Афганистан, США начали изо всех сил подпитывать оружием и деньгами исламских радикалов. Подключили к этому и Саудовскую Аравию. В Афганистане, имевшем до этого достаточно светский вектор, начала разрастаться серьезная волна исламского фундаментализма. 

Но дело в том, что советские руководители сумели-таки после неудачных экспериментов (с тем же Хафизуллой Амином и Бабраком Кармалем) найти руководителя, который смог жестко сдерживать подъем этой волны. Это был Мохаммад Наджибулла. Он достаточно успешно справлялся с ситуацией даже после вывода советских войск. Но когда СССР был предательски разрушен, главный его разрушитель – Ельцин – совершил еще одну чудовищную вещь. 

Кстати, хочу напомнить, что после подписания Беловежских соглашений, Ельцин первым делом доложил об этом не кому-нибудь, а президенту США. Вспомним и его знаменитую речь в Конгрессе США, совершенно лизоблюдскую, на мой взгляд. И он же предал Мохаммада Наджибуллу в угоду тем же Штатам: та минимальная помощь от Советского Союза, которая была выстроена, прекратилась. Таким образом Наджибулла был подставлен и после этого зверски убит талибами. Эти талибы и породили первую разрушительную волну под эгидой ислама. 

Если бы у Ельцина хватило ума и совести, он мог бы попытаться убедить США не раскачивать лодку в Афганистане дальше. Режим Наджибуллы был единственной преградой против цунами талибанского терроризма. 

«Нельзя было разрушать свое государство»

Вторую же подобную волну сотворил Буш-младший. После того, как 11 сентября 2001 года башни-близнецы были снесены смертниками, президент США - исключительно для того, чтобы пропиариться - не нашел ничего лучше, чем уничтожить режим Саддама Хусейна в Ираке. 

Уничтожив Хусейна, Буш-младший фактически породил чудовищную вторую волну ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация). Буш-старший в свое время «стреножил» Хусейна, но не стал его убивать, поскольку понимал, что этот диктатор мощной крышкой держал поросли террористических группировок под исламскими знаменами. 

Таким образом, мы имеем двух деятелей - очень недалеких, популистских - которые раскачали две чудовищные волны смерти и разрушений. 

В заключение считаю важным сказать, что моя достаточно острая и в некоторых моментах непримиримая позиция находится в оппозиции к сегодняшней политической власти. Но одновременно я совершенно четко заявляю, что я - против разрушения государства. Разрушение государства - это то, что сотворили Ельцин и его команда. Они могли быть оппонентами, но нельзя было разрушать свое государство. Я же выступаю за то, чтобы путем успешных реформ делать государство устойчивым, растущим и самодостаточным. Посему считаю, что пора переименовать 12 июня Днем Памяти Великой России.