Фирдус Тямаев: «Позвонили из Уфы и сказали – есть распоряжение не пускать тебя до октября»

Сегодня в Казани в Институте истории им. Ш. Марджани АН РТ состоялась презентация книги «Эпоха татарских князей в Мещере (XV–XVII века)».

Казалось, строго научное мероприятие неожиданно стало местом встречи многих известных представителей татар Башкортостана, которые живут в столице Татарстана или специально приехали к соплеменникам из соседней республики. Отдельным явлением стало выступление народного артиста Татарстана Фирдуса Тямаева. После мероприятия он подробно высказался о сорванных в Башкирии концертах и конфликте с Элвином Греем. 

«Мы не ломали двери, не нарушали никаких законов» 

Чем закончился ваш конфликт с Элвином Греем? 

Я десять лет на сцене и не ожидал от него таких тяжелых слов. Когда он (Радик Юльякшин. — Ред.) впервые приехал в Казань, то первым его здесь хлебом-солью встречал я. Он жил у меня, я ему дал ключи от дома, сказал — живи, нет никаких проблем. Я уже тогда пять лет был на сцене. И у нас никогда не было с ним [проблем]. Мы всегда здоровались, обращались друг к другу «брат». 

[Что касается ситуации с концертами в Башкортостане], я ведь напрямую обращался к министру культуры Амине ханым (Амина Шафикова — министр культуры Башкортостана. — Ред.). Если я виноват, то скажите об этом перед всеми людьми. Если человек виновен, то он же не кричит [об этом]. 

Ответ от Амины ханым последовал своей структуре, но ответа на конкретный мой вопрос не было. Почему, почему? 

И тут наш советник, как он себя представляет, советник главы Башкирии Радик Юльякшин опубликовал пост. Он перешел на личности и зачем-то примешал сюда «Единую Россию». Он посмеялся, поиздевался над «Единой Россией», в которой состоят и наши президенты. После этого он обвинил, что я создал группировку для того, чтобы рассорить два народа, и сказал, что знает всех [из группировки] пофамильно. 

Но давайте выйдем в пряvой эфир, и пусть он назовет фамилии. Если я преступник, пусть расскажет, он же перед всеми людьми об этом заявил через соцсети. 

Он, оказывается, и эксперт, сказал, что я не должен был лезть в тот подвал (имеется в виду ДК в деревне Киргиз-Мияки Башкирии, где был сорван концерт Фирдуса Тямаева. — Ред.). А в то время как наши ребята спустились туда и подключили свет. 

Свет был до 17.00. Потом нам сказали, что затопило подвал. Но наши ребята потом спустились туда. Мы не ломали двери, не нарушали никаких законов. 

[Также он] написал, что я скандальный артист. Я за десять лет работы только однажды вместе с Гузель Уразовой попал в ситуацию и извинился перед народом. 

«В Татарстане никогда не было [закрытия] границ» 

Скандальный артист — это он сам. Когда он впервые приехал в Татарстан, то облил дерьмом Кукморский район. Он перед всеми поднял шум, и пятно легло на репутацию нашего Кукмора.

Устроил батл с народным артистом Татарстана Салаватом (певец Салават Фатхетдинов. — Ред.), назвал Гузель Уразову воровкой, хотя из-за одной песни… 

А последнее его выступление в Татарстане? …Поднял шум в адрес Роспотребнадзора, его оштрафовала (эта структура. — Ред.). Он кричал, что «мне пофиг и пусть приходят и смотрят». 

Московская организация наложила на него штраф, и он обиделся на Татарстан и заявил, что не будет заходить в Татарстан. 

Сбив с толку зрителей, поднял шум, что Радика не пускают в Татарстан. Это ложь. В Татарстане никогда не было [закрытия] границ.  

Что касается маршрутного листа, то мы спрашиваем — почему вы не даете маршрутный лист, почему притесняете нас, не пускаете нас? 

Некоторые артисты по блату с Радиком попадают в Башкирию, он же сам кричал, что «я знаю все входы и выходы». Перед всеми скажи, что ты такой знаток, герой. 

Я позвонил тем, кто дает маршрутные листы, там мне сказали, что вышел указ Радия эфенди (глава Башкирии Радий Хабиров. — Ред.) во время пандемии не пускать артистов из других регионов. Слов нет — пандемия, мы не приезжали… Почему некоторых артистов эстрады, нарушив этот указ, пустили, а нас нет? Нужен конкретный ответ, а его нет. 

Мы посмотрели башкирские новости. Нам говорят, что у нас нет договора. Мы десять лет ездим по всей России, мы же не уличные мальчишки, действуем в рамках закона. 

Нам сказали, что не вышел [новый] указ и решайте вопросы с местной администрацией. Мы решили вопрос с администрацией. 

Это же были не подпольные продажи билетов, месяцами в районе висели афиши. Про это знали и глава администрации, и начальник отдела культуры, и начальник ДК. Все знают, продали все билеты. Деньги частично вошли в их кассу, то есть мы устно отчет составили (видимо, имеется в виду договор оферты. — Ред.). Мы всегда находили общий язык. У нас никогда не было таких проблем. 

«Пусть он ответит за свои слова и в студии назовет фамилии организовавших бандитизм» 

За день [до концерта] я позвонил Радику, отправил ему график. Вот я покажу в своем телефоне. Вот 21 марта, голосовое сообщение: «Братан, если решишь вопрос и надо где подписать [документы], у меня есть девушка администратор». В ответ он пишет — напиши мне свой график. Я ему написал. Мы уже едем в Киргиз-Мияки, 700 км пути. Затем я ему звоню, он сбрасывает. Потом я ему пишу: «Есть новости, братан». 22 марта, когда нас не пустили, ночью мы выставили это видео. На следующий день он сделал вид, что ничего не произошло, и написал, что «Салям, брат, я в Нефтекамске, сегодня вечером в Дюртюлях, доберусь до Уфы, 4-го апреля постараюсь переговорить». Я ему в ответ: «Спасибо, брат, не надо». Его ответ: «Хорошо». И, намешав всего, он запятнал мою репутацию.

Почему я должен просить у Радика и по блату приезжать? Мы, что ли, не граждане России?!

Мне не нужен пиар. За десять лет Радик так и не смог меня обойти. Мы же молчим про то, как они на стадион бесплатно запускали студентов, как билеты продавали за полцены. 

Поэтому я никогда не ругался с ним. Меня народ и так любит. Почему нас на сегодняшний день не пускают в Башкирию?

У нас 2 апреля будет концерт в Стерлитамаке, говорят — не шуми, по-тихому всё проведи. В апреле (кажется, 26-27-го числа) у нас должен был быть концерт в Уфе в частном заведении. [Недавно] оттуда позвонили и мне сказали — есть распоряжение Фирдуса не пускать до октября. На каком основании? 

Радик также мне стал предъявлять, что я сначала был мишарином, а теперь стал татарином. 

То есть человек не знает истории и всё напутал. Мне хочется сказать ему — изучай историю. 

Еще раз Радик сказал, что я нарушил закон, что собрал людей в одном месте. Возможно, в этом вопросе следует слово дать ему, он хорошо знаком со штрафными санкциями. 

Всё намешали в одну кучу и не дают конкретных ответов [на поставленные вопросы]. 

Если я не прав, то пусть или министр культуры, или советчик Радик Юльякшин выйдут перед честным народом [в прямом эфире] и поговорим.

Пусть он ответит за свои слова и в студии назовет фамилии организовавших бандитизм. Мое сердце чисто, и я не люблю обманывать. 

«Мне же в упрек Радик поставил, что я сначала кричал “мишар”, а теперь, что татарин» 

Сколько концертов должно было быть в Башкирии? 

Всего должно было быть 80 концертов в Башкортостане. В одном районе мы ставим 5-6 концертов. 

Кто-то из представителей татарстанской власти позвонил вам после скандала в Башкирии? 

Здесь власти Татарстана ни при чем. Мы решаем [конфликт] только на законных основаниях.

После того как Радик перешел на личности и оскорбил меня, то в первую очередь проявил невоспитанность, неуважение к коллеге.

Меня тоже Салават абый ругал, критиковал, но ничего, общаемся. У нас же есть такое понятие, как воспитание, менталитет. Я никогда не переходил на личности и никого не оскорблял перед людьми. 

Сейчас я констатирую, что в Башкирии отменилось 80 моих концертов, меня решено запустить после октября. 

То есть после переписи? 

Кто как говорит. Я не политик. Кто-то говорит про перепись, кто-то — из-за Куштау. Но еще раз, мы никогда не ходили и не мутили народ. Наоборот, поднимали настроение людей. Все происходящее напоминает мне какой-то анекдот (мэзэк). 

Вы ждали защиты от других исполнителей? 

Еще раз, мне не нужна защита и поддержка от других певцов. Это затронуло лично меня. Тут и Ришат Тухватуллин не может вмешаться. У него свои концерты. Он сам приехал из Башкортостана, и ему самому неудобно [из-за происходящего]. И Анвару Нургалиеву стыдно. Они все не рады [происходящему]. 

Амина Шафикова пыталась разрулить проблему или нет? 

Нет никого ответа. Есть устное распоряжение — «не пускать Тямаева». Пусть скажут — на каком основании?! 

Вы сказали, что подали документы в прокуратуру? 

Да, передали. Во-первых, это жалоба, что меня ущемляют как гражданина Российской Федерации. Второе — это слова Радика Юльякшина. Этим занимаются юристы. Он пытается спровоцировать меня, говорит — «приезжай ко мне, будь мужиком», ждет, что буду с ним драться, скажу грязные слова в его адрес. Этого не будет. Каким бы горячим парнем я ни был, я остаюсь адекватным и держу себя в руках.

Как относитесь к начавшемуся в Башкирии отделению мишар от татар?  

Мне же в упрек Радик поставил, что я сначала кричал «мишар», а теперь, что татарин. Да, есть попытки разделения [татарского народа]. Мы знаем, зачем это. Всё, чтобы уменьшить число татар. 

Это нехорошее явление, деление на мишар. Мы мишарские татары. 

Мы — мишарские татары! Мы — патриоты. Поэтому я пришел на презентацию этой книги. Мы должны все участвовать в таких мероприятиях. Это большое дело. Мы должны раздавать людям эти книги.