Борис Менделевич: «Не хочется, чтобы россияне вышли из изоляции и побежали разводиться»

Депутат Госдумы от Татарстана, доктор медицинских наук Борис Менделевич в интервью Андрею Кузьмину рассказал о правильном настрое во время самоизоляции, важности карантинных мер и мерах поддержки населения.

Освоение новых технологий

 — Борис Давыдович, в каком режиме сейчас работают депутаты Госдумы?

— Нет худа без добра. Коронавирус помогает нам осваивать новые технологии, которые в дальнейшем будут помогать нам общаться и чаще видеться. Госдума провела на этой неделе пленарное заседание. Заседания были полностью посвящены антивирусному законодательству. Это то, о чем озвучивал в обращении к стране наш Президент Владимир Путин. Для реализации его предложений мы собирались и принимали эти законы,причем в ускоренном режиме, в трех чтениях. Тут же собирался Совет Федерации, который одобрил законопроекты. Уже Президент большинство этих законов подписал, и они действуют.

— Качество законов не ухудшилось от того, что все в таком ускоренном режиме?

— Это покажет время. Надо понимать, что мы как на войне. Сейчас важна быстрота реакции. К примеру, закон, который позволяет Правительству РФ вводить режим чрезвычайной ситуации. Такое право у Кабмина должно быть. Или право Правительства регулировать цены на лекарства и изделия медицинского назначения. Мы прекрасно знаем, что ажиотажем воспользовались недобросовестные предприниматели и завысили в десятки раз цены на маски, антивирусные препараты, антисептики. Не мог долго ждать законопроект об ужесточении ответственности за фейки. Неправдивая информация, как сказал председатель Госдумы, может не только ранить, но и убивать в данной ситуации. Наконец, закон об ужесточении ответственности за нарушение карантина и режима самоизоляции. Понятно, что его нужно было как можно срочно вводить в действие, потому что по статистике большинство людей поняли призывы Правительства и остались дома. Но есть примерно 20% населения, которые не заботятся не только о своем здоровье, но и о здоровье окружающих.

 — Вам не страшно сидеть на заседаниях Госдумы? Вы же сидите меньше чем в метре друг от друга.

— Конечно страшно. Около 30% депутатов были в масках. Допуск к заседаниям был строго после прохождения теста на коронавирус. Только после отрицательного результата депутатов допускали в зал пленарных заседаний.

 — По стране спокойно передвигаетесь? Сейчас же все разлетелись по своим округам.

— Сейчас разлетелись, все находятся в своих регионах. Я думаю, постепенно мы будем уходить в такой же режим самоизоляции и осваивать новые технологии общения. Пленарные заседания вряд ли переведут в дистанционный формат, потому что законом это пока не разрешено. Я думаю, на будущее такое законодательство появится.

 — Это же не так сложно. У нас Рустам Нургалиевич больше десяти лет проводит видеоконференции. Спокойно работает система.

— Совершенно правильно. Татарстан, как всегда,показывает пример остальным регионам. Я очень надеюсь, что мы к этому придем. Просто одно дело совещания проводить, а другое — принимать законы. Это с точки зрения юриспруденции немного иная ответственность. 

 Я уже перешел в режим самоизоляции и провожу совещания и заседания дистанционно. По поручению Рустама Минниханова я возглавляю две рабочие группы в Татарстане по привлечению федеральных средств в экономику республики. Я отвечаю за здравоохранение и цифровую экономику. Эти два совещания я провел в онлайн-режиме. Особой разницы я не почувствовал. Думаю, что в дальнейшем мы будем экономить время и средства благодаря этим технологиям.

 «Наша задача — как можно плавнее войти в эпидемию»

— А средства останутся у федерального центра? Что творится в экономике?

— Эта ситуация происходит во всем мире. Правительство обещает, что будет вливать большие средства, чтобы не допустить серьезного падения экономических показателей. Я очень надеюсь, что это будет воплощено в жизнь.

 — А насколько необходим такой жесткий карантин? Он же сильнее ударит по экономике, чем коронавирус. 

— Я врач и рассуждаю с точки зрения медицины. С точки зрения эпидемиологии, любая эпидемия имеет свое течение. Есть подъем заболеваемости, плато и снижение. Конечно же, карантинные меры серьезно влияют на распространенность инфекции. В любом случае она будет нарастать, несмотря на нерабочие дни. Но наша главная задача — чтобы кривая нарастания была как можно более плавной. Чтобы не получился всплеск и лавинообразное течение эпидемии. От того, что в Италии, Испании и США не подготовились, там происходит такой резкий подъем заболеваемости. Система здравоохранения той или иной страны не справляется с таким потоком. Наша главная задача — как можно плавнее войти в эпидемию. Чтобы заболевшие могли получить своевременную и качественную медицинскую помощь. Именно поэтому вводятся режимы карантина и самоизоляции. 

 Вы правы, конечно, правы — чем больше мы сидим дома, тем больше страдает экономика. Тем больше теряют люди, разваливаются бизнесы. Я это понимаю. Но если рассуждать с точки зрения медицины, то для нас главное — остановить распространение этого вируса в стране.

 — Есть пример Лукашенко, который говорит: «Да какой там вирус? Год назад так же чихали, зачем останавливать производства?»

— Такая точка зрения есть и в нашей стране. Те 20процентов людей, которые нарушают режим самоизоляции и не используют средства защиты, они так и думают. Но жизнь все расставит по своим местам. Так же говорил Президент США в начале, а потом вводил карантинные меры. Я слежу за коронавирусом с самого начала, когда появились первые сведения из Китая. Уже тогда наше Правительство начало принимать меры, которые сейчас позволяют нам иметь фору в отношении других стран. И использовать ее для анализа ситуации в этих странах.

 — Нас Штаты уже обвиняют, что мы с Китаем и Северной Кореей занижаем статистику.

— Штаты нас обвиняют постоянно и во всем. Я уверен, что наша статистика достоверная. Не вижу смысла ее скрывать. 

 Поддержки будет больше

 — Через некоторое время у людей начнут кончаться деньги, не на что будет купить продукты. У нас какая будет поддержка?

 — Эта поддержка уже озвучена. Я думаю, она будет и дальше повышаться. Будут выдаваться денежные пособия для людей, которые либо потеряли работу, либо временно находятся без работы из-за того, что им пришлось уйти в неоплачиваемые отпуска.

 — Думаете, будут еще вливания?

— Я уверен. Я вижу это на примере здравоохранения. Федеральный центр сейчас вливает серьезные деньги в региональное здравоохранение. Скажем, Татарстану выделено определенное количество аппаратов ИВЛ, которые уже поступают в республику.

 Буквально с утра я видел письмо от министра промышленности РФ, направленное в регионы. Он собирает заявки на новые машины скорой медицинской помощи. Постоянно идет поставка антивирусных препаратов, антибиотиков и иных лекарств, которые необходимы для лечения данной инфекции. Я уверен, что и люди будут получать такую поддержку.

 — А зарплату получат врачи и медсестры, которые сейчас пашут сутками?

— Они получали и получат зарплату. Другой вопрос, что, на мой взгляд, работа в таких условиях требует гораздо более серьезных денег. Я знаю, что сейчас этот вопрос также обсуждается. Его поднимали и мы, депутаты, на заседании нашего Комитета по охране здоровья в Госдуме. Он обсуждался и в Минздраве РФ. Я уверен, что,может быть, и не сразу, а потом, в качестве компенсации, этот вопрос будет решаться.

 — То есть люди, которые сейчас на передовой борьбы с коронавирусом, получат дополнительные деньги, так?

— Все для фронта, все для победы, да.

 В изоляции в первую очередь страдает психическое здоровье

 — Вы долгое время занимались психиатрией, лечили людей от очень тяжелых недугов, фобий. Как режим самоизоляции, когда людей заперли в четырех стенах, повлияет на психическое здоровье населения?

— Это очень серьезный вопрос. Вы совершенно правы, что любое изменение течения жизни человека в любом случае влияет на сферу его психической деятельности, хотим мы этого или не хотим.

 Когда человек находится в изоляции, в замкнутом пространстве, в первую очередь страдает не его физическое состояние, а психическое. Я активно присутствую в социальных сетях и часто общаюсь с подписчиками. Поступает много вопросов: «Что делать? Я в панике, у меня страх». Это так и есть. Данная ситуация может вызывать у людей состояние тревоги, депрессии, страха — это вполне естественно. Другой вопрос — какого они уровня. Это может быть субклинический уровень и не доходить до болезни, а может быть уже и болезненного патологического характера.

 Необходимо самоорганизовываться, предпринимать попытки, чтобы преодолеть эти состояния самому, потому что в данной ситуации большинство людей не сможет обратиться к психологам и психиатрам. Хотя я знаю, что в Казани некоторые мои коллеги — психотерапевты и психологи включились в это дело и совершенно бесплатно устраивают онлайн-конференции, отвечают на вопросы, рассказывают людям, как себя вести.

 Опять-таки, у нас сейчас изо всех приемников и телевизоров идет информация только о коронавирусе. С одной стороны, это правильно. В свое время я даже критиковал Роспотребнадзор и Минздрав за то, что они дают мало информации. Сейчас ее огромное количество.

 — Сейчас будете критиковать, что ее много?

 — Нет, тут другой вопрос — как человеку в этой ситуации себя обезопасить. Тут есть общие рецепты, которые известны всем. Но я бы хотел их повторить.

 Первое и самое главное, что необходимо делать человеку в самоизоляции, — это настрой. Положительный настрой может даже повысить иммунитет человека, это доказано. Он может его даже в какой-то мере защитить от заражения.

 — Улыбайтесь чаще?

 — Конечно. Понятно, что сейчас существует огромное количество проблем у каждого человека: экономические, финансовые, невозможность общаться с родственниками, друзьями. Но надо попытаться в этом ворохе проблем найти что-то положительное.

 Есть такая методика, как позитивная психотерапия, когда людей обучают искать в самом отрицательном хоть что-то положительное, а потом это маленькое положительное культивировать. То есть акцентировать свое внимание не на большом отрицательном, а на маленьком положительном. Это залог нашего хорошего психологического состояния.

 Понятно, что сказать легко, а сделать сложно, но все-таки нужно попытаться это сделать. Что, например,положительного в нашем с вами онлайн-общении? Нет худа без добра. Это даст новый толчок как для вашей, так и для моей работы. Это развитие цифровых технологий.

 Второе — это режим дня и сна. Это очень важно. Человек, который не организован, гораздо более подвержен психическим или психологическим нарушениям. Обязательно необходимо сделать — сесть и написать свой режим дня. Он должен быть для каждого члена семьи индивидуальным. Нельзя написать режим дня сразу для всей семьи — это неправильно.

 — Как в пионерлагере распорядок: подъем, зарядка, завтрак.

 — Совершенно верно. Важно не только написать, но и следовать этому режиму дня. В нем должно быть всё, в том числе и время для уединения — для работы, чтения. Режим должен быть написан, вывешен, как в пионерском лагере, на стену, и ему необходимо следовать.

 Если человек находится в самоизоляции со своей семьей, в режиме должно быть время и для совместного времяпрепровождения. Это должно быть интересно для всех членов семьи. Может быть, это игры или разгадывание ребусов.

 Очень важен и режим сна. То, что завтра нам не нужно на работу, не значит, что мы всю ночь должны не спать, а потом до двух часов дня валяться в постели.

 Третье — это физические нагрузки. Однозначно ничто так не разгружает наш мозг и психическую деятельность, как физкультура и физические упражнения. Понятно, что в условиях квартиры невозможно поставить тренажер или бегать, но нужно придумать иные физические упражнения, которые позволят человеку получать физнагрузку.

 Алкоголь и переедание недопустимы

 — Приседать, отжиматься можно же и в ограниченном пространстве.

— Да, и пресс качать. Сейчас, кстати, много разных мобильных приложений с такими упражнениями. Многие фитнес-центры, которые сейчас закрылись, также проводят онлайн-тренировки. У них есть определенные наработки в этом плане.

 И последнее, о чем я хотел сказать, — это переедание и алкоголь. Нахождение в квартире в замкнутом пространстве заставляет нас ходить из одной комнаты на кухню и смотреть, не появилось ли чего-то новенького в холодильнике. Этого допустить нельзя. Переедание и употребление алкоголя повышает негативное действие на организм в несколько раз. Это плохо не столько для здоровья человека, это очень плохо в бытовом плане. Состояние алкогольного опьянения, когда человек находится в изолированном пространстве с другими членами семьи, может вызывать конфликты и ссоры. Поэтому, чтобы нормально пережить режим самоизоляции, надо, конечно же, полностью отказаться от алкоголя и соблюдать режим питания. Никакого переедания, никаких продуктов, которые потом могут вызывать проблемы.

 — Но россияне с точностью да наоборот поступили. На 30 процентов выросла продажа спиртного, некоторые регионы ограничивают время продажи алкоголя. Из магазинов все сметают, а раз взял запасы, то их надо есть. Это ведь приведет к последствиям?

 — Конечно. И в Китае выросло количество разводов. Очень не хочется, чтобы россияне, когда мы выйдем из изоляции, побежали в загс разводиться. Необходимо прислушиваться к мнению специалистов. Я даже слышал, что попытались внести в Госдуму законопроект о запрете продажи алкоголя в это время. Такое было. Я его как документ не видел, читал интервью с депутатами, которые его поддержали. Этот вопрос обсуждается. Действительно есть с этим проблемы.

 — Как не возненавидеть друг друга, находясь в замкнутом пространстве? Вы говорили о психологах, которые проводят бесплатные приемы. Где это найти?

— Все есть в открытом доступе. Я это видел в Facebook и Instagram. Я видел наших казанских психологов и психиатров, которые давали объявление о том, что раз в сутки они будут проводить прямые эфиры. На них можно узнать новую информацию и даже задать вопросы. Никаких проблем нет. Телефоны доверия и психологических служб не прекратили работать. 

 Приближение психологической науки к населению

 

— В России у людей не принято ходить к психологам, это считается зазорным. Есть какие-то признаки, по которым человек может понять, что ему нужна помощь?

— Это все индивидуально. Нельзя сказать, что после какой-то грани обязательно нужна психологическая поддержка. Человек сам должен понять, что у него есть проблема, с которой самостоятельно справиться нельзя. Я считаю, что данная ситуация, может быть, увеличит количество людей в нашей стране, которые потом захотят работать с психологом. Действительно, у нас к психологам ходят очень редко. У нас главный психолог — это подруга на кухне с бутылкой вина. Я считаю, что данная ситуация может помочь нам в том, чтобы психологическую науку приблизить к населению.

— Вы как психолог на чем посоветуете заострить внимание?

— Все когда-нибудь заканчивается, в том числе и пандемия. Давать прогнозы дело неблагодарное. Не могу сказать, когда это закончится. Анализируя опыт Китая, можно сказать, что в течение трех месяцев они вышли на нормальный уровень. Я очень надеюсь, что уже к началу лета мы сможем пообщаться не только онлайн, но и вживую.

 — Спасибо за интервью.