Главный редактор
Минвалеев Руслан Мансурович
8 (953) 999-96-04
sneg_kzn@mail.ru
Сетевое издание «Снег» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 02 июня 2021г.
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 81207
Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны
Учредитель акционерное общество "ТАТМЕДИА"
Адрес редакции 420066, Татарстан Респ., г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Языки: русский, татарский, английский
Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

На случай третьей мировой: где прятаться татарстанцу в случае ЧС, как подготовиться и как себя вести

На случай третьей мировой: где прятаться татарстанцу в случае ЧС, как подготовиться и как себя вести
Сегодняшний день, по прогнозам британской прессы, должен был стать началом вторжения России на Украину. К счастью, третьей мировой пока не случилось, однако вчера украинская сторона официально обратилась в НАТО с запросом о международной помощи на случай крупных ЧС. Помимо этого, в соцсетях появилась информация о том, что МЧС ДНР уже начало проверку готовности убежищ. На этом тревожном фоне «Снег» решил исследовать вопрос подготовки к чрезвычайным ситуациям: какие укрытия есть в Татарстане, что брать с собой в случае ЧС и как реагировать на массовую панику.

Спуск под землю

Городские задворки, засыпанный снегом неприметный ржавый гараж и слегка приоткрытая дверь. С большим трудом протискиваемся внутрь вместе с моим проводником Ильей, называющим себя «городским исследователем». Сразу становится темно. Мой компаньон надевает налобный фонарик, я достаю камеру. Под ногами хрустит крошка бетона, густо пахнет пылью.

«Я нашел это место несколько лет назад», — говорит Илья и открывает вторую, уже не обычную, а гермодверь. Она поддается на удивление легко, и мы из шлюзовой камеры попадаем в одно из казанских «убежищ гражданской обороны». Многие привыкли называть подобные локации бомбоубежищами, однако это не совсем корректно: правильнее все-таки «защитные сооружения гражданской обороны» или просто «убежища».


Фото: Дина Насыбуллина


«Когда-то оно было отдельно стоящим, но позже над ним построили здание. Глубина около восьми метров, так что рассчитано больше не на бомбежку, а для защиты от радиации или взрывной волны», - рассказывает мой проводник. «В таком убежище люди могли бы автономно жить двое суток. Здесь есть все необходимое: медпункт, кладовая продуктов, фильтровентиляционные камеры, дизельная электростанция, санузел».

По мнению Ильи, в этом убежище все сохранилось «довольно хорошо». В большинстве других заброшенных укрытий всё давно сняли и порезали на металлолом: «Возьмите завод «Полимерфото» в поселке Левченко. Предприятие забросили, как и укрытие. Когда-то там бомжи жгли провода. Сейчас в нем вообще ничего не осталось - ни гермодверей, ни систем жизнеобеспечения».


Фото: Дина Насыбуллина


Где прятаться татарстанцам?

«А много в Казани убежищ?», — спрашиваю я Илью, когда мы возвращаемся на поверхность (на улице дышится удивительно легко).

«По сравнению с другими крупными городами бывшего СССР, у нас в Казани их не так много, так как мы имели своё ПВО. Но все же они есть - их около трехсот. Раньше убежища располагались почти под каждой «сталинкой». Насколько я знаю, из всех них принять укрываемых сейчас смогут от силы три поддомных укрытия. К тому же, они пригодны максимум для защиты от радиации. Убежища, способные спасти часть населения от бомбежек и ядерного удара, находятся на объектах стратегического и экономического значения. Это заводы, больницы и прочие административные здания, а также метро».


Фото: Дина Насыбуллина


Оказывается, многие убежища сейчас восстанавливают. По крайней мере, в этом меня заверил мой проводник. Он также отметил, что примерно половина из тех, что остались со времен СССР, готовы к приему укрываемых: «Это достаточно много, но это данные по Татарстану. В других регионах ситуация куда плачевнее. А в целом, масштабы не такие, как при СССР, потому что прямой угрозы ядерной войны сейчас нет».

По данным МЧС, в Татарстане есть порядка 1100 защитных сооружений гражданской обороны. На Казань приходится 350.

«В наши дни главным способом защиты населения в такой ситуации является эвакуация. Нет необходимости держать людей в опасной зоне. Но это только в том случае, если на проведение эвакуации есть время. В случае внезапной атаки (к примеру, при бомбардировке - прим.ред.) граждане укрываются в подвалах и других помещениях подземного пространства по месту жительства, — объясняет начальник отдела по работе со СМИ МЧС РТ Андрей Родыгин. «О том, где защитные сооружения расположены, жители могут узнать через администрацию своего района».


Фото: Султан Исхаков


Защитные сооружения бывают трех видов: убежища, укрытия и противорадиационные укрытия. Если первые могут защитить от поражающих факторов ядерного оружия и обычных средств поражения, а также биологического и химического оружия, вторые защитят от радиации. Укрытия — от поражения обычными снарядами.

Опыт выжившего: как подготовиться к ЧС и как себя вести?

По словам собеседника «Снега», в Татарстане МЧС чаще всего сталкивается с паводком, пожарами, взрывами бытового газа или на промышленных объектах, а также авариями на разных видах транспорта.

«Чрезвычайных ситуаций, которые бы потребовали бы массовой эвакуации, не предвидится. Но человеку все же стоит быть готовым: знать, что по сигналу тревоги для получения инструкций нужно включить телевизор, радио, прочитать смс-сообщения — в случае опасной ситуации будут задействованы все каналы», - предупреждает Андрей Родыгин.


Фото: Дина Насыбуллина


Хорошо иметь дома заранее подготовленный «тревожный чемоданчик» с документами, деньгами, запасом воды и еды на день, сменой одежды. Туда же можно положить фонарик и радио на батарейках, запасные батарейки, свисток, аптечку, средства личной гигиены.

«Снег» также обратился за советом к кандидату психологических наук Галине Александровой, чтобы понять, как себя вести в случае ЧС.

«Пока в нас превалирует страх, невозможно «включить» рассудок на необходимый уровень и найти нужное решение. Главное - постараться начать разговаривать с самим собой. Сделав несколько равномерных вдохов и выдохов, задавать себе вопросы и обязательно на них отвечать. Что происходит? В чем угроза? Какие действия помогут снизить ее? Что мне следует делать? Необходимо помнить, что именно адекватное понимание ситуации и ее правильная оценка обеспечат адекватный выход из этой ситуации», - советует эксперт.


Фото: Дина Насыбуллина


Своим трагичным опытом выживания во время военных действий с нашим изданием поделилась Виктория — учитель из Донецка. Она родом из поселка Октябрьский, ДНР. Впервые столкнулась с войной в мае 2014 года. Тогда ей было 16 лет. Ее поселок находился у аэропорта, в прифронтовой зоне.

«Надеюсь, вам это никогда не пригодится. Но могу посоветовать тщательно собирать «тревожный чемоданчик». В первую очередь там должны лежать документы. И не просто, как пишут, какие-нибудь документы, а все документы, какие есть. Еще деньги, теплая сменная одежда, потому что даже в том же бомбоубежище довольно холодно, медикаменты первой необходимости, запас еды, бутылка воды. Это действительно необходимо. Потому что бывали случаи, приезжали ополченцы на БТР, говорили, что ожидается сильный обстрел, и люди выходили, в чем были, брали сумку.

А вот запасы продуктов нам не помогли. Дома мы не жили, ездить туда за ними было страшно. Так что дома лежали продукты, а мы все равно покупали их в магазине.


Фото: Дина Насыбуллина


И еще, может быть, самое важное. Если где-то что-то происходит, не надо туда идти. Не надо идти смотреть. Не надо никуда ходить, что-то выяснять. Зайдите домой, если есть такая возможность. Первые жертвы у нас были из таких любопытных. Не у всех людей есть страх... И никогда не идти против толпы. При эвакуации у нас был случай, когда люди сильно пострадали, когда просто остановились, чтобы остаться и посмотреть, что происходит».

Дина Насыбуллина

Оставляйте реакции
Почему это важно?
Расскажите друзьям