Казанский «Пишмаш»: взрыватели снарядов, ГУЛАГ для автора клавиатуры-арабицы и начало разработки ЭВМ

В Казани вышла книга об основателе первого в СССР производства печатных (пишущих) машин и изобретателе первой в мире клавиатуры для подобных устройств на арабском языке – Аскаре Шейх-Али. О судьбе инженера, решившую труднейшую техническую задачу, и заводе «Пишмаш» - нашем в репортаже.

Казанский «Пишмаш»: взрыватели снарядов, ГУЛАГ для автора клавиатуры-арабицы и начало разработки ЭВМ

Документально-биографический труд «Эхо веков. Судьба изобретателя» директора корпоративного музея «АйСиЭл — КПО ВС» Маргариты Бадрутдиновой приурочен к 100-летию ТАССР и стал результатом ее 15-летней увлеченной исследовательской работы. Будучи сотрудницей завода ЭВМ, соседствовавшего с Казанским заводом пишущих машин, а позже объединенного с ним в одно предприятие, она обнаружила в архивном служебном журнале информацию об Аскаре Шейх-Али как первом руководителе производства печатных устройств. Находка потянула за собой долгие поиски ответов на многие вопросы, поскольку это имя оказалось забытым на несколько десятилетий.

«Когда в 1920 году создали Татарскую республику, письменность была на арабице — то есть вручную. А Советская власть постановления, приказы выпускала, их затем надо было развозить на лошадях: вручную напишут, пока доставят… Поэтому была поставлена задача механизировать этот процесс — перейти на пишущую машину. И взялся за эту проблему некто Аскар Алиевич Шейх-Али», — начала экспресс-экскурс в историю вопроса создатель музея.

Однажды Маргарита Бадрутдинова наткнулась на старый журнал «Пишмаша». Завод, а также его сосед — завод ЭВМ уже не существовали. После реорганизаций и слияний наследником обоих производств стало предприятие ICL, архивов как таковых не сохранилось. Но, что казалось тогда удивительным, даже в Национальном архиве РТ не смогли собрать материал об Аскаре Шейх-Али, дав дважды официальный ответ, что такового вовсе не было.

«Но этого не могло быть! Я ведь имела на руках подтверждение. Выяснилось, что по всем, кто прошел ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей. — Ред.), документы изымались… Тогда я начала искать наследников Шейх-Али в Казани и нашла его внука и правнука, стала с ними работать», — рассказала о своих изысканиях собеседница информационного агентства «Татар-информ».

Изобретя клавиатуру-раскладку для печатных машин на арабице, Аскар Шейх-Али разработал сложнейшую кинематическую схему. За основу поначалу брались импортные печатные машинки, но в итоге получилось уникальное собственное изобретение. Сложность задачи заключалась в том, что со всеми нюансами арабского языка только для букв требовалось бы 120 клавиш, плюс цифры и другие знаки стандартной клавиатуры, где клавиш в общей сложности было 50. Все, кто брался решить эту задачу до Аскара Шейх-Али, заходили в тупик.

«Шейх-Али ввел к 29-буквенной арабице еще четыре клавиши — признак (начальная буква, конечная, серединная либо самостоятельная). В зависимости от признака двигалась реечка и прорезь открывалась в нужной части», — разъяснила директор музея ЭВМ, с сожалением констатировав, что «ни одной пишущей машины с арабской раскладкой до наших дней не сохранилось».

Два образца печатного устройства на арабском были конфискованы у самого Шейх-Али в момент его ареста. Изобретатель, получивший патент на свое творение и запустивший в Казани первое отечественное производство печатных машин, вскоре поплатился за подпись в письме Сталину: 82 интеллигента высказались против перехода союзных мусульманских народов на латиницу. Инженер был осужден на пять лет лагерей и лишен права проживать в крупных городах почти до конца жизни. Татарский язык в латинице просуществовал 10 лет — с 1929 по 1939 год.

«От арабицы хранился в семье Шейх-Али только проспект, напечатанный на той машине. Шесть лет назад в нашем музее была делегация из Ирана, читают его, говорят, идеально выполненная печать. А мы в то время этими машинами успели снабдить все близлежащие республики, которые использовали арабскую письменность», — сказала собеседница.

Не как завод, а лишь как мастерская пишущих машин, которую возглавлял Аскар Шейх-Али, предприятие первоначально располагалось в здании бывшей электростанции на современной площади Свободы, на месте, где в наши дни находится Кабинет министров РТ.

«Старую электростанцию строили на яичных белках — никак ее не могли разбомбить, чтобы Обком Партии построить. Но когда строили, мастерскую выселили на Сибирский тракт, 34 — корпус № 4 нашего завода ЭВМ. Затем они построили себе свои корпуса по соседству», — сказала Маргарита Бадрутдинова.

В завод предприятие было преобразовано в 1931 году. Еще располагаясь в том самом здании старинной электростанции, он выпускал пишущие машинки на экспорт. В годы Великой Отечественной войны заводу пришлось освоить и производство взрывателей для артиллерийских снарядов и мин.

«Но пишущие машинки завод выпускал до конца своего существования и во время войны, потому что во всех штабах, начиная от полка, дивизии, армии, корабли — везде пишущие машинки нужны были. Производство пишущих машин в военное время, конечно, снизилось, но выпускать их продолжали. Две наши пишущие машинки до сих пор стоят в Минске в Музее партизанской славы. Есть благодарственные письма партизан „труженикам Татарстана от партизан Белоруссии“».Директор предприятия с 1987 по 1994 год Мансур Раимов.

На «Пишмаше», подчеркнул экс-руководитель предприятия, работал и первый Герой Советского Союза из числа татар — Гильфан Батаршин. С завода, где работал в инструментальном цехе слесарем, он ушел на фронт и служил пограничником. Работал в предвоенные годы на предприятии и Рустэм Халитов, чьим именем сейчас названа улица недалеко от бывшего завода «Пишмаш» и действующего Компрессорного. Став лучшим выпускником автомотоклуба Осоавиахима, Халитов сначала был инструктором в Ульяновском танковом училище, а потом после нескольких настойчивых рапортов попал на фронт. После войны Халитов окончил КАИ и снова вернулся работать на завод, был полным кавалером орденов Славы.

Сборку оборонной вычислительной техники освоил и поставил на поток Галим Шаймарданов, став Героем Социалистического Труда.

«В 60-х годах мы перешли на вычислительную технику спецназначения, то есть сугубо военную — стали оборонщиками. „Пишмаш“ был переориентирован и стал делать вводно-выводные устройства для ЭВМ. Последняя пишущая машина „Волга“ вышла в 1966 году. А быстродействующая электроника военного типа до сих пор стоит на защите рубежей — и на кораблях, и в Центре управления полетами (ЦУП). Без ЭВМ, без радио, не бывает ничего», — резюмировал Мансур Раимов, подчеркнув, что Казанский завод пишущих машин был уникальным и единственным в своем роде предприятием в стране.

Постепенное слияние заводов ЭВМ и «Пишмаш» происходило с 70-х годов. В первоначальных своих задачах оба предприятия перестали существовать в 90-е, их «наследником» стала компания ICL. Здание «Пишмаша», фасадом выходящее на Сибирский тракт и выкупленное инвестиционной компанией ASG миллионера-выходца из Казани Алексея Семина, в начале 2000-х занял ТЦ «Мегга».

Книга «Эхо веков. Судьба изобретателя» о создателе отечественного производства печатных машин и клавиатуре-арабике к ним была издана на средства частной компании. В 650 экземплярах представлены копии дневников Аскара Шейх-Али о создании завода «Пишмаш», заключении в ГУЛАГе, а также документы о двух его патентах. Издание также содержит много архивных фотографий, поскольку Шейх-Али обладал не только талантом инженера, но и знатной родословной. Инженер является пра-правнуком самого первого муфтия России, утвержденного указом Екатерины II, и правнуком четвертого муфтия. Дед Шейх-Али был последним ханом Букеевской орды в Казахстане – Жангир-ханом.



Комментарии
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.