Член Общественной палаты РТ о повышении пенсионного возраста: «Я готова поработать чуть больше, потому что я чувствую в себе такой потенциал»

Член Общественной палаты РТ и директор АНО «Институт молодежи» – об отношении молодежи к пенсионной реформе, рисках безработицы и способах достижения активного долголетия.

Добрый день, хотелось бы поговорить с вами как с представителем более молодого поколения о пенсионном законопроекте. Как вы относитесь к этой инициативе?

– В демографической структуре населения происходят изменения. Я считаю, что без реформы люди не смогут в дальнейшем выполнять свои пенсионные обязательства. У меня в семье две бабушки и один дедушка, и сейчас они уже находятся на пенсии. Мне как представителю более молодого поколения, конечно, хочется, чтобы у них была достойная пенсия, достойные меры социального обеспечения и поддержки активного долголетия. Для этого я готова поработать чуть больше, потому что я чувствую в себе такой потенциал. Я принимаю тот факт, что пройдет пенсионная реформа и она скажется на мне и моих родителях, но нельзя смотреть на этот вопрос однобоко и понимать под пенсионной реформой только повышение пенсионного возраста. Я считаю, что это разговор о более широких вещах. Пенсионная реформа должна в первую очередь подразумевать меры социальной поддержки для граждан пожилого и предпенсионного возраста, меры переквалификации для старших возрастных групп, чтобы они оставались востребованными на рынке труда. Для меня пенсионная реформа – это в первую очередь изменения в данных сферах, а уже потом повышение пенсионного возраста.

Люди предпенсионного возраста, например, переживают, что не смогут найти работу. Есть также мнение, что молодежь может потерять рабочие места.

– Если рассуждать с позиции современного человека, то моя позиция такая: если ты компетентен, если ты конкурентоспособен, если ты профессионал своего дела, то критерий возраста не является определяющим. Ты сможешь найти работу и в 25, и сможешь остаться на своей работе и в 55.

Есть еще один фактор. Существуют небольшие риски для молодежной безработицы. Сейчас молодым людям непросто найти работу. Корень этой проблемы заключается прежде всего в профессиональной ориентации молодежи. Безусловно, нужно разработать эффективную программу по профориентации. Возможно, это должна быть система стажировок или наставничества. Молодым ребятам, которые учатся в университете, зачастую не хватает практики. Когда они выходят из вуза без опыта работы и каких-либо практических навыков, то найти работу становится еще сложнее. Если молодые люди будут иметь, например, гарантию первого рабочего места или им будет оказана помощь в поиске работы, то ситуация с молодежной безработицей улучшится.

Что касается старшего поколения, то люди должны иметь какую-то гарантию, что их не уволят с работы, а также должна быть система переквалификации. Кроме того, необходима гарантия для работодателей. Возможно, надо вводить какие-то преференции для них в налоговое законодательство. Это позволит работодателям в дальнейшем продолжать трудовые отношения с людьми предпенсионного возраста.

Если говорить еще глубже о молодежном вопросе, то сейчас по законодательству молодыми считаются люди в возрасте 30 лет. Если мы будем повышать пенсионный возраст, может, нам стоит пересмотреть законодательство и считать молодыми людей до 35 лет? Тогда у них появится еще больше возможностей участвовать в программе господдержки в качестве молодых специалистов или в программе поддержки молодых семей.

Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы поменять отношение населения к пенсионной реформе?

– Конечно, нужно больше информации. Мы видели, как Топилин выступил для Общественной палаты, видели, как у нас здесь в республике прошло заседание комитета Государственного Совета РТ.

Как вы относитесь к предложению по поводу референдума? По вашему мнению, референдум в данной ситуации может быть проведен?

– Может или не может – это вопрос к Центральной избирательной комиссии.

Но, по-моему мнению, вопросы социально-экономической политики не должны быть предметом всероссийского референдума.  

А вы как гражданин России хотели бы, чтобы был проведен всероссийский референдум по данному вопросу?

– Фактически речь идет не только о повышении пенсионного возраста. Мне кажется, необходим комплекс мер по повышению качества жизни нашего населения и в особенности людей старшего поколения. И мне кажется, что если поставить однобоко вопрос на референдум о том, повышать или не повышать пенсионный возраст, и забыть про целый пакет социальных мер, которые могут быть приняты правительством, то это может быть не совсем корректно. Пенсионная реформа – это очень важный вопрос, который сейчас обсуждается с различными социальными группами на региональном, федеральном и местном уровнях.

По вашему мнению, могут ли быть какие-то альтернативы?

– Альтернативы могут быть в форме проведения реформы. Если мы посмотрим зарубежный опыт, то увидим, что разные государства приходили к этому по-разному, у кого-то пенсионный возраст у женщин и мужчин не отличается, у кого-то чуть больше разница, у кого-то чуть меньше. И этот опыт стоит внимательно изучать.

Как вы оцениваете поддержку населением пенсионного законопроекта?

– Я не скажу, что все «за», конечно же, нет. Согласно опросам ВЦИОМ, повышение пенсионного возраста очень сложно воспринимают граждане, падает доверие к некоторым государственным институтам. Все происходит из-за недостатка информации. Сказали, что это будет, граждане испугались и, конечно же, додумали по-своему, как это может быть. Возможно, каких-то авторитетных мнений не хватает в информационном поле.

– А как вы относитесь к дискуссии, которая обсуждается по поводу отношения Владимира Путина к пенсионной реформе? Он сказал, что ему не нравится никакой из вариантов пенсионной реформы.

– Это показывает, что внесенный проект стоит более тщательно разработать. И глава государства подтверждает это. Его слова – это толчок и импульс для того, что выносить на обсуждение граждан более проработанные решения. И тогда будет правильное восприятие и поддержка тех или иных перемен.

Получается, что основная масса недовольства исходит от людей предпенсионного возраста, которые, например, в следующем году планировали выйти на пенсию.

– Да, они готовились выйти на пенсию, строили свои планы, возможно, хотели помочь с внуками. Есть процент людей, которые дальше планировали работать, есть те, которые хотели как-то по-другому построить свою жизнь. Поэтому очень важно, чтобы этот переход был плавным. Конечно, продолжительность жизни сейчас изменилась, жизнь стала более динамичной, наши бабушки и дедушки хотят быть более активными. Но люди разные: кто-то хочет остаться на работе, а кто-то по состоянию здоровья просто не может продолжать свою трудовую деятельность. Поэтому подходы к ним должны быть совершенно разными.

– Глава Минздрава Вероника Скворцова сказала, что люди смогут жить по 120 лет. Опять же предполагают, что пенсионная реформа может привести к долголетию. Как вы на это смотрите?

– Мне кажется, что если мы только повысим или понизим пенсионный возраст, то активное долголетие не наступит. Ведь активное долголетие зависит и от того, как ты относишься к своему здоровью. Сейчас молодежь делает вклад в свое активное долголетие, но ведь это вопрос не односекундный. Необходимо заботиться о своем здоровье, планово проходить медицинский осмотр, иметь возможность диспансеризации. Это комплексное решение, которое зависит не только от человека, но и от государства. Если поднимут пенсионный возраст и человек не будет заботиться о своем здоровье, то это не приведет к активному долголетию. Если будет пропаганда здорового образа жизни, реализация планового обследования, то это приведет к какому-то результату.


Яна Сирюкова, член Общественной палаты Республики Татарстан, генеральный директор АНО «Институт молодежи». Координатор ряда молодежных образовательных проектов.

Закончила в 2014 г. КФУ, Институт социально-философских наук и массовых коммуникаций, в 2017 г. аспирантуру по направлению подготовки «Политические науки и регионоведение».