Мадина Тимерзянова: «Татарская литература — святое, и все это понимают»

О работе Национальной библиотеки РТ после открытия книговыдачи, закупке топовых изданий, ресторане, наказании за порчу книг и ТикТоке рассказала директор Нацбиблиотеки Татарстана Мадина Тимерзянова в интервью Андрею Кузьмину.

Здравствуйте, Мадина Фатыховна! Расскажите, пожалуйста, о долгожданном событии, которое недавно произошло в Национальной библиотеке РТ.

В субботу, 20 марта, мы возобновили книговыдачу. Это было событие, которое важно не только для нас, но и для всей республики. За субботу и воскресенье у нас суммарно побывало 3902 человека. В понедельник пришло еще 700, а на следующий день уже около тысячи человек. И с каждым днем эта цифра не убавляется. При этом новых читательских билетов мы зарегистрировали уже более тысячи. 

Сейчас Национальная библиотека полностью функционирует в рабочем режиме?

Основной переезд состоялся, и мы в здании по адресу Пушкина, 86 ежедневно будем работать с 9 утра до 9 вечера до 1 апреля. После, когда наступит более теплый сезон, мы будем работать с 10 утра до 10 вечера, чтобы любой человек по удобному графику мог прийти в библиотеку. 

Помимо этого, у нас есть отдел краеведения, редких книг и рукописей, который находится на Карла Маркса. Там режим работы иной, приспособленный для нужд ученых и специалистов. Также большая часть книг и документов находится в арендованном помещении на улице Декабристов.

Неужели здания на Пушкина, 86 не хватает? 

Представьте себе, да. Но будет ведь восточный пристрой, который уже построен. Если смотреть прямо на фасад здания, то он будет справа сбоку, где прогулочная зона, которая является одновременно потолком хранилища. Там еще необходимо завершить строительные работы. После мы сможем перенести туда краеведческий фонд и архив на Декабристов. 

Но редкие книги и рукописи останутся на Карла Маркса. Туда же переедут типография и реставрация, личный архив Национальной библиотеки. Также туда из здания по улице Театральная переедет межрегиональный библиотечный книгообмен.

То есть мы не будем отказываться от здания на Карла Маркса, потому что не можем вобрать 15 тыс. кв. метров. 

На самом деле стратегически должны быть заложены книгохранилища на 50 лет вперед. Это европейский стандарт. 

Получается, уже сейчас любой желающий может прийти и взять почитать любую книгу с собой?

Да. Вы берете книгу в зоне абонента, фиксируете ее в автоматической выдаче и читаете где угодно. На руки можно брать до семи книг на период в 21 день. Если не успеваете прочитать, то можете позвонить в библиотеку или зайти на онлайн-ресурс и отсрочить возврат.

Интерес к чтению, рейтинг книг и татарская литература

Как вы считаете, сейчас интерес к чтению обычных книг, на примере Нацбиблиотеки, уходит или, наоборот, набирает обороты?

Интерес не угасает. Сейчас модно полагать, что телевизор никто не смотрит и все сидят в интернете. Но когда к нам приходит более тысячи человек в день, все само собой становится понятным.

А сколько эта тысяча берет с собой книг? 

Многие приходят и только смотрят, потому что не все книги можно взять с собой. Например, у нас есть зона классики, где на руки книги мы не выдаем. Но и принцип обслуживания там поменялся. Сейчас 50 тыс. книг находятся в открытом доступе, и такого раньше никогда не было. Но их можно читать только в библиотеке. 

Тогда что можно взять с собой?

Все, что находится в современной универсальной зоне. Книги для этой зоны мы закупали на президентский грант в 27 млн рублей благодаря помощи Рустама Минниханова. Тогда у нас появилась великолепная возможность закупить все лучшее, что вышло за последние годы. Было задействовано более 700 издательств. И мы закупали все то, что было в топе их продаж. К открытию мы даже успели купить последние десять экземпляров книги «Эшелон на Самарканд» Гузель Яхиной. Но сейчас их в библиотеке уже нет, потому что все разобрали. 

Будет ли у вас в библиотеке некий рейтинг востребованности книг и насколько он будет открыт для широкой публики?

Да, он появится, и с рейтингами сможет ознакомиться любой желающий. Мы будем мониторить самых читаемых авторов и какие жанры больше всего любят посетители библиотеки. Ведь согласно порядку формирования абонентского отдела ежегодно 5 процентов закупок должны освежаться. И нам в этом году предстоит закупить еще книг примерно на 6 млн рублей. 

Также сейчас мы отслеживаем то, что люди спрашивают, приходя в библиотеку, и пока не могут получить. Всю эту информацию мы фиксируем для закупки. Ведь наша задача — закупать то, что сейчас пользуется спросом. Сегодня цены на книги растут, а у нас есть возможность купить экземпляры, которые стоят и 2,5 тыс. рублей.

Как у вас проходит работа по информированию в онлайн-пространстве?

Мы сейчас активно работаем в соцсетях. С 30 августа у нас набралось уже более 15 тыс. подписчиков в Инстаграме и серьезная активность на сайте. От этого тоже был синергетический эффект, потому что мы мощно информируем читателей обо всех новинках и жизни библиотеки. Мы есть в Телеграме, и мы точно скоро будем в ТикТоке.  

Как обстоят дела с татарской литературой в библиотеке? 

С национальной литературой в библиотеке все в порядке. Ведь наша фундаментальная задача — закупать всё, что издается на татарском языке и о татарах в республике, России и по всему миру. По три экземпляра таких книг хранится в нас в фондах. Для этого существуют республиканские программы, благодаря которым закупаются татарские книги. Мы приобретаем их для себя и для раздачи муниципальным библиотекам. Ведь у нас еще есть научно-методический отдел, который работает с районными библиотеками и оказывает им методическую помощь. 

Поэтому именно о татарской литературе беспокоиться не надо, потому что это святое, и все это понимают.

А как с востребованностью таких книг? Сейчас ведь в районах читают меньше, чем в городах.

Мы провели анализ, и выяснилось, что в районах уровень читаемости татарской литературы очень высокий, для меня это было небольшим открытием. Там читают классиков и современную литературу. И я могу смело сказать, что татарская литература сейчас востребована.

Грант на оцифровку книг, новые сотрудники и библиотечная система

Как сейчас выстроен процесс оцифровки литературы?

Согласно распоряжению, мы получили дополнительно 2 млн рублей именно на оцифровку. Сейчас мы увеличиваем количество сканеров, но есть проблема, связанная с программой для сканирования, которая работает с 2009 года и уже морально устарела. Ее нужно обновить, что позволит большему количеству людей работать над обработкой. 

Либо нам нужно приобрести мощные сервера, чтобы отсканированное складировалась и ждало своей очереди или можно было работать параллельно. Как только мы освежим оборудование, у нас также могут брать книги для размещения на Новой электронной площадке РФ.

Сейчас туда книги не берут?

Пока нет, потому что мы недотягиваем до их качества и стандартов, но у нас неделю назад была встреча в Минкульте РТ, которую инициировала министр культуры РТ Ирада Аюпова вместе с сотрудниками Минцифры Татарстана, и мы сейчас рассчитываем расходы и обсуждаем необходимое оборудование. 

Сколько процентов из наших литературных богатств оцифровано?

Навскидку примерно 3 тыс. экземпляров. Пока речь идет о редких книгах и рукописях, и, помимо этого, литература, которая представляет особую ценность. Сейчас то, что подлежит оцифровке, определяет научный отдел, и все это делается по госзаказу.

В Доме Ушкова, где раньше располагалась Национальная библиотека, была своя атмосфера, но условия для работы были не очень хорошими. 

Как у вас сейчас условия работы? Набрали ли вы новых сотрудников?

Я понимаю тех сотрудников, которые в Нацбиблиотеке проработали по 30, а некоторые и по 40 лет. Они настоящие хранители истории, потому что Дом Ушкова как архитектурный памятник тоже подлежит хранению. Когда мы переезжали и выносили последнюю пачку книг из краеведения, эти библиотекари стояли со слезами на глазах. Они мне с такой любовью рассказывали, что и где находилось, а я их слушала и понимала, что они сейчас выговариваются.

На новом месте кардинально меняется принцип обслуживания, оно идет на 12 кафедрах. Если раньше был отдельно отдел художественной литературы или краеведения, то сейчас эти книги стоят на стеллажах в общем пространстве. И каждый сотрудник должен одинаково хорошо знать всю литературу, которая у нас есть. 

Если раньше люди спокойно приходили и брали книги через каталог, то сейчас в новом здании идет ошеломляющий поток людей. Конечно, сотрудники за время пандемии соскучились по работе, но мы же еще в течение года занимались переездами фонда. Ведь Дом Ушкова от пола до потолка был забит книгами. 

Чтобы это все отнести в машину, мы становились живой цепью и передавали это все из рук в руки. И спасибо волонтерам, которые нам помогали с переездом, но мы еще привлекали сторонние организации и грузчиков. Это была грандиозная работа.

Ирада Аюпова анонсировала изменения в библиотечной системе республики. Сообщалось, что в Татарстане появится возможность сдать полученную книгу в любую библиотеку, независимо от района. Эта система запущена уже?

Эта система готовится к запуску. На самом деле у нас уже есть системная интеграция, сейчас практически создан проектный офис на базе методического отдела, который входит в состав Нацбиблиотеки. Для того чтобы это окончательно запустилось, нужно сделать единые читательские билеты для всей республики. К этому нужно привести в соответствие правила пользования, которые должны стать едиными. Также нам нужно будет продумать, как обеспечить доставку книг.

И эта идея замечательная, потому что здесь возникает равный доступ ко всем книгам и библиотекам. Потому что обновление библиотек в районах оставляет желать лучшего.

А вдруг книга так и останется, например, где-нибудь в районе и пойдет по рукам?

Есть индикаторы эффективности работы: количество выданных читательских билетов и количество выданных книг. И мы очень заинтересованы, чтобы книговыдача была очень активной. 

Кстати, подробные правила пользования книгами размещены у нас на сайте. Все понимают, что если книгу унесли читать на дом, то она использоваться будет по-разному. Если книга будет сильно испорчена и дальше не годится для использования в библиотеке, то специальная комиссия определит, как человек может компенсировать урон.

То есть человек, испортивший книгу, будет выплачивать за нее полную стоимость? 

Я думаю, не реальную стоимость, а стоимость с учетом амортизации. Но если будут абсолютно злостные нарушители, которые испортят большое количество книг, то в крайнем случае стоимость книг будет у них изъята через суд.

Но у меня есть ощущение, что люди, которые приходят к нам в библиотеку, очень порядочные и в библиотеку вряд ли придет человек, не знающий цену книге. Безумная неделя открытия показывает, что молодые люди любят читать. Часто приходят студенты и старшеклассники.  

У меня болела душа за зону классической литературы. Но я каждый день поднимаюсь туда утром, в обед и вечером и вижу, что там сидит молодежь, и меня это радует. Я понимаю — наше будущее за такими ребятами, которые читают книги. Недавно услышала фразу, она меня очень зацепила: тот, кто читает книги, управляет теми, кто смотрит телевизор.

Ресторан, телевидение и дневники жителей районов

Я загуглил мнение аналитиков и увидел профессии, которые исчезнут в ближайшее десятилетие. На 4-м месте расположились журналисты, на 5-м месте — библиотекари. Журналисты исчезнут из-за скорости передачи информации, а библиотекари уйдут в прошлое из-за цифровизации и онлайн-доступа к книгам. Как относитесь к подобным прогнозам?

Отношусь иронично. Такие однозначные утверждения никогда не сбываются. Напомните — в каком году должны были умереть газеты? А телевидение, радио? Несмотря на появление онлайна, коммуникации между людьми никуда не ушли. И библиотекарь — это живая коммуникация. И сейчас люди продолжают приходить, брать книги, чтобы читать их вживую. 

Новое здание Нацбиблиотеки тоже создавалось как единое пространство коммуникации. Как и чем вы его наполняете?

Назову один пример: за последний месяц у нас прошло по 37 мероприятий в неделю. Это читательские клубы, языковые кружки, презентации книг, выставки и так далее. Также мы сделали экскурсии в наше закулисье. Люди приходят посмотреть, как устроено это инновационное пространство библиотеки. У нас здесь работает театр, идут постановки. В конференц-зале прошла презентация первого номера журнала «Казань». В общем, здесь проходит огромное количество самых разноплановых мероприятий. 

Перед вами стоит задача зарабатывать? Как вы реализуете этот пункт?

Безусловно, такая задача у нас есть. Это здание мы получили в оперативное управление буквально несколько недель назад. Сейчас идет активная фаза разработки прайсов. На чем тут можно зарабатывать? Есть огромный конференц-зал, который пользуется большим спросом, — это аренда. 

Также около 600 метров заложили под ресторан. Правда, для рестораторов есть определенные неудобства — это библиотека и здесь нет отдельного входа. У нас есть отличные видовые террасы — мы также будем их использовать.

Этот год объявлен в республике Годом родных языков и народного единства. Вы однозначно интегрированы в этот процесс. Как библиотека сегодня способствует сохранению и развитию родных языков?

Вся наша деятельность прошита этой работой. Вся работа нашего научного отдела связана с этой темой. Сейчас разрабатываем масштабный проект ко дню рождения Тукая — «Глобальный мир татарской книжности». Под этот проект мы получили грант, работаем совместно со специалистами из Нацмузея и других научных организаций. Но пока я не буду раскрывать архитектуру выставки. 

То есть каждое мероприятие вы будете анонсировать на ваших ресурсах?

Мы это делаем уже сегодня и обязательно будем анонсировать. Об этом все узнают. Помимо этого, идет оцифровка татарских книжных памятников. Вы знаете, в декабре прошлого года сотрудники научного отдела вместе с читателями, которые владеют арабским, хорошо знают татарский, начали переводить дневники людей, которые проживали в Арском районе.

Потом они переехали в другое место, учились там в медресе. В дневниках содержатся уникальные детали. Например, как у них раньше Сабантуй проходил, как их папа воспитывал. То есть жизнь обычных жителей нашей республики тех лет. 

Первый дневник был написан девочкой, родители которой эмигрировали, по-моему, из Актанышского района и оказались в Маньчжурии, в Китае. Она там обучается и описывает каждый день детским почерком. Что у них происходит с утра, как они встают, чем утром занимаются, как потом идут школу, что в школе изучают. Потом как из школы идут домой, пьют чай. То есть весь быт. Это, конечно, уровень очень маленькой девочки, но это такой срез жизни.

Мы ежемесячно возобновляем этот курс. Кстати, все эти отрывки публикуются, их можно почитать. Там указаны и авторы, и содержание всего переведенного на татарский язык. Также указаны те, кто нам помогал. Все они обязательно войдут в книгу, изданную типографией нашей Национальной библиотеки. 

Вы очень много лет отдали телевидению. Я тоже хорошо знаю, какая это гонка, какой калейдоскоп. Иногда вечером уже не помнишь, что с утра происходило. Библиотека все равно воспринимается в сознании людей как некая тишина, академичность. После стольких лет динамики, драйва каково вам было переключаться на вот эту якобы спокойную в нашем понимании работу?

Телевидение у меня начиналось со студии телевизионных программ. Там в заставке программы «Точка опоры» была скульптура «Хоррият», которая стоит напротив Национальной библиотеки на Пушкина, 86. И я подумала, что это знак. Может быть, когда-нибудь я себе скажу, что здесь спокойнее, чем на ТВ. Но сейчас так сказать нельзя. 

Обстановка в читальном зале должна быть тихой, спокойной, но за кулисами идет очень динамичная жизнь. Иногда с трепетом собираешь весь коллектив и волнуешься перед тем, как озвучить некоторые вещи, которые могут им не понравиться. Иногда могут возразить замы. Я их услышу, я найду аргументы. Когда общаешься с большим коллективом, собираешь их перед началом открытия, видишь много вопросов, но в глазах также видно понимание и желание двигаться. 

У всех есть понимание, что идет тектонический сдвиг. Все вышли из зоны комфорта, но они верят, они идут, они прислушиваются. Я им благодарна и признательна многократно. И если говорить о телевидении, язык общения у телевизионщиков другой. А здесь совсем другое общение. 

Позвольте мне еще раз вас поздравить. Пожелать, чтобы вы развивались, чтобы люди к вам ходили тысячами. 

Спасибо за то, что пригласили. И я тоже приглашаю всех в нашу библиотеку. Приходите, мы вас ждем. Национальная библиотека — это центр знаний и коммуникации.