«В сутки наезжаем по 500 км»: водитель «Скорой» из Зеленодольска о работе в пандемию

Вот уже 43 года житель Зеленодольска Фарит Зинатуллин работает водителем «Скорой помощи». За все это время мужчина ни разу не менял место работы, помогая медикам спасать жизни, об этом пишет «Зеленодольская правда». О случаях из практики и о работе в пандемию Covid-19 читайте далее.

Мечтал работать на «Скорой»

Зеленодолец Фарит Зинатуллин в первый раз сел за руль кареты скорой медицинской помощи в 1977 году. Он застал еще машины на базе ГАЗ-21, которые сейчас уже не встретишь на дорогах.

А водителем неотложки он стал благодаря своему другу, соседу Виктору Петрову, который устроился в «Скорую» на два года раньше — в 1975 году. Фарит крутил баранку, работая в другом месте, и мечтал присоединиться к товарищу — работа считалась престижной. Как только место освободилось, зеленодолец пришел в «Скорую помощь». В трудовой книжке Зинатуллина нет других записей — годы шли, менялась лишь форма собственности организации.

«Станция в то время располагалась в подвале поликлиники № 1 на улице Энгельса, где сейчас регистратура, а гаражи для машин стояли во дворе около котельной», — вспоминает Фарит Ниязович.

Зеленодольск и район тогда обслуживали по четыре бригады медиков днем и по три ночью. Сейчас на сутки выставляют по шесть. Население Зеленодольского района с того времени не выросло, однако штат мобильных медиков увеличился.

«Болеют, наверное, как и сейчас, а вот вызовов стало больше. Мобильников еще не существовало, да и телефоны в квартирах были редкостью. Когда человек чувствовал себя ночью плохо и при этом боль была терпимой, то ждал утра, а потом шел в поликлинику. До ближайшего автомата в лучшем случае несколько сотен метров, и не факт, что он еще работает! Вот и терпели люди», — рассказал шофер со стажем.

Он считает, что сейчас люди звонят в «Скорую» даже из-за незначительной боли. По словам Фарита Зинатуллина, врачи утверждают, что необоснованных вызовов стало очень много, особенно с появлением бытовых тонометров.

Оглядываясь на свой 43-летний трудовой путь на службе красного креста, водитель «Скорой» признается, что его воспоминаний хватило бы на целую книгу.

В 40-градусный мороз мужчина примерз к стене

Дело было зимой 1979 года, тогда стояли 40-градусные морозы. Сильно пьяный мужчина возвращался домой. Сил у него хватило, чтобы дойти до подъезда, но как только он оказался в тепле, сразу отключился. Водитель рассказывает, что мужчина упал в тамбуре, во сне ему, видимо, стало холодно, и он инстинктивно прижался к стене, а одежду натянул на голову. Утром, когда жители дома пошли на работу, обнаружили соседа, лежащего на полу, намертво примерзшего к стене.

«Позвонили нам. Как сейчас помню, в нашей бригаде был врач Эдуард Корнев. Пришлось ему идти по квартирам, просить, чтобы дали чайник. Эдуард Афанасьевич отливал пьянчугу теплой водой, чтобы отклеить его спину», — сказал он.

Работа с Covid-19

По мнению бывалого Фарита Ниязовича, сейчас большой плюс в работе «Скорой» — новая техника: «В советское время по три раза в месяц на ремонт вставали, не считая мелких неполадок! Выезжаешь, бывало, и не знаешь, вернешься или нет, — домой со смены приходил с черными по локоть руками».

Сейчас у водителей неотложек современные, комфортабельные машины, на которых работать одно удовольствие. Но расслабиться, по мнению зеленодольца, не получается: теперь вот проблем добавила коронавирусная инфекция.

«Нагрузка увеличилась в разы, за сутки порой наезжаем по 500-600 километров! Буквально с ног валимся», — отметил Фарит Ниязович.